Библиотека Фанфиков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Библиотека Фанфиков » Архив » Рита Аввелан и книга смерти


Рита Аввелан и книга смерти

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

©http://tangro.narod.ru/rita.html
Авторы:Her Infernal Majesty (sinika@orel.ru)
Название: Рита Аввелан и книга смерти
Бета:отсутствует
Жанр:приключения, романтика
Рейтинг:PG-13
Размер:макси (очень макси)
Это продолжение Рита Аввелан и магические артефакты. Выкладываю по просьбе  МаЛыШкИ.
Глава 1

Вилле сидел на подоконнике, рассеянно гладя на разражавшееся последними снегопадами небо. На его черном фоне в совсем не плавном и не легком полете мимо окна проносились тяжелые мокрые бесформенные хлопья, ударяясь об землю и тут же смешиваясь с грязно-белой массой.
Была уже глубокая ночь. Замок спал, и Вилле все так же рассеянно, как и смотрел за окно, прислушивался к его густой тишине. Он отгородился от комнаты, задернув штору и с ногами забравшись на подоконник. Теперь с одной стороны было черное от неба стекло, с другой - сама по себе черная тяжелая портьера. Было холодно - из щелей рамы тянулись сквозняки, правую руку жгло ледяное стекло. Вилле отстранился от стекла и потер заледеневшее плечо. Локтем временно потерявшей нормальную подвижность из-за гипса руки он задел стекло, тут же недовольно задребезжавшее. Вилле тихо ругнулся и осторожно отодвинул край портьеры, чтобы убедиться, что он не разбудил Риту. Она спала на его постели - в последнее время они перестали делить комнату на две половины - каждый спал, где хотел, а иногда и вместе; повернувшись к нему спиной, свернувшись в клубок и до самого носа зарывшись в одеяло.
Вилле вздохнул и снова задвинул штору, оказавшись наедине с прозрачной перегородкой между комнатой и зимой... Уже осторожнее, чтобы не задеть ее, Вилле снова потер плечо, потом облокотился о стенку и прикрыл глаза, откинув назад голову.
Тихие шаги, раздавшиеся за его импровизированной загородкой, он услышал не сразу, и только когда штора со скрежетом отъехала в сторону, он обнаружил, что перед ним стоит Рита. И все-таки невольно вздрогнул, на миг почувствовав обжигающий укол испуга.
- Вилле, ты чего? - она удивленно посмотрела на него. - Что ты здесь делаешь?
- Сижу... - вздохнул он.
- А почему не спишь?
- Не хочу...
- Скажи, скорее, что не можешь...
- Да, наверное... - он снова посмотрел за окно, сощурившись от рябивших снежинок.
- Идем... - она потянула его за ремень джинсов. - Давай, слезай отсюда... Холодно же...
Вилле послушно съехал с подоконника и только сейчас почувствовал, как он замерз. Тело невольно пронизала дрожь, которая через ладони Риты, лежащие на его плечах, передалась и ей.
- Замерз?
- Ага...
- Ну идем, ложись... Хочешь, погрею?
Вилле лег на кровать, чувствуя замерзшей спиной неожиданно приятное мягкое и уютное тепло. Рита молча придвинулась ближе к нему и уткнулась ему куда-то в шею, под уже немного отросшие светлые пряди волос.
- Рита...
- Ты боишься... - вдруг тихо проговорила она.
- Что? - не понял Вилле.
- Ты боишься. - Уже уверенно повторила Рита.
- Почему ты так решила?..
- Не знаю... Просто я чувствую, что тебе страшно... Очень.
- Да... - Вилле немного помолчал. - Я боюсь...
- Что же нам делать? - спросила она, рискуя вновь развязать разговор, уже столько раз имевший место быть между ними и не приводивший каждый раз ни к чему.
Он повернулся к ней. Нахальные и живые раньше глаза его стали теперь тусклыми и измученными... Или ей только так казалось? Трудно было понять, что на самом деле у него сейчас творится в душе...
- Я не знаю... - прошептал он. - Не знаю...
- Может, все обойдется?
- Рита... Дело в том, что они... они имеют полное право на это... Ты же прекрасно понимаешь это... - вздохнул Вилле. - Ты видела, что там произошло...
- Но тогда он бы убил нас!..
- Само собой... Но доказать это никак не получится...
- Но и доказать то, что он мертв, тоже ведь нельзя! Тело исчезло...
- Исчезло... Вот это и странно... Само ж оно уйти не могло...
- А вдруг могло? - прошептала Рита. Вилле округлил глаза и приподнялся на локте.
- Ну это уж слишком! - он не сдержал улыбки. - Тело кто-то похитил, это ясно... Не беспокойся, само... сам он не смог бы уйти. Я не знаю ни одного заклинания, которое смогло бы оживить мертвого.
- А может, он был не мертв?
- Ну вот... А ты еще говорила, что ту меня паранойя! - хмыкнул Вилле.
- А вдруг? Вдруг они... они поняли, что он жив и забрали, надеясь...
- Кто - они? - прервал Вилле.
- Ну... Помощники его... Ты же говорил, что он не один действует... Но только вот как они смогли все это провернуть?
- Ага, ты еще спроси, как Дориан умудрился проникнуть в замок...
- Ну одно дело Дориан, а его сообщники - совсем другое...
- Мы уже разговаривали об этом с Дракулой...
- Да, я помню... Там никого не было... Ни одного человека... А Дориан все равно исчез...
- Незавидная у нас ситуация, - вздохнул Вилле. - И тупиковая... Даже догадок никаких нет...
Рита снова зарылась ему в пушистые волосы, зажмурив глаза и жарко дыша ему в шею.
- Хуже всего - это когда не знаешь, чего ждать... - тихо, словно сам себе, проговорил Вилле. - Ты права... Я боюсь...
Рита только сильнее стиснула руки, обнимая его. Что ей говорить - она не знала, и поэтому просто молча прижималась к его озябшему телу, надеясь передать ему хоть немного своего тепла. Вилле чуть поворочался, устаиваясь поудобнее и замолк. Рита почему-то с тоской смотрела на его спину, обращенную выступающим хребтом к ней, чуть вздымавшуюся от его дыхания. Вилле, словно почувствовав ее взгляд, через минуту снова повернулся к ней, задумчиво вглядываясь в ее лицо.
- Согрелся? - зачем-то спросила Рита, поглаживая рукой его чуть напряженный, твердый живот, задевая рукой большую пряжку-сердце на ремне его чересчур уж низко спущенных на бедра кожаных джинсов.
- Ага... - он чуть придвинулся к ней, поцеловал в лоб, а потом попытался найти и ее губы, но она отвернулась от него, не позволяя ему этого.
- Не надо...
- Почему?.. - спросил Вилле.
- Просто... не надо...
- Ты всегда так говоришь... А на самом деле... - он, чуть приподнявшись, посмотрел на нее сверху. Глаза его снова загорелись.
- Вилле... ну пожалуйста... Когда ты так смотришь на меня, мне становится не по себе...
- Что? - он удивленно вскинул брови.
- Да...
- Хорошо... - вздохнул он с чересчур уж наигранным расстройством и снова опустился в подушки.
Повисла тишина, нарушаемая лишь их тихим дыханием.
- Вилле... - тихо позвала Рита.
- Что? - он даже не шелохнулся.
- Чего ты?
- А что такое?
- Обиделся?
- Нет...
- Ну я же вижу... - Рита за подбородок повернула его голову к себе и откинула у него со лба пряди светлых волос, падавших на глаза. - Тебе бы постричься...
- Не хочу...
Рита продолжала смотреть в его лицо, а он, словно нарочно, закрыл глаза, чтобы она не видела его взгляда.
- Вилле... Прекрати...
- А что я делаю не так? - спросил он все так же не открывая глаз. Рита бережно приподняла рукой его голову, безвольно откинувшуюся назад на расслабленной шее. Рита обожала, когда он вот так словно внезапно ослабевал, напуская на себя блаженную, фальшивую, но хорошо сыгранную истому. И он прекрасно знал это, чем часто и пользовался...
- Вилль, - она не сдержала улыбки. - Ну перестань...
Она потрясла его за плечо, но он, хоть и сам с трудом сдерживал улыбку, даже не шевельнулся. Все попытки Риты растормошить его ни к чему не привели, и только когда она, все-таки сдавшись, чмокнула его в яркие губы - чего он и добивался всем этим своим спектаклем - улыбнулся и открыл глаза, лукаво и самодовольно сощурившись. Взгляд его явно требовал продолжения, но Рита на этот раз нашла в себе силы ему не поддаться. Она приподнялась над ним, внимательно разглядывая его немного удивленное лицо, раскинутые руки и разметавшиеся по лбу светлые пряди.
- Ты похож на ангела со сломанным крылом... - чуть улыбнувшись, тихо проговорила она.
- Что? - брови вразлет изумленно дернулись вверх.
- Нет, правда... Похож... - она снова опустилась на складки одеяла, не спуская с него глаз, все вбирая в себя его образ, такой, каким она его видела и хотела запомнить. Грустный взгляд, тихо вздымающаяся от дыхания грудь, четко выделявшаяся на черных простынях его белая кожа, которая словно светилась в темноте... Сломанная рука и правда словно крыло ангела...
- Ммм... Ну хорошо... - мурлыкнул он, а потом уже сам придвинулся к ней, порыскав вслепую губами по ее плечу. Прижавшись к ней, замер и затих, только едва ощутимо обдавая ее кожу потоками теплого воздуха.
- Все будет нормально... - прошептала Рита. - Не бойся... Не думай об этом...
Ответом ей послужил только его тихий вздох. Он поворочался, устраиваясь поудобнее и нашаривая одеяло. Наконец, наткнувшись на него загипсованной рукой, натянул его до самого подбородка и утопил щеку в подушку.
- Все, спи... - Рита погладила его по плечу, потом, взмахнув рукой, задернула шторы. Комната погрузилась во тьму…

***

- Вилле… Вилле, просыпайся… - Рита осторожно потормошила сладко спящего парня. Но он вздрогнул, словно от удара, резко вдохнул и явил миру чистые и влажные изумрудные глаза, немного озадаченные и очень-очень сонные.
- Что… Ааа… да, доброе утро… - наконец сориентировался он, натянуто улыбнулся и вновь уронил голову в подушку.
- Пойдешь сегодня на занятия?
- Да…
- Надо же… С чего это? Ну вставай тогда…
- Ага… - Вилле потянулся, разминая суставы, сел на постели, тихо ругаясь и потирая онемевшее правое плечо.
- Что такое? - Рита обернулась к нему. - Рука?..
- Да нет, все нормально… Вечно ты во всем ищешь угрозу для моей жизни, - улыбнулся он.
- А ты вечно сам себе ее создаешь, - парировала она, подходя к окну и отдергивая шторы. Вилле зажмурился - свет, хоть и тусклый, неприятно ударил в глаза. На улице стоял густой туман - ничего не было видно в грязно-белой завесе, а ущербное солнце едва-едва обозначалось на небе желтоватым расплывчатым кругом.
- Кстати... Когда тебе этот гипс снимут? - нахмурилась Рита.
- Не знаю, - Вилле пожал плечами. - Не скоро... Он достал уже... Тяжелый такой...
Рита только вздохнула и вновь повернулась к окну.
- Погода отвратная какая… - скривилась Рита. - И холодно…
- Скоро весна... - зачем-то сообщил Вилле, потом поднялся с постели, пытаясь пригладить рукой стоящие дыбом всклокоченные волосы.
- Говорю же, подстригись, - хмыкнула Рита, видя его мучения.
- Так раньше у меня еще длиннее волосы были... Кстати... наверное... - не договорив, он подошел к зеркалу, придирчиво рассмотрел встопорщенный затылок, что-то бормоча себе под нос, покачал головой, и, отчаявшись привести свою прическу в более-менее нормальный вид, тряхнул волосами, еще больше раскидав светлые пряди.
Через двадцать минут они уже спустились в обеденный зал. Вилле уселся за самый дальний стол у стены, подпер рукой голову, безо всякого аппетита разглядывая стоящие перед ним тарелки.
- Почему опять не ешь ничего? - проговорила Рита, в отличие от него, поспешившая уже наполнить свою тарелку едой.
- Не хочу…
- Спать не хочешь, есть не хочешь… Ну что с тобой творится? - вздохнула Рита.
- Протест выражаю… - издевательски скривился он.
- Против обвинения? И первый шаг - довести себя до голодного обморока? Думаешь, поможет? Ну поешь чего-нибудь… Пожалуйста…
- Меня тошнит...
- Ну Вилле... Ты уже второй день ничего не ешь, сколько можно?
- Да я правда не хочу...
- Ох... Что же мне с тобой делать...
- Уже ничего не сделаешь, - вздохнул Вилле и задумчиво запустил пальцы в волосы.
- И сколько ты еще планируешь продолжать свою голодовку?
- Это не голодовка...
- Ладно... Я вижу, уговаривать тебя бесполезно...
- Наверное... - вздохнул Вилле, лениво подцепил рукой высокий стакан и сделал глоток. Рита только пожала плечами и принялась за свой завтрак.

- Что у нас сейчас? - спросил Вилле, вслед за Ритой выходя из обеденного зала.
- Забыл? Демонология, - хмыкнула Рита.
- Оу... Только не это...
- С чего это вдруг? Это же всегда было твоим любимым предметом.
- Ну да... - вздохнул Вилле.
- Тогда в чем дело?
- Да ни в чем... - он пожал плечами и направился в сторону кабинета демонологии.
Они вошли в аудиторию почти перед самым звонком. Дракулы в кабинете еще не было. Вилле и Рита, по своему обыкновению уселись за самый дальний стол полутемной аудитории. Прозвенел колокол, и почти сразу вошел Дракулы. Его взгляд скользнул по студентам и остановился на Вилле. Лицо сразу приобрело до предела удивленное выражение. Однако он быстро взял себя в руки, поздоровался с классом и сел за стол.
- Сегодня у нас контрольная по оборотням, - холодно произнес он, мельком глянув на Вилле. - Спрячьте учебники... Сейчас я раздам вам листки с вопросами...
Повинуясь жесту Дракулы, с его стола вспорхнула стопка листов и разлетелась по партам. Вилле скользнул взглядом по заданию Риты.
- Вот черт... Я не учила ничего, как на зло! - шепнула Рита. Вилле только хмыкнул - к нему, само собой, листок не прилетел, потому что писать он не мог из-за сломанной руки.
- Подожди... - Вилле еще раз заглянул в ее листок. - Смотри... Первый вопрос... Э-э-э... Структура стаи оборотней... Сейчас... Ага... Давай, пиши, - Вилле наклонился к ней ближе и зашептал, - В стае оборотней вожаком обычно является оборотень, который стал таковым посредством магии, рождения или проклятия - то есть, он представляет собой первичную проклятую кровь. Такой оборотень называется Альфа. Остальные члены этой стаи называются Бета-оборотнями, потому что укушены Альфа-оборотнем и несут в себе его проклятую кровь... Вот...
- Откуда ты знаешь?
- Знаю, знаю... - заверил Вилле. - Пиши.
Рита, пожав плечами, быстро записала ответ на вопрос.
- Так... Второе... - Вилле взял листок, задумался, что-то вспоминая. Дракула, взглянув на этот беспредел, только покачал головой и снова вернулся к своим записям. - Второй вопрос... Записывай... "у жертвы, если только она не вкусит человеческой крови, еще есть надежда на спасение, то есть проклятие можно снять. Если Альфа-оборотень погибает от рук Беты, проклятие с Бета-оборотня снимается. При этом нужно помнить, что независимо от того, был ли Бета-оборотень укушен другим Бета-оборотнем или Альфа-оборотнем, для снятия проклятия нужно убить Альфа-оборотня - источника проклятой крови. Интересное замечание: благодаря тому, что у Альфа - и Бета одна кровь, Альфа не может причинить физического вреда Бета-оборотню своей кровной линии, потому что одновременно с этим он причинит самому себе точно такой же вред. Но если Бета-оборотень будет убит или ранен кем-то другим, Альфа-оборотень не пострадает. При охоте на оборотня нужно прежде всего обратить внимание на личность предполагаемого человека-оборотня."
- Вилле... - Рита удивленно посмотрела на него. - Я тебя не узнаю...
- Давай-давай, записывай! - хмыкнул он.
Рита послушно заскрипела ручкой.
- Так... Третий вопрос я сама вроде помню... - пробормотала она. - Признаки ликантропии... Ну, это легко... "необходимо обращать внимание на такие признаки в поведении, как повышенная импульсивность, агрессия, стремление к насилию, беспричинная ярость, бессонница, беспокойство и иные признаки необычного поведения"... Да?
- Ага...
- Вильгельм... Хм... Простите... Мистер Вало... - поправился Дракула, вспомнив, что они с Вилле тут не одни, а в присутствии еще двух десятков человек. - Я бы попросил вас не мешать мисс Авеллан...
Вилле, похоже, не обратил на его слова ни малейшего внимания. Дракула махнул на них рукой и принялся делать какие-то пометки в своем журнале.
- Ну вот, видишь... - произнес Вилле. - Осталось всего четыре вопроса... Четвертый... "Оборотни не подвержены старению и физическим заболеваниям благодаря регенерации тканей. Поэтому они практически бессмертны. Однако их можно убить, смертельно ранив в сердце или мозг, или, например, через повешение и удушение"...
- Отлично... - Рита отложила один исписанный листок и взяла еще один. - Так... что у нас дальше... Рита быстро (с помощью Вилле, само собой) ответила на остальные вопросы и отложила два исписанных листа.
- Когда ты успел все это выучить? - шепнула она Вилле, рассеянно накручивавшего на палец прядь волос.
- Я не учил...
- А откуда тогда ты все это знаешь! Ты ведь даже не был на этом уроке!
- Не был... - он пожал плечами.
- А с чего тогда такой повышенный интерес к оборотням?
- Мистер Вало! - раздался голос Дракулы. Вилле осекся и вскинул голову. - Подойдите ко мне.
Вилле со вздохом поднялся и подошел к преподавательскому столу. Дракула о чем-то тихо, чтобы никто не слышал, говорил ему, а Вилле почему-то все больше мрачнел. Вскоре прозвенел колокол. Рита сдала свою работу и вышла в коридор, ожидая Вилле - они с Дракулой все еще о чем-то говорили. Через пять минут Вилле тоже вышел в коридор, закидывая рюкзак на плечо.
- Что он тебе сказал?
- Ничего... - буркнул Вилле.
- Как это - ничего?
Вилле промолчал.
- Да что такое? Ты можешь мне сказать?!
- Я еще и сам не знаю... Он мне сказал только, что начато расследование... - убитым голосом сообщил Вилле.
- Как... То есть теперь...
- Да, теперь уже точно это не пройдет так просто... За меня взялись всерьез...
- Но ведь... Ведь может, это наоборот хорошо, что они взялись копаться в этом деле! Смотри... Тебя могут оправдать, если они примут к сведению, что Дориан сам убийца и преступник... К тому же его тело исчезло... Может, это к лучшему?
- Я не знаю... Дракула мне ничего по этому поводу не сказал...
- Да ладно... - Рита взяла его руку. - Нормально все будет... Идем... Что у нас дальше? - Рита достала из заднего кармана джинсов сложенный листок с расписанием. - Звероводство... Кстати, Адамс обещал нам что-то грандиозное...
- Главное, чтобы без шерсти... - скептически отметил Вилле.
- Надежда умирает последней... - Рита свернула в узкий коридор, ведущий ко входу в катакомбы. - Кстати... Вилле, ты знаешь, что нам собираются ввести новые предметы?
- Ну и какие же?
- Теорию темных сил... Впрочем, это еще одна разновидность истории, я думаю... Скукота... И еще - высшую черную магию... Это все, конечно, только у темных будет... И то, говорят, не у всех...
- Высшую темную магию? Хм... Но зачем? И в каком смысле - не у всех?
- Ну, ты-то точно первый претендент на эти дополнительные уроки... Профессора говорят, что этим будут заниматься те, у кого к этому дар... Представь только... Некромантия, магия Вуду... Ну и еще там много чего...
- Я что, похож на некроманта? - хмыкнул Вилле.
- Нет. Но может, у тебя действительно есть к этому дар?
- А зачем мне, интересно, магия Вуду? - продолжал рассуждать Вилле. - Зомби на плантациях мне точно не понадобятся...
- А я бы пошла на эти занятия, - пожала плечами Рита. - Мне больше по душе именно это, чем история или звероводство...
- Берегись!!! - раздался неожиданно хриплый вопль прямо перед ними, едва им стоило войти в коридор. Вилле испуганно шарахнулся в сторону, Рита же хладнокровно осталась стоять на месте. Мимо них с грохотом пронесся Сэр Брэндон Гамильтон Холен - младший, знаменитый на всю школу скелет - сатанист. Однако, увидев Вилле и Риту, он резко затормозил, и, гремя костями по каменному полу, подскочил к ним.
- О! Приветствую вас, дорогие мои ученики! Как ваши дела?! Знаете, я жду не дождусь своего первого урока! А как насчет вас?
- Что? Какого урока? - нахмурилась Рита. Вилле наконец рискнул отойти от стенки, к которой прижался, избегая столкновения со скелетом.
- Как?! - скелет аж подпрыгнул. - Вы еще не знаете?! Я ваш будущий преподаватель! Меня только что назначили!
- И какого же предмета? - севшим голосом спросила Рита. Перспектива уроков с этим психом ее совсем не прельщала.
- Теории темных сил, само собой!!! - от радости будущий преподаватель едва не прыгал. - Наше первое занятие состоится уже на следующее неделе!!! Пойду предупрежу остальных учеников!!!
- Да, да... Конечно, они будут очень рады! - Вилле не смог скрыть сарказма, но скелет этого не заметил, и, отсалютовав им, сорвался с места и унеся вверх по лестнице.
- Ну вот... Только этого не хватало, - протянул Вилле. - Ну чего ему неймется? Сидел себе, сидел в своих катакомбах, и на тебе...
- Да... Чувствую, будет весело... - вздохнула Рита. Гулкий топот скелета как раз затих на лестнице. Рита и Вилле наконец добрались до аудитории Адамса.
- Темнотень какая... - Вилле, поминутно рискуя споткнуться обо что-нибудь в кромешной темноте, пробрался в кабинет. - Да что такое?
Он взмахнул рукой в расчете на то, что здесь окажутся хотя бы свечи, которые можно будет зажечь. И действительно, в напольных канделябрах тускло загорелись несколько огоньков.
- МИСТЕР ВАЛО!!! - тут же послышался истерический визг, по которому они узнали профессора Адамса. Вилле подскочил от неожиданности.
- Потушите немедленно!!! - завопил он, вбегая в кабинет. Вилле как зажег, так и потушил свечи, недоумевая, с чего это у Адамса такая паника.
- Извините, профессор, а в чем дело? - спросила Рита, когда он появился в поле их зрения, ограничившемся из-за темноты всего каким-то полуметром.
- Никакого света! Ни в коем случае!!! - все еще тяжело дыша от быстрого бега, вскричал Адамс.
- Почему?
- Потому что вы разозлите ее!
- Кого? - не понял Вилле.
- Горгулью!
- Ко-кого?! - опешила Рита.
- Горгулью, мисс Авеллан, горгулью! Они не выносят такого света!
- А... хм... урок будет проходить в такой темноте?
- Нет-нет, заниматься мы будем в другой аудитории. Сейчас она спит, само собой, а ночью вы придете сюда еще раз, когда она проснется, и она согласиться показаться вам.
- Если мы согласимся смотреть на нее, - буркнул Вилле. Адамс пропустил его слова мимо ушей, и, подойдя, взял Вилле под руку.
- Идемте, мистер Вало, я провожу вас в аудиторию, где мы будем заниматься... Идемте, идемте... Скоро подойдут остальные... Кстати, как вы себя чувствуете? - участливо спросил он. - Как ваша рука?
- Нормально... - Вилле удивленно и даже несколько испуганно скосил глаза на Адамса, но покорно пошел за ним. Рита, зажав ладонью рот, изо всех сил старалась подавить истерический смех. Вскоре они вошли в аудиторию, в которой уже сидели несколько студентов. Вилле был рад наконец-то освободиться от Адамса и чуть ли не бегом бросился к самому дальнему столу. Рита села рядом.
- Ну, хотя бы тебе будут обеспечены отличные оценки по звероводству, - она одобряюще похлопала Вилле по плечу, хотя с трудом сдерживала смех.
- Ну спасибо, утешила, - скривился Вилле.
Через несколько минут в кабинете собрались остальные ученики.
- Добрый день, дорогие мои! - улыбнулся Адамс, вставая из-за своего стола. - Я обещал вам кое-что особенное на прошлом уроке... И я сдержал слово! Сегодня мы познакомимся с поистине великолепными, но очень опасными... созданиями. Хм... Скажите мне пожалуйста, дорогие мои, что вы знаете о горгульях? По классу прокатился ропот, многие уставились на Адамса с ужасом на лицах.
- Как? Никто ничего не знает?
- А разве они еще остались в мире? - раздался чей-то удивленный голос.
- Да, конечно! Но их очень мало... Они почти исчезли... И к сожалению, вскоре могут исчезнуть совсем - не осталось больше их выводков...
- Но они же не относятся к магическим животным!
- Не относятся, - кивнул Адамс. - Их вообще трудно отнести к какому-либо виду... Но изучают их, дорогие мои, почему-то именно на моем предмете... - Адамс зашуршал какими-то листками на своем столе. - Ну, приступим к рассказу об этих интереснейших существах...
Вилле сложил на столе руки, и, то ли случайно, то ли нарочно (скорее второе), грохнул по нему своим гипсом. Все резко обернулись на него, но тот, даже не обратив на это никакого внимания, уронил на руки голову с явным намерением подремать на таком увлекательном, по мнению Адамса, уроке. Рита пожала плечами и вновь обратила взгляд на Адамса, с растерянным лицом взирающего на полулежащего на парте Вилле, придя в полное расстройство от такого его равнодушия.
- Ну так вот... - продолжил он, обиженно надув губы. - Что вам необходимо знать о горгульях... Они - почти люди. Каждая из них - отдельная неповторимая личность. Появились горгульи еще очень давно, а если быть точнее, они не появились - их создали. Кем и когда - неизвестно, но это был могущественный маг... К сожалению, его имя давно утеряно... Впрочем, некоторые старые горгульи еще, возможно, помнят своего создателя... А созданы они были для охраны людей. В каждом городе с людьми жили горгульи, защищавшие их от врагов. Жили они обычно на стенах замков, на выступах скал... Потому что живые существа они - только ночью. Днем они обращаются в камень... И тогда они становятся беззащитны. Но зато ночь, когда они просыпаются, мало кто может справиться с ними... Даже самые смертельные раны заживают на них, стоит им обратиться в статую, и к следующей ночи они снова невредимы. Дети появляются у них из яиц, которые долгие годы лежат в гнездах, чаще всего, устроенных для горгулий людьми. Живут горгульи очень долго, по нескольку веков. Еще они любят, очень любят кровь. Но только не надо путать их с вампирами. В отличие от них горгульи не нуждаются в ней как в источнике для поддержания жизни...
Сегодня ночью вам удастся пообщаться с одним из представителей этого благородного племени... В полночь я буду ждать вас в этой аудитории. Надеюсь, придут все. Иначе вы многое потеряете! А теперь запишите то, что я вам рассказал, пожалуйста... И порошу вас к следующему уроку все это выучить. Если вы найдете об этих существах какой-либо интересный материал, это только приветствуется...
Остаток урока они провели, записывая лекцию о горгульях, а Вилле так и пролежал на парте до самого звона колокола, нимало не заинтересовавшись исчезающими с лица земли защитниками людей.
- Пойдешь сегодня ночью к Адамсу? - спросила Рита, когда они выходили из подземелья.
- Не знаю... - он пожал плечами. - Может, схожу...
- Я пойду... Хочется посмотреть на нее...
- Ну хорошо, - вздохнул Вилле. - Пойдем вместе...
- Сейчас перерыв... Не хочешь пойти поесть? - с надеждой спросила Рита.
- Нет... Как-то не хочется...
- Да что же это такое?! - возмутилась она. - Прекрати уже, а?! Или у тебя диета? Куда ж тебе еще худеть?! - Рита картинно всплеснула руками. - Да нет, - он досадливо поморщился. - При чем тут это? Просто мне кусок в горло не лезет...
- Не лезет - будем запихивать! - угрожающе произнесла Рита, старательно не замечая отчаянья, появившегося на лице Вилле. - Да ладно, не пугайся, - вздохнула она. - Я ж просто о тебе беспокоюсь...
Остаток дня прошел безо всяких событий, если не считать того, что Вилле едва не выгнали с практической магии за то, что он просто посмел на нее явиться. Лайт после всего случившегося непонятно почему так озлобилась на Вилле, что просто не давала ему прохода. Салливан и то лучше относился к нему, чем теперь Лайт. Но а чем была вызвана такая перемена - оставалось только догадываться.
На обед Вилле опять идти отказался, и Рита, уже отчаявшись его переубедить, отправилась в обеденный зал одна. Там он между делом встретила Марка, который попросил помочь ей с проектом по артефактам, и Рита, помня, сколько раз он сам ей помогал, согласилась, хоть и с неохотой... Потом они с Марком так и остались в его спальне делать остальные уроки... Потом пошли на ужин... В общем, в комнату она вернулась только к вечеру.
- Вилль, привет, я при... - Рита осеклась и так и осталась стоять на пороге с открытым ртом, вцепившись в дверную ручку.
- Ну заходи, чего ты? - улыбнулся Вилле, тряхнув копной темных длинных волос, шокирующее неожиданно вернувших свой естественный вид и цвет.
- Опять?! - только и смогла воскликнуть она. - Я на тебя поражаюсь... Ну ты даешь... Хамелеон какой-то... Когда ты успел?!
- Ну... - Вилле прищурился. - Сидел я тут, сидел, ждал тебя, мне стало скучно... Вот я и подумал, что хочу сменить прическу, потому что та мне надоела и захотелось чего-то новенького... - пространно разъяснил он.
- Хм... "Немного магии"? - улыбнулась Рита, вспомнив когда-то давно сказанные им самим слова. - Я уже отвыкла от такого твоего вида... - она подошла к нему, запустила обе руки в его роскошные локоны и пропустила их через пальцы, упиваясь приятными ласкающими прикосновениями мягких упругих кудрей.
- Ну так привыкнешь, - улыбнулся он. - Где была так долго?
- Да помогала там одному... светлому... купидону, - хмыкнула Рита, - потом мы ужинать пошли... Смотри, ты есть отказываешься, так со мной сразу вон сколько желающих поужинать появляется... Возьми на заметку, - доверительно кивнула Рита. Вилле только хмыкнул, потянулся и откинулся на подушки.
- Спать охота... А еще к Адамсу идти...
- Ну так поспи, - пожала плечами Рита. - А к полуночи я тебя разбужу.
- Ага... - с готовностью зевнул Вилле, завернулся в одеяло и почти сразу провалился в сон.

Рита сидела на постели рядом с ним и изучала его расслабленное лицо, теперь так непривычно обрамленное медными кудрями. Она только сейчас поняла, что волосы у него на самом деле темно-рыжие, почти каштановые, но совсем не дотягивающие до того, чтобы так называться, нет, они были именно рыжие, явственно отливающие медью, создающей совершенно неповторимый и не поддающийся описанию солнечно-медовый цвет. Странно... Как она раньше этого не замечала?.. Рита вздохнула, посмотрела на часы - половина двенадцатого, значит, пора собираться к Адамсу... Осторожно тронув Вилле за плечо, она замерла, ожидая, пока он явится ее взору из объятий сна.
- Просыпайся, - проговорила Рита, когда он, еще в сонном слабом оцепенении, рассеянно оглядывал полутемную спальню. - Нам пора... Идешь?
- Да... Иду... - хриплым со сна голосом ответил он, неловко потягиваясь и по привычке пытаясь протереть глаза, но тут же с удивлением обнаруживая, что правая рука опять онемела, и уже с меньшим удивлением вспоминая почему...
- Слушай, а я и не заметила, что ты на самом деле рыжий, - улыбнулась Рита, подцепляя солнечную прядку упавших ему на лицо волос.
- Да... А ты не знала? - удивился он. - Рыжий вроде как... Всегда был, - немного смущенно улыбнувшись, он сел на постели и привычным жестом взъерошил волосы. - А что такого?
- Да ничего, - она улыбнулась в ответ. - Наоборот хорошо. Знаешь, ты вообще симпатичный... - она с нарочитой безразличностью пожала плечами.
- Надо же... - блаженно и довольно, словно кот, зажмурился он. - Не я говорю девушке комплименты, а она мне!
Вилле снова потянулся, вгоняя Риту в дрожь хрустом своих суставов.
- Сколько времени? - спросил он все еще охрипшим голосом, натягивая свой неизменный черный свитер и с руганью пытаясь попасть в рукав загипсованной рукой.
- Половина двенадцатого... Слушай, а все-таки интересно, на что эта горгулья похожа?
- Ну... Я их видел... Не живых, само собой... В учебниках только... Они почти как люди... Только у них большие крылья. Кожистые, как у моего Глифа. У некоторых бывают человеческие лица... У некоторых звериные...
- Звериные? - переспросила Рита. - Да... Надеюсь, у той, с которой предстоит пообщаться нам, лицо будет человеческим...
- Мне, если честно, все равно... - пожал плечами Вилле. - Была б моя воля, я бы лучше поспал, чем идти любоваться этим... хм... ну ты поняла...
- Ладно... Идем... - Рита придирчиво окинула его взглядом. - Готов?
- Вроде как, - зевнул Вилле.
- Как же все таки непривычно видеть тебя с длинными волосами... - развела она руками. - Совсем другой человек... И выглядишь теперь гораздо младше.
- А это разве плохо? Ты слишком консервативна, - улыбнулся Вилле.
- Да ладно... - она открыла дверь и потянула замешкавшегося парня за собой. - Идем, а то опоздаем...
Через десять минут они уже шли по коридорам подземелья. В кабинете пока было только два человека - и Эшли в их числе. Скорее всего, многие все-таки предпочли знакомству с горгульей свою постель. Адамс удивленным взглядом, но все-таки с нескрываемым любованием проводил Вилле, целенаправленно проследовавшего к самому дальнему столу - не только Риту шокировала смена его прически.
Прошло еще около десяти минут, но появилось еще только два человека. Адамс, отчаявшись дождаться еще кого-либо, махнул рукой и решил начать урок.
- Доброй ночи, дорогие мои... - немного расстроено произнес он. - Очень рад вас видеть... Только очень жаль, что пришли не все... Ну что ж... Я думаю, что должен вам рассказать о горгульях еще кое что... В соседней аудитории нас ждет Адена... Думаю, вы уже поняли, о ком я, - широко улыбнулся Адамс.
- Так она что, женщина? - шепнула Рита Вилле.
- Ну получается, что да, - он пожал плечами.
-... она будет совсем не против пообщаться с вами... - продолжал, между тем, Адамс. - Бояться вам нечего... Эта одна из старейших горгулий, оставшихся на земле... Так что вам очень повезет. Ну что... Я думаю, мы можем пойти к ней...
Адамс поднялся из-за стола и открыл дверь, поманив за собой немногочисленных учеников. Вилле со вздохом поднялся и вслед за всеми вышел из кабинета.
Адамс открыл дверь другой аудитории, освещенной только тусклым лунным светом, льющимся из крошечного оконца в стене.
- Проходите, проходите. Адена, это мы! - лучезарно улыбаясь, воскликнул Адамс.
- Очень хорошо... - раздался вслед за этим немного надменный, но приятный текучий низкий голос. - Доброй ночи вам всем...
Вилле вошел в аудиторию, поднял глаза и тут же невольно отшатнулся, не ожидав такого начала... Прямо перед ним, так близко, что только стоило поднять руку - и коснешься ее, стояла она...
- Не бойся, - усмехнулась она. - А ведь когда-то наш вид не вызывал у людей отвращения...
- А... Извините... - пробормотал Вилле, приходя в себя от первого шока и во все глаза рассматривая стоящую перед ним горгулью. И с удивлением для себя вдруг понял, как она на самом деле красива... Тонкие черты лица, длинные черные волосы, перехваченные у шеи кожаным шнуром и зеленые, совсем как у него самого, изучающие и испытующие глаза. Кожистые крылья были чуть расправлены, открывая взору стройный мускулистый стан.
Вилле, спохватившись, отвел глаза. Адена лишь усмехнулась и окинула взглядом остальных.
- Ну, что вы молчите? - казалось, она насмехалась над ними - так звучал ее голос, с издевательской ноткой в интонациях. - Или не ожидали увидеть на своем уроке разумное существо? Но ничего... Мы уже свыклись со своим положением, так что не обращайте внимания на мои слова... Не желаете ли познакомиться? - улыбнулась Адена, присев в полупоклоне, но не сводя взгляда с присутствующих. - Кстати... - она повернулась к Вилле. - Раз уж ты первый... Как твое имя?
Вилле невольно вздрогнул, когда на нем остановился взгляд ее горящих зеленых глаз. И почему-то это взгляд ему совсем не нравился... Что-то угрожающее, недоброе было в нем...
- Вильгельм... Вало... - тем не менее твердо ответил он, взглянув ей прямо в глаза. И тут же пожалел об этом - ее взгляд гипнотизировал, сковывал сознание. В голове стоял туман, сквозь который он видел только два ярко-зеленых уголька, словно прожигающих его насквозь. Она словно хотела прочесть его мысли...
- Вало? - ее крылья развернулись, глаза полыхнули огнем, но голос остался спокойным. - Вало... Да-да... Как же иначе... Я была права!.. - она тихо засмеялась. От ее голоса пошли мурашки по спине.
- Нам с тобой было бы о чем поговорить... - кивнула она ему. - Но, разумеется, не сейчас.
- Что? - рассеянно произнес Вилле, слабо встряхивая головой.
- Ничего... - она, казалось, потеряла к нему всяческий интерес. Туман перед глазами рассеялся, зрение и мысли вновь стали четкими, только почему-то закружилась голова. Вилле непонимающе и настороженно смотрел на нее. Адена, отвернувшись от него, сложила крылья, сцепив их на груди.
- Ну уж нет... С меня хватит... - пробормотал Вилле, шагнув, точнее, отшатнувшись назад. - Рита... Я пошел... ты как хочешь, а я пошел.
- Ты куда? - она ухватила его за руку.
- В спальню...
- Что случилось? Вилле... Ты чего такой бледный?.. - перепугалась она. - Тебе плохо?
- Да... да, голова кружится... - нашелся наконец он, решив, что услышав, что он нехорошо себя чувствует, Рита не станет уговаривать его остаться. - Я пойду...
- Идем вместе... - Рита бережно взяла его за локоть и, пока Адамс не обратил на них внимания, они покинули аудиторию.
- В чем дело? - спросила она, когда они вышли в коридор. - Ты как?
- Ничего... Все нормально... уже проходит... - Вилле чуть поморщился, прикрыв глаза - все-таки голова и правда немного кружилась... Или это только казалось?
- Что-то не похоже... - она заглянула ему в лицо. - Что случилось?
- В спальне расскажу...
Рита непонимающе посмотрела на него и вновь взяла под руку, поддерживая, хотя он в этом уже не нуждался.
- Хорошо... Идем...

- Ну? Рассказывай! - потребовала Рита, когда они наконец оказались в своей комнате.
- Это горгулья.
- Что - горгулья? - не поняла Рита.
- Это она... Когда у она посмотрела мне в глаза... Все это началось...
- Вилле! - Рита помахала рукой у него перед глазами. - Ты здоров? Сколько пальцев видишь?
- Да говорю тебе... Она посмотрела мне в глаза... После того, как я сказал свое имя... Она словно пыталась мне в голову залезть... Гипнотизировала...
- Чего? - нахмурилась Рита. - В каком смысле?
- Да не знаю я! - поморщился Вилле. - Я тебе сказал, как есть - посмотрел ей в глаза, и у меня голова закружилась...
- Почему ты решил, что из-за нее? Может, у тебя просто так... у тебя же бывает...
- Нет. - Перебил Вилле. - Это была она.
- Хорошо... Предположим... - вздохнула Рита. - И что это может значить?
- Она сказала, что нам есть о чем поговорить... Она что-то знает...
- Я ничего не понимаю... Откуда она может тебя знать?
- Не меня... Мою фамилию...
- Ой, ну опять начинается... - всплеснула руками Рита. - Да хватит тебе! Откуда горгулье - подумай - горгулье! - знать тебя или твоих родственников?
- Да мало ли? - покачал головой Вилле. - Ты мне не веришь?
- Верю... - Рита присела перед ним на корточки. - Верю конечно, Вилле... Но просто мне это кажется очень странным... Посуди сам...
- А может, она в нашем замке не случайно?
- Как это?
- Ну вспомни... Адамс говорил, что они всегда жили с людьми... Защищали, так? И селились на стенах замков... Может, она здесь жила?
- Здесь? Ну мы же ни разу ее раньше не видели!
- В том то и дело... Надо у Адамса все про нее разузнать...
- А если она и жила в этом замке, то что из этого?
- Не знаю... Раз она знает меня... То может, и знает что-то о... Дориане?..
- Да ну... Мне так не кажется... - покачала головой Рита.
- Мы должны цепляться за любую возможность! - воскликнул Вилле, взмахнув руками. - Нельзя ничего упускать!
- Вилле... Не сердись... - она погладила его по коленке. - Не надо... Извини, ты прав... Ладно, давай поговорим об этом завтра, хорошо? Ложись спать... Ты устал?
- Нет... - буркнул он.
Рита, вздохнув, отошла к своей постели, сняла блузку и джинсы, пользуясь тем, что Вилле, погруженный в себя, на нее не смотрит, натянула любимую длинную футболку и легла в кровать.
- Солнышко... Потуши камин, пожалуйста... - попросила она. Вилле, не поднимая головы и пропустив мимо ушей то, как она к нему обратилась, чуть заметно махнул рукой. Комната погрузилась во мрак.
Тишину не нарушил ни единый звук. Через несколько минут Рита повернулась на другой бок и вгляделась в темноту комнаты. В серебристом свете луны она увидела неподвижный силуэт Вилле, все так же сидящего на постели.
- Вилле... - тихо позвала она. Он поднял голову. Качнулись длинные упругие кудри, закрывая его лицо от ущербного света. - Ну чего ты? Ложись... - жалобно попросила она.
- Хорошо... - хрипло шепнул он. Рита, удивившись такой покорности, наблюдала, как он стягивает свитер, еще некоторое время ищет, куда бы его бросить, потом с какой-то непонятной злостью просто швыряет его на пол и укладывается в постель.
- Спокойной ночи... - тихо проговорила Рита. Он ответил ей еще тише, она с трудом расслышала его. И снова тишина...

Проснулась она от чьего-то тихого голоса... Даже шепота, бессвязного и бредового. Рита села на кровати. И тут же поняла, в чем дело. Откинув одеяло, она спрыгнула на пол и подошла к постели Вилле. Пересохшие губы его что-то тихо шептали, на застывшем лице блестели капли пота. Рита протянула было руку, но он вдруг резко распахнув глаза и подскочил на постели, полными ужаса глазами глядя куда-то перед собой.
- Тшш... Тише, тише... - Рита положила руки ему на плечи. Вилле, тяжело и хрипло дыша, повернулся к ней. Ужас в глазах постепенно угасал, сменяясь растерянностью и какой-то жалобностью.
- Что такое? - Рита заглянула ему в лицо. - Ты чего?
- Изви...извини... - запинаясь, произнес он. - Сон... просто мне приснилось... - он замолк и перевел дыхание.
- Что? - нахмурилась Рита.
- Да ничего... Ерунда какая-то... - он наконец взял себя в руки. - Ничего... Извини... Я тебя разбудил?
- Не страшно... Так в чем дело?
- Это был просто сон, - отмахнулся Вилле.
- Да что с тобой творится? - Рита обхватила руками его щеки. - Теперь кошмары какие-то снятся!
- Да нормально все... - он устало прикрыл глаза. - Это же просто сон, что ты так испугалась?
- Нет, испугался как раз ты! Ты бы видел свое лицо...
- Да ладно, брось ты... Подумаешь, кошмар приснился! - Вилле даже смог выдавить из себя какое-то подобие улыбки. - Все в порядке, ложись спать...
- Ну как знаешь... - Рита недоверчиво посмотрела на его все еще напряженное бледное лицо и, покачав головой, ушла обратно на свою постель.

Откуда-то залетел ледяной ветер, полный колючей снежной пыли и без труда пробрался даже сквозь толстое пуховое одеяло. Рита открыла глаза, ежась от холода и силясь понять причину, по которой, собственно, этот холод сюда попал. Причина нашлась сразу - на подоконнике, перед раскрытым окном, во весь рост, даже не сгибаясь, стоял Вилле, одной рукой держась за оконный проем и что-то сосредоточенно рассматривая на внешней стене замка.
- Вилле! - Рита подскочила как ошпаренная, путаясь в одеяле. - Ты что, совсем больной?! Слезай немедленно!!! - завопила она, бросаясь к окну. Вилле обернулся.
- Она здесь была... - убитым голосом проговорил он, не обращая внимания на ее крики.
- Что? Кто?! Да слезь ты!!! Совсем что ли?! Тут высота сумасшедшая, куда ты залез, ненормальный?! - продолжала орать Рита. - Слезай немедленно!!!
Вилле несколько удивленно посмотрел на нее, но с окна все же спрыгнул.
- Больной! - повторила Рита. - Что ты там делал?
- Она здесь была... - Вилле тоже решил повториться.
- Да кто хоть?
- Горгулья... Адена.
- Как... Откуда ты знаешь?
- Следы от когтей... Вон, на подоконнике с той стороны и на стене... И я всю ночь слышал какие-то странные звуки за окном... Это была она...
- И что она тут делала?
- За мной следила?.. - полувопросительно проговорил Вилле.
- Зачем?
- Откуда я знаю? - пожал плечами Вилле. - Я же тебе говорил, что все это неспроста...
- Да может она просто тут... гуляла? - безнадежно решила понадеяться на такой исход Рита.
- Ага! - Кивнул Вилле. - По стене. Вверх-вниз, вправо-влево... Подумаешь, решила прогуляться! - он картинно развел руками. - А мы-то, глупые, думаем, что она за нами наблюдает! - Вилле схватился за голову и закатил глаза с деланным раскаяньем на лице.
- Тебе надо было учиться не в Хелланде, а в театральном училище! - хмыкнула Рита, глядя на его ужимки. - Закрой окно, холодно же! Тут сейчас сугробы наметет!
Вилле спохватился и захлопнул рамы.
- Кстати... Пойдем сегодня пораньше позавтракаем, - Вилле обернулся к Рите.
- Зачем? - не поняла она.
- Как - зачем? - Вилле удивленно вскинул брови. - Чтобы успеть к Адамсу!
- Зачем? - повторила Рита.
- Ты меня поражаешь! - возмутился Вилле. - Узнать про горгулью, само собой!
- А-а-а... - протянула Рита. - Ну как хочешь... Идем... Подожди-ка... - она вдруг медленно повернулась к Вилле, подозрительно прищурившись. - Ты только что сказал "пойдем позавтракаем"?
- Да... И что? - он непонимающе нахмурился.
- Твоя голодовка кончилась?
- Голодовка?..
- Ну вот и отлично! - воскликнула Рита прежде чем он успел что-то добавить. Вилле так и остался стоять посреди комнаты, качая головой и улыбаясь.
Рита не ошиблась - голодовка его, наконец, закончилась. То ли он настолько оголодал, что уже не мог больше терпеть, то ли еще почему... На еду он налегал с поражающим старанием - Рита никак не ожидала от него такого аппетита.
- Восполняешь эти два дня? - спросила она, с улыбкой глядя, как он расправляется с яичницей.
- Угу... - пробубнил Вилле с набитым ртом. Рита только хмыкнула и стала покорно ожидать, пока он наконец насытится. Двадцать минут он без остановки усиленно работал челюстями, вызывая удивленные взгляды сидящей неподалеку Эшли. Она кинул на Риту вопросительный взгляд, но та лишь с улыбкой пожала плечам.
Наконец Вилле, проглотив столько, сколько смог в себя запихнуть за эти двадцать минут, поднялся из-за стола, и она вместе с Ритой покинули обеденный зал.
- У нас в запасе еще полчаса... - Вилле мельком глянул на стоящие в холле огромные напольные часы. Те, словно в подтверждение его слов, пробили половину девятого.
- То-то Адамс обрадуется тому, что ты решил его навестить! - Рита вслед за Вилле скользнула в узкую дверь и запрыгала по ступенькам, в полутьме стараясь не споткнуться.
- Издеваешься? - буркнул он. - Что я, виноват, что у него наклонности не те? У меня с этим все в порядке, так что не надо меня приплетать!
- Да я и не спорю! Просто ты бы мог относится к нему поласковее, ты же разбиваешь его сердце! - хохотнула Рита. Вилле что-то неразборчиво пробормотал и спрыгнул с последней ступеньки.
- А где факела?.. - Вилле удивленно оглянулся по сторонам и шагнул в коридор. - Черт! - выдохнул он в следующую секунду.
- Что такое? - Рита, поднявшись на носочки, заглянула ему через плечо.
Прямо перед ними на полу, присев на корточки и сложив крылья, сидела Адена... То есть ее статуя - серый неподвижный камень.
- Что она здесь делает? - Рита, все еще стоя за спиной Вилле, положила руки ему на плечи и снова глянула через них на горгулью.
- Спит... - предположил Вилле. - Только почему здесь?
- Вот сейчас пойдем к Адамсу - и узнаем! Идем, а то не успеем...
Вилле, обойдя горгулью по как можно большему радиусу, чтобы не оказаться к ней, даже окаменевшей, в непосредственной близости, последовал за Ритой. Вскоре они дошли и до кабинета Адамса. Дверь оказалась запертой. Рита постучала - никакой реакции.
- Может, его нет?
- Не знаю... Просто не слышит, наверное... - Вилле приблизился к двери и от всей души загрохотал по ней кулаком.
- Дверь-то не вынеси! - улыбнулась Рита. Однако, расчет Вилле оказался верным - Адамс все-таки их услышал. За дверью послышались шаркающие шаги, щелкнул замок.
- О! Вильгельм! - немного заспанно улыбнулся он. - Доброе утро! Вы что-то хотели?
- Да... Э-э-э... - Вилле замялся на секунду, глядя на преподавателя, облаченного в длинную ночную рубашку. - Мы... Мы хотели бы... Узнать еще что-нибудь о той горгулье, которую вы вчера... нам показывали...
- Нас очень заинтересовала эта тема! - закивала Рита, приходя на помощь Вилле.
- Да? - Адамс, как им показалось, нахмурился. - Ну что ж... А что вы хотели бы узнать?
- Ну... - Вилле не ожидал такого прямого вопроса. Речь Адамса как-то сразу изменилась - слащавый раньше его голос приобрел теперь какую-то жесткость и настороженные интонации. - А откуда она вообще? - поинтересовался Вилле.
- Адена... Когда-то давно она жила в этих местах... Вы, возможно, не знаете, но раньше тут жили люди... Был большой город, и она со своим кланом жила в нем. Теперь она одна осталась...
- Но мы не видели ее раньше... - осторожно проговорил Вилле, боясь вызвать недоверие у Адамса.
- Да... Она около пятнадцати лет назад... может, чуть больше... покинула эти места... Теперь вернулась - она сказала, что на время... А почему бы вам самим с ней не поговорить? - вдруг улыбнулся Адамс. - Она с радостью поведает вам о своей биографии...
- Нет, нет, спасибо! - Вилле замотал головой. - Пожалуй, не стоит...
- Она пока останется в нашем замке... Я думаю, вы ее уже видели по дороге ко мне?
- Да... Да, видели...
- Ну вот и замечательно... У вас есть еще вопросы ко мне?
- Да... Точнее, нет, спасибо. Мы пойдем, профессор Адамс...
- Да-да, ступайте на занятия, а то опоздаете. До встречи...
Вилле молча развернулся, Рита, чуть ли не бегом, чтобы не отстать, бросилась за ним. Но он заговорил только тогда, когда они ступили на каменную лестницу, ведущую наверх.
- Ты заметила?
- Что?
- Как он себя вел?
- Ну да... Что-то его насторожило...
- Да... И не только... Он сам на себя не похож...
- Не знаю... - Рита пожала плечами. - Насчет этого как раз не могу ничего сказать...
- Странно... А я все-таки оказался прав... Она когда-то жила здесь.
- Да. Но вот только что из этого? Подумаешь - жила...
- Не знаю, не знаю... - покачал головой Вилле. - Что-то в этом есть...
- Да мы так от него ничего и не узнали...
- Да... То ли он сам не знает, то ли просто не говорит... Подожди... Он сказал... Что она покинула эти места около пятнадцати лет назад или чуть больше... Как раз, получается, тогда... Когда Дориан... Ну ты поняла...
- Да. Но с чего ты взял, что это как-то связано? Вилле, да брось ты... Она просто горгулья...
- Просто? - хмыкнул Вилле. - Вот уж нет...
- Ладно... Давай потом об этом, - махнула рукой Рита. Она явно не разделяла его опасений и его догадки казались ей абсурдными. Но она знала, что спорить с ним бесполезно, поэтому лучшим выходом сейчас было просто перенести этот разговор... - Идем на занятия, а то и правда опоздаем...

2

Глава 2 

Поежившись от холода, Вилле повыше натянул одеяло. Заснуть никак не получалось. Уже, наверное, скоро утро, а он все мучается, ворочаясь с боку на бок. За окном слышался шум дождя - вода смывала февральские снега, оставляя вместо земли вязкую грязь. Вилле подумал, что завтра утром вместо школьного двора будет огромное грязевое озеро, а значит, занятие по звероводству, которое им обещали завтра провести на улице, конечно, отменят...
Его мысли прервал громкий скрежет, раздающийся откуда-то снаружи, с легкостью перекрывающий шум дождя. Внутри все похолодело - он вспомнил, что прошлой ночью слышал такие же звуки... А потом на стене и подоконнике снаружи остались следы когтей...
Вилле, пытаясь пересилить нарастающий, страх, откинул одеяло и сел на постели. Нет... пойти и посмотреть, что там происходит - это выше его сил... Но все же, чувствуя предательскую дрожь во всем теле, он поднялся и медленно, вслушиваясь во все еще не затихший скрежет снаружи, подошел к окну. Взявшись трясущейся рукой за штору, он пытался внушить себе, что у него просто разыгралось воображение... Нервы... Резко дернув штору в сторону, он понял, как был не прав... Вилле со сдавленным вскриком отшатнулся - на наружном широком подоконнике, чуть расправив колыхающиеся на ветру крылья, сидела Адена. Ее глаза заинтересованно и насмешливо вглядывались в темное стекло.
Вилле, проглотив стоящий в горле комок, нетвердо шагнул вперед, чтобы лучше рассмотреть сидящую на подоконнике горгулью. Она не шевелилась, только глаза ее неотрывно смотрели на Вилле.
- Ну что, парень, может, все-таки впустишь меня? - проговорила она, и Вилле, как ни странно, четко расслышал каждое слово, будто не было между ними стекла и не шумел дождь. - Не бойся... Я ничего тебе не сделаю...
Почему Вилле поверил ей - он сам не понял. Но все же подошел к окну, неотрывно глядя на улыбающуюся ему Адену.
- Ну открывай, не бойся...
Вилле взялся за задвижку, но она заела и никак не хотела открываться. Взявшись за нее обеими руками, он дернул ее в сторону, поморщившись - больно отдало в сломанную руку.
- Вилле! - раздался откуда-то сбоку удивленный голос Риты. - Ты что делаешь?!
- Ничего, - он покачал головой. - Точнее... Сейчас поймешь...
- Зачем ты открываешь окно? - Рита приподнялась на постели, но Вилле уже распахнул раму.
В комнату запрыгнула Адена. Рита тихо вскрикнула от неожиданности, подскакивая на постели, Вилле невольно шагнул назад.
- Не бойтесь... - повторила Адена. - Я вас не трону.
- Тогда зачем ты пришла?
- Помнишь, я тогда сказала, что нам есть о чем поговорить? - она чуть наклонила голову, внимательно глядя в глаза Вилле. Однако он понял, что ее глаза сейчас не гипнотизируют - а просто изучают и всматриваются. - Ну вот за этим я и пришла...
- Хорошо... - Вилле, похоже, окончательно успокоился. Рита села на постели и жестом прикрыла окно, отсекая залетающие в комнату капли. Мельком взглянула на Вилле - он, сложив руки на груди, смотрел на Адену.
- Ну вот... - горгулья, сложив крылья, приблизилась к Вилле. - Вильгельм... Вало... Странно, знаешь, очень странно видеть тебя живым... Особенно после вашей встречи с Дорианом...
- Откуда ты об этом знаешь? - волнение Вилле выдавал только чуть вибрирующий от напряжения голос.
- Я знаю... Поверь уж кто-кто, а я - знаю... И о твоих родителях... И о Хелланде... И о Дориане... Последнее, я думаю, тебя больше всего интересует, да?.. Подожди, не перебивай меня, - улыбнулась она. - Я вместе со своим кланом когда-то очень давно, я уже не помню, когда это было, жила здесь... Некогда тут стоял большой, процветающий город... Но город был разрушен - остался только замок, да и то разграбленный и выгоревший. Уже много позже он был отреставрирован магами и теперь он стал вашей школой... Хелланд... Знаешь, это не просто замок. Это уравнитель.
- Уравнитель чего? - нахмурился Вилле.
- Тьмы. Света. Можно назвать как угодно - просто так вам будет понятнее... Двух сил, равновесие между которыми не должно быть нарушено... Больше об этом я ничего не знаю... Ни что это за силы, ни в чем они заключаются... Только то, что эти силы не поддадутся никому... Это больше, чем магия... Что - опять же повторюсь - не знаю... Но зато это хорошо знал Дориан... И хотел использовать это в своих целях... Понимаете, о чем я?
- Дориан хотел уничтожить Хелланд, - нахмурился Вилле.
- Да. Тогда он выпустил бы эти силы... Себе же на погибель! Потому что даже он не смог бы удержать их...
- Но если он знал это, то почему все равно пытался это сделать?
- Людская самоуверенность. - усмехнулась Адена. - Он прекрасно знал об этом, но все равно надеялся с ними совладать... Об этом всем знали и остальные маги, которые создали вашу школу. Впрочем, дальше рассказывать нет смысла - вы все знаете, должно быть...
- Они погибли. Точенее, Дориан их убил.
- Да. Но они едва не убили его. Почти получилось, можно сказать... Этого ты, должно быть, не знал? - она снова улыбнулась, испытующе глядя на него.
- В каком смысле?
- Его спасла случайность. Точнее, не случайность... Его спасла его предусмотрительность, которая наряду с везением... или невезением... помогла ему остаться в живых.
- И что же это за...
- Это была я.
- Что? - у Вилле перекрыло дыхание. - Ч-что?.. ты...
- Да, я. - Прервала она, спокойно глядя на побледневшего парня. - Я вынесла его оттуда. И он остался жив. Мне понятна твоя реакция... Вильгельм. Подожди пугаться. Я сказала, что ничего вам не сделаю - и я сдержу словно. К гибели твоих родителей я не имею никакого отношения... Я виновна лишь в том, что благодаря мне Дориан остался жив...
- Но зачем... Зачем тебе было это делать?! - Вилле остановившимся взглядом смотрел на Адену, не веря тому, что перед его глазами стоит виновник всего того, что сейчас происходит... Если бы ни она... - Зачем?!
- Если я скажу тебе, что у меня не было выбора, что он заставил меня... я совру. Выбор был. И он ни к чему не принуждал меня. Он просто обещал мне многое. Обещал процветание моего почти исчезнувшего клана, обещал защиту и покой... Я могла просто отказаться, найти другое место для жизни и добиться того же процветания и покоя... Но мне хотелось большего. И я ему поверила. Я была преданна ему, надеясь, что награда последует... Опять же совру, если скажу, что он не выполнил своего обещания... Дориан никогда не был подлым и низким человеком, нет! Он был благороден и умен, я преклонялась перед ним... И было за что... Он был великим, по настоящему великим! Но его ослепила жажда этой силы... Сам не зная, зачем она ему - он хотел ей обладать...
Он просто не смог выполнить этого. Хотел, но не смог. Его разыскивали, его хотели уничтожить... Ему было не до меня и моего клана. Клан погиб... Давно, очень давно... А я осталась жива. Благодаря Дориану. Я была с ним, я помогала ему... А он помогал мне. Только поэтому я сейчас стою и разговариваю тут с вами.
- И зачем же ты это делаешь? - с холодной яростью, уже без тени испуга проговорил Вилле.
- Зачем... Странный вопрос... Знаешь, я думаю, ты не так глуп, мальчик... Ты совсем не глуп! Ты уже понял, что теперь я не с ним - а то чего же мне стоило бы сейчас просто тебя прикончить?! И этим решила бы все проблемы!
- Откуда мне знать, что ты не врешь?
- Дориан действительно тебя недооценил... За что и поплатился...
- О чем ты?
- О том, что ты стал причиной его второго падения. Сейчас я не с ним... Я не знаю, с кем я сейчас. Само собой, ты не веришь ни одному моему слову... Это зря... Впрочем, сейчас мы говорим не обо мне, а о тебе. И о Дориане... Я знаю о нем многое... Не подумай, что я набиваюсь тебе в союзники...
- Для чего тогда ты все это устраиваешь? - почти крикнул Вилле. - Для чего ты пришла?
Адена задумалась на минуту.
- Для себя. Чтобы убедиться... Не беспокойся, наш разговор не пойдет вам во вред... Меня никто к вам не посылал, все это - только по моей инициативе... Я еще не знаю, что будет со мной в скором времени... Я исчезну отсюда...
- Ты вернешься к Дориану?
- Я не знаю.
Вилле вскинул глаза. Горгулья с улыбкой следила за ним.
- Я не знаю... Сейчас он ничто... Судьба его самого да и его помощников,- висит на волоске. А зависит все от тебя... Знаешь... Считай это предупреждением. Скоро тут будет жарко... Дориан никогда не любил проигрывать, и всегда умел добиваться своего... Тебе не повезло стать на его пути, и теперь ты тоже на краю.
- Что ты имеешь в виду?
- Я не знаю... - повторила горгулья. - Да ты и сам, наверное, это прекрасно понимаешь. Теперь тебя не отпустят просто так, поняв, кто ты такой...
- А откуда тебе знать, кто я такой?
- Я была с Дорианом. А до этого мой клан и я жили в этом замке... Так что я многое знаю...
- А откуда тогда ты узнала о том, что я убил Дориана?
- Убил? - в ее глазах появилась насмешка. - Раз я знаю об этом, то какая разница, как это произошло?
- Разница есть! Ты до сих пор с ним...
- С ним? С кем? Где он, этот твой Дориан? Помнится, ты воткнул кинжал ему в грудь! Как же я тогда могу быть с ним? Я вижу, мои слова все равно не вызывают у тебя доверия... Но я пришла не для того, чтобы в чем-то тебя убеждать... Я думаю, мы хорошо поговорили, - она улыбнулась, блеснув кошачьими клыками. - Мне пора.
- Стой! Я не...
- Что ты там "не" - поймешь потом сам, - Адена вновь одарила его улыбкой. - Я не сообщила тебе ничего нового, все, о чем мы с тобой разговаривали было тебе известно... Кроме одного... Но я не думаю, что тебе чем-то поможет то, что ты узнал, кто спас Дориана...
- Зачем ты приходила? - выкрикнул Вилле, бросаясь к окну, на которое уже легко, как кошка, запрыгнула горгулья. - Что тебе было нужно? Не поговорить же?!
Она обернулась к нему. Их лица были от друг друга на ничтожном расстоянии. Адена протянула руку и прежде, чем Вилле успел отстраниться, взяла его за подбородок.
- Именно поговорить, мальчик. Ничего больше. Никаких заговоров, никакого злого умысла... Тебе не следует во всем видеть подвох. Не то сойдешь с ума. Ты уже и так близок к этому. У тебя безумные глаза... Даже мне страшно в них смотреть... - она помолчала немного и отпустила его подбородок. - До встречи... Может, мы еще увидимся. Все эти события задели и меня, мне невольно придется в них участвовать...
Прежде чем Вилле успел хоть что-то сказать, она прыгнула вниз. Вилле перегнулся через подоконник, но она уже, расправив сильные крылья, взмыла в воздух и через минуту исчезла за пеленой дождя.
Вилле неподвижно стоял, всматриваясь в водную завесу, не ощущая холода и падающих на голый торс ледяных капель, треплющего волосы ветра... Стоял и смотрел, пока не почувствовал на своей спине чьи-то теплые руки. Неожиданное прикосновение заставило вздрогнуть.
- Вилле... Ты в порядке? - тихо спросила Рита, тоже невольно вздрогнув.
- Что? - он обернулся, непонимающе глядя на нее, но потом тряхнул головой, возвращаясь в реальность. - Да... Все нормально...
Он свел ладони вместе, и, повинуясь его жесту, захлопнулись оконные рамы. Оперевшись рукой о подоконник, он вновь замер, глядя, как на стекло падают и сбегают вниз капли воды.
- И что все это значит? - отчего-то осипшим голосом проговорил он. - Зачем она приходила?..
Рита растерянно смотрела в его спину, не зная, что ему ответить. И поэтому просто обвила рукой его талию и притянула к себе.
- Идем... Сядь...
Он немного удивленно посмотрел на нее, но все же подчинился и сел на постель, отодвинув лежащую там гитару.
- Не поверю я, что она просто так приходила! Ее послали... Чтобы что-то выяснить... Я в этом уверен... - покачал головой он.
- Вилле... Может, она не лгала... Подумай сам... Она нам рассказала то, что мало кто знает. Мне кажется...
- Я не знаю... Уже не знаю, кого слушать, а кого нет! Я уже сам в себе запутался... Не знаю, во что я верю, а во что нет...
- Ты чего? - нахмурилась Рита. - Ты хоть сам себя слушаешь, что ты говоришь? Такими темпами и правда с ума сойдешь...
- Не мудрено! - воскликнул он. - Теперь я понимаю, почему Адамс так разволновался, когда мы у него спросили про горгулью... Он тоже что-то об этом знает...
- Ну вот, теперь у нас еще и Адамс заговорщик, - вздохнула Рита.
Вилле повернулся и удивленно посмотрел на Риту.
- Неужели тебе все это не кажется странным?! - подозрительно прищурился он. - Или тебя вообще не интересует...
- Теперь что - я?! И я с ними в заговоре? - воскликнула Рита. - Да я ей верю только потому, что она подтвердила мою догадку о том, что ты сходишь с ума!!!
- Нет... - смутился Вилле. - Нет, нет, Рита, ты что... Я совсем не это имел в виду! Я...
- Вилле, тебе, кажется, нужно просто отдохнуть... - покачала головой она. - Хорошенько выспаться, чтобы выкинуть из головы все эти мысли...
- Но как я могу быть спокоен, когда знаю...
- Я не говорила забыть насовсем! Я имела в виду переосмыслить, подумать - но только не сразу, не сейчас... Иначе мы с тобой тут дойдем до того, что вся школа окажется сторонниками Дориана и готовит против тебя полномасштабную операцию... Да, ты прав - ситуация у нас сложная, но в любом случае в панику впадать нельзя...
- Да я не паникую! - Вилле начал раздражаться - такое ощущение, будто она абсолютно не понимает, о чем речь! - Я пытаюсь понять, в чем дело! При чем тут паника?!
- Хорошо... - выдохнула Рита. - Что ты собираешься делать?
- Ничего! - взмахнул рукой Вилле, окончательно заведясь. - Но для начала я хотел бы, чтобы ты вошла в мое положение!!!
- Значит, ты думаешь, что я ничего не понимаю? Не понимаю твоих чувств, не понимаю, какого тебе... Не понимаю твоего положения?
- Именно!!!
- Значит, послушай теперь меня! - заговорила она быстро, но тихо и зло. - Это тебе нужно войти в мое положение! Каково мне, по-твоему? Я уже... - она запнулась, но все же продолжила. - Я уже чуть не потеряла тебя однажды!.. Это ты помнишь? И что ты думаешь, что мне легко и спокойно?! И теперь... То, что будет теперь - это меня точно так же, по твоему мнению, не волнует?!
Вилле, приоткрыв от удивления рот, смотрел на нее жалобными и очень испуганными глазами, будто ребенок, на которого незаслуженно накричали. Но в ту же секунду взгляд его сделался виноватым. Однако он промолчал и, откинувшись на постель, повернулся на бок, спиной к ней, чтобы она не видела его лица...
- Мы что, ссоримся? - наконец спросил он тихим и внезапно охрипшим голосом, в котором появились плачущие, отчаянные нотки боли, которых она еще ни разу от него не слышала и никогда не думала, что придется услышать, потому что он проговорил это так, будто ничего на свете не может быть страшнее их ссоры. Рита, осознав вдруг, как же он на самом деле прав - она ни капли не понимает его положения! - сильно, словно сознательно стараясь причинить себе боль, закусила губу.
- Вилле... - она робко коснулась его плеча. - Вилле... Не надо... Прости... Нет, нет, мы не ссоримся... Прости меня... Я не хотела...
Он только вздохнул, и Рита не смогла понять, что это означает. Она, не решаясь больше ничего сделать, еще долго неподвижно сидела, глядя сверху вниз на него и слушая его свистящее дыхание, но потом все же осмелилась робко прикоснуться губами к его горячей щеке.
- Рыжий... - тихо шепнула она ему на ухо. - Мир?.. Он только мелко закивал, словно окончательно потеряв голос от волнения. - Спи... Уже утро скоро... - она еще раз невесомо коснулась губами его щеки, хотела было встать и уйти на свою постель, но передумала и пристроилась у его обжигающего бока, свернувшись клубком и уперевшись виском ему в плечо. Они еще долго лежали неподвижно, слушая собственное дыхание и шум дождя за окном, прежде чем погрузиться в недолгий, но необходимый им сейчас обоим, чтобы не думать ни о чем сон...

***

- Вилле... Вилле! Да проснись ты! - Рита стянула с него одеяло. Парень вяло зашевелился, не спеша, впрочем, избавляться от объятий сна. Что-то сонно пробормотав, он попытался вернуть одеяло, но Рита продолжала его тормошить.
- Вилле! Ну вставай уже... Мы опаздываем!
- Что... - он повернулся на спину, раскинув руки на всю ширину постели. - Давай не пойдем сегодня на звероведение... Все равно в такую погоду придется сидеть в подземелье... - неразборчиво пробормотал Вилле, даже не открывая глаз.
- Рыжий, нам влетит! - Рита, осторожно отодвинула его загипсованную руку и присела с ним рядом.
- Не влетит... Я наплету Адамсу чего-нибудь... Ты же его знаешь...
- Нет. Я все-таки пойду. - Покачала головой Рита. - Ладно, ты и правда спи... Тебе не помешает... А я пойду, хорошо?
Вилле что-то пробубнил, натягивая одеяло на голову, и Рита только пожала плечами, посчитав это за согласие.
- Ты вообще сегодня придешь? - спросила она.
- Да... Приду... - послышалось из-под одеяла. - Попозже...
- Ладно, ладно, спи... - Рита поднялась с постели, быстро оделась, стараясь не шуметь, и, когда она вышла из комнаты, ее проводило только его ровное умиротворенное сопение. Вилле во всех своих проявлениях всегда был настоящей совой - по ночам мучился бессонницей, но зато утром, когда он, казалось бы, только-только засыпал - его уже приходилось будить, что стоило просто героических усилий... Поэтому он всегда не высыпался и по утрам был рассеянный и вялый.
Рита, наскоро позавтракав, почти бегом помчалась вниз - в катакомбы, впрочем, уже и так опаздывая. Статуи горгульи в подземельях не было, а факела теперь горели как обычно.
- Извините! - Рита влетела в аудиторию. - Можно?
- Да, да, мисс Авеллан, проходите! - улыбнулся Адамс, радушно простирая руку. - А где же ваш друг? - в ту же секунду удивленно и немного расстроено вскинул он брови.
- А... Он... Он остался в спальне... - наконец нашлась Рита.
- Ему нездоровится?
- Нездоровится?.. Нет, все в порядке... Точнее, да... Кажется, ему было немного нехорошо... - поспешила поправиться Рита. - Он обещал вам потом сам объяснить.
- Хорошо, разумеется, - закивал Адамс. - Ну проходите, садитесь на место, дорогая.
Рита, облегченно вздохнув, что ей удалось-таки выкрутиться, прошла в конец аудитории. Вилле оказался прав - в такую погоду занятия на улице действительно отменили, и все два часа пришлось сидеть в подвальной аудитории, слушая лекцию Адамса о фениксах вместо обещанного практического занятия во дворе замка. Вилле явился на перерыве - какой-то весь взъерошенный, сонный - поднять подняли, а разбудить забыли - вот все, что можно было сказать о его состоянии. С размаху опустившись на свободное место рядом с Ритой, хрипло пробасил "Привет" и приложился к стакану с соком, по крайней мере Рите показалось, что это был именно сок...
- Ты чего такой?.. - нахмурилась Рита.
- Какой? - все тем же хриплым басом спросил Вилле.
- Странный...
- Не выспался... и голова болит... - пожаловался он.
- С чего это?
- Не выспался...
- Хм... Повторяешься... Голова болит потому что не выспался или не выспался потому что голова болела? - не смогла удержаться от остроты Рита.
- Не выспался, потому что полночи разговаривал с горгульей, и так как не выспался, болит голова, - ехидно скривился он.
- Ну ладно, ладно... - Рита обхватила рукой его плечи и притянула к себе. Вилле, что-то довольно бормоча, потерся лбом об ее висок.
- Есть будешь? - спросила Рита.
- Нет... У меня такое ощущение, что меня сейчас стошнит... - мрачно просветил он.
- Ну как знаешь, - Рита, надеясь, что его предсказание не сбудется, не стала его уговаривать. - Тогда идем на демонологию... Я уже поела...
Вилле со вздохом поднялся, и что-то недовольно бормоча, поплелся вслед за ней.
В кабинете демонологии, пока пустом - они сегодня были первыми, расположенном на самом вершу башни, в которой располагались все учебные корпуса царил полумрак из-за закрывавших небо тяжелых туч, не пропускавших ни единого лучика солнца. Дракула сидел за столом и разбирал какие-то листки, и Рита узнала в них те самые контрольные, которые они писали три дня назад. Вилле настороженно посмотрел на Дракулу, но тот только поздоровался с ним и вновь вернулся к своим листкам.
- Влад... Есть какие-то новости? - спросил Вилле, видя, что сам Дракула не собирается ему ничего говорить.
- Нет, Вилле... Ничего. Пока - ничего.
Вилле, ссутулив плечи, как-то сразу помрачнел и направился на свое место.
- "Влад"?! - тихо шепнула Рита Вилле на ухо, чтобы Дракула ее не расслышал. - С каких пор ты его так называешь?
- С тех самых... Как-никак, мы теперь семья, - мрачно усмехнулся он.
- По вам не видно, - покачала головой Рита.
- Я знаю... Черт... Ну что хоть там творится?.. Мне, как всегда, ничего не сообщают... - Вилле уселся на свое место, подперев рукой голову и глядя куда-то в одну точку невидящими глазами.
- Вилль... Ну чего ты опять? - она пихнула его в плечо.
- Ничего... Просто задумался...
- Рыжий, ну не расклеивайся... - чуть улыбнулась Рита, пытаясь заглянуть ему в лицо. Вилле удивленно посмотрел на нее, недоумевая по поводу ее к нему обращения. Но все-таки не выдержал - улыбнулся во всю ширь, но все же потупив глаза, словно стесняясь своей веселости, казавшейся ему сейчас совсем неуместной, и старательно стараясь ее скрыть.
Через несколько минут все были в сборе и начался урок. Листки вновь разлетелись по партам, студенты, оживленно галдя, принялись изучать свои проверенные Дракулой контрольные. Вилле поймал на лету листок Риты, как раз спускавшийся на ее парту.
- Вот видишь... - улыбнулся он. - Все правильно. А ты сомневалась!
- Я не сомневалась, - Рита взяла у него из рук листок, - я удивлялась, откуда ты все это знаешь.
- Просто я когда-то интересовался все этим... - пожал плечами Вилле. - Ну, оборотнями... Вот и запомнил кое-что... Наверное, здорово уметь превращаться в волка... - неожиданно проговорил он, смотря куда-то в потолок.
- Здорово? - Рита удивленно посмотрела на него. - Еще чего не хватало! А представь, - вдруг засмеялась она, - если ты станешь оборотнем и превратишься в волка, то у тебя начнется аллергия! На самого себя!
- Не смешно... - с деланной обидой буркнул он. - Тем более, что на шерсть оборотня - любого, у меня аллергии не будет, потому что когда они превращаются... как бы тебе сказать, их шерсть - не совсем шерсть, а видоизмененный волосяной покров человеческого тела, вот - продекламировал он с умным видом. - Все равно было бы здорово уметь превращаться...
- Да ну тебя, какие-то мысли у тебя бредовые... Еще скажи, что оборотнем хочешь стать...
- Нет, не хочу... Оборотнем - не хочу...
- Ну и слава богу, а то я уже начинала беспокоиться, что ты окончательно спятил!
- Добрый день... - прервал их голос Дракулы, тихий, но четко слышимый сквозь приглушенный шепот и шелест страниц. - Я только что раздал вам ваши контрольные... Результатами я не доволен, совсем не доволен... - Дракула как-то нехорошо улыбнулся. - Хотя не у всех, конечно, они плохие... Но все же... Поэтому в скором времени у нас, возможно, будет еще одна работа по оборотням... Возможно, практическая.
- В каком смысле? - Рита дернула Вилле за рукав. - Он что, на нас оборотня натравит?
- С него станется, - заверил Вилле. - Может и натравить.
- ... но, само собой, не сейчас, - продолжал между тем Дракула. - Пока нам, я думаю, просто необходимо закрепить свои теоретические знания... Чем, я думаю, мы и займемся на сегодняшнем уроке... Кто-нибудь желает мне поведать что-то об оборотнях?
Студенты притихли. Дракула сокрушенно вздохнул, пробегая глазами список и выбирая будущую жертву. Затаив дыхание, ученики ждали приговора...
Но прозвучать ему не было суждено. Раздался стук в дверь, вслед за ним - хор облегченных вздохов. В аудиторию, виновато оглядываясь, вошел Адамс и что-то тихо сказал Дракуле. Выражение лица его сразу изменилось, став встревоженным, в глазах метнулась паника. Он встал из-за стола, все еще слушая Адамса, а потом посмотрел на Вилле и поманив его рукой, вышел из кабинета.
Вилле пугающе резко побледнел и посмотрел на Риту. Та, не зная что сказать, глядела на него широко открытыми от испуга глазами. Вилле молча поднялся и под удивленными взглядами студентов, словно не слыша летящих ему вслед вопросов, покинул аудиторию.
Толкнув тяжелую дверь, он вышел в коридор, оставив за собой гул множества голосов.
- Идем... - Дракула приказал ему идти за ним кивком головы. Вилле молча повиновался, даже ничего не спрашивая - в горле стоял комок, не давая произнести ни слова. Молча они преодолели несколько залов и наконец остановились перед кабинетом Дракулы.
- Проходи, Вилле... Нам нужно поговорить.
Вилле, впрочем, давно понял это и без слов. Войдя в кабинет вслед за Адамсом и Дракулой, он сел на указанное Дракулой кресло, и, нервно сцепив пальцы, переводил взгляд с одного на другого. Адамс и Дракула заметно нервничали, не зная, с чего начать.
- Вильгельм, у нас начались серьезные проблемы... - начал, как ни странно, Адамс. И снова Вилле с удивлением заметил, что из его интонаций исчезли слащавые нотки, которыми он раньше так щедро сдабривал голос. Изменилось и его лицо, никогда раньше оно не было столь серьезным... и появились хоть какие-то признаки интеллекта в глазах. Что еще больше испугало и насторожило Вилле.
- В чем же они заключаются? - осипшим голосом спросил Вилле.
- Влад тебе уже говорил, что начато расследование?..
- Да.
- Я боюсь, что ни к чему хорошему это не приведет... Точнее, уже не привело. Если ты еще неделю проведешь на свободе, то это будет редкостной удачей...
- Что? - Вилле стиснул подлокотник кресла свободными от гипса пальцами правой руки, побелевшими от напряжения и боли. - Что вы имеете в виду?!
- То, что ты услышал. Тебя арестуют.
- К-как... арестуют? - в глазах потемнело, ему казалось, что все это происходит не с ним, не здесь... Что он на самом деле далеко отсюда и только со стороны наблюдает за происходящим... Но голос Дракулы развеял эту иллюзию.
- Арестуют. Это уже почти наверняка. Ты сам понимаешь, что мы делаем все, чтоб этого избежать... Но тут нечто большее, чем просто судебное расследование.
- Что же?..
- Я сейчас объясню... - ответил Адамс. - Много тебя шокирует, сразу предупреждаю...
- Я слушаю, - твердо, насколько мог, проговорил Вилле.
- Все это разыгрывается с определенной целью... И под законным прикрытием. Кто-то заинтересован в том, чтобы тебя арестовали.
- Зачем это нужно... И кому?
- Сейчас расскажу... Дориан оказался очень предусмотрительным... Он собрал очень большой... штат своих помощников и сторонников. Везде. Понимаешь, о чем я?
- Нет...
- Тебя хотят убрать, прикрыв это законным обоснованиями.
- Но кто?
- Власти... Наше министерство...
- Какие... власти? - нахмурился Вилле.
- Наши... такие же, какие есть и у людей - полиция, суды...
- Об этом я знаю... Но кому именно и зачем это нужно?!
- Конкретных имен мы не знаем... Кроме одного, но об этом позже... Но почти уверены, что многие люди в министерстве... они сторонники Дориана. Куплены им... Или сами перекинулись на его сторону... Они имеют большую власть, и подстроить твой арест под законный процесс им ничего не стоит... Теперь понимаешь?
- Но что они выиграют с того, что... что уберут меня? - бесплодно пытаясь сдержать голос от предательской дрожи, спросил Вилле.
- Мы пытаемся это узнать... Мы тоже не так честны, - невесело усмехнулся Адамс. - У нас есть и свой штат в министерстве... Свои люди... Но пока мы не можем ничего узнать. Но ты прав, за этим действительно что-то кроется... Просто так ты им не нужен...
- Тут два варианта, - вступил Дракула. - Либо они хотят использовать тебя, либо эле6ментарно убрать, чтобы ты не стал помехой какой-то их операции...
- Да при чем тут я?! - воскликнул Вилле. - Они что, думают, что я профессиональный киллер?! Дориан погиб по чистой случайности, я защищался! У меня не было цели его убить!!!
- Мы все это знаем. Но от этого легче не станет... Твоя вина весьма сомнительна - но она есть. Ты действительно убил человека, но сам понимаешь, из-за этого они не устроили бы такой заварушки... Тебя бы могли оправдать - ты действовал по самозащите, к тому же ты несовершеннолетний... Тело исчезло - значит, нет прямых доказательств... Свидетели... Только Рита. Но это уже не проблема, выставить это так, что она ничего не знает - элементарно... Ну еще много чего. В общем, ты сам понимаешь - это не из-за убийства. И не из-за того, что они хотят отомстить... У них действительно есть определенная цель. Ее, опять же повторюсь, мы еще не знаем...
- И что... что со мной будет?
- Я не знаю... Арест, обвинение... Дальше - неизвестно. Я не могу тебя ни к чему готовить.
- Что мне теперь делать?
- Тебе - ничего. Именно - ничего! Никаких показаний! Ни в коем случае не отвечай ни на какие вопросы - ты имеешь на это право... Иначе любое твое слово может тебе очень и очень сильно повредить... И еще... Винсент... - Дракула повернулся к Адамсу. - Я думаю, ему нужно рассказать...
- Да-да, конечно... - вздохнул он. - Вильгельм... Я хотел бы тебя просветить еще насчет одной вещи... Возможно, это улучшит наше с тобой дальнейшее взаимопонимание и мне легче будет тебе помочь... И ты не наделаешь глупостей по неведению... Я имею в виду себя...
- В каком смысле?
- Я думаю, ты в курсе, - Адамс замялся. - В курсе, что я... Ну, немного...
- Не той ориентации? - равнодушно подсказал Вилле. Ему уже было не до того, чтобы обдумывать свои слова.
- И при чем тут это?
- Именно! - кивнул обрадованный Адамс. - Я думаю, раз уж все так далеко зашло... Я не совсем тот, за кого себя выдаю.
- Не понимаю...
- Подожди... На самом деле все в порядке у меня с ориентацией, и со всем остальным тоже... Просто мне пришлось изменить в себе все. Стать другим человеком во всех смыслах этого слова...
- Зачем? - прервал Вилле.
- Меня тоже разыскивают. И тоже из-за Дориана.
- Что? - нахмурился Вилле.
- Да... За этим стоит довольно сложная история... Это произошло совсем незадолго до твоего рождения... Когда твои родители были еще живы, но Дориан уже... - Адамс умолк на секунду, и потом продолжил. - Ты все знаешь об этом. Что он убил трех магов... Моя... Моя жена... Она помогала Вирджинии, одной из них. Всегда была с ней и была в курсе всего того, что происходило.
Я не буду вдаваться в подробности... Она подслушала разговор Дориана. Тогда, когда он еще жил в этом замке и только начинал готовить... все это... благодаря ей остальные трое и узнали о предательстве и умыслах Дориана. Но он узнал, кто раскрыл его планы и убил ее. Тогда началось расследование... Дориана выгородили, а обвинение повесили на меня... Детали не важны - им просто помогло то, что я оказался в ненужном месте в ненужное время... Знаешь, в министерстве, по-моему, это уже стало традицией, - вздохнул он. - Но мне удалось скрыться... До всего этого я не был преподавателем... Я работал в этом министерстве, но это меня не спасло. В общем, мне пришлось бежать... Обо мне вскоре забыли, и я вновь рискнул вернуться... Уже в таком обличье, с другим именем... Устроился в школу. Никто ничего не заподозрил, и мне только того и надо было... А сейчас я вновь оказался впутан во все это... Не удивлюсь, если в министерстве снова поднимут мое дело. Нет, искать уже вряд ли будут, официально я, кажется, мертв... Но из того дела они могут узнать много полезного... для себя, разумеется... Но никак не для тебя. Сейчас я, как могу пытаюсь помочь тебе... О том, кто я такой на самом деле знают всего несколько человек - это наши люди в министерстве... Теперь об этом знаешь и ты, и я думаю, нет нужды говорить тебе, что это должно остаться тайной... Иначе все может рухнуть.
- Нам трудно сейчас что-то планировать и вообще что-то делать, потому что мы практически ничего не знаем. Но готовиться надо к худшему... И еще... Помнишь того человека, которого... который приходил тогда вместе со мной и Лайт тебе в больничный корпус, сразу после того, как ты очнулся? Ричарда Грегори?
- Да...
- Нашей первой ошибкой было то, что мы тогда согласились отвечать на его вопросы... Он допрашивал и Риту, и меня... А потом и тебя. Правда, до этого он уже все знал, и в разговоре с тобой только окончательно во всем убедился. Он больше всех заинтересован в твоем аресте...
- Почему?
- Он и есть единственный пока точно известный помощник Дориана в министерстве. Он имеет там очень большое влияние, и одного его слова достаточно, чтобы...
- Влад... Я не говорил тебе... - Вилле задумался на секунду, собираясь с мыслями. - У меня есть на счет этого особые соображения... Скажи, ты знал о том, что этот Грегори был очень близок... моим родителям? И Вирджинии?
- Что? Что ты имеешь в виду?
- Я видел его и моих родителей. Они говорили об этом... Уже после того, как Вирджиния была убита.
- Как это... видел? - нахмурился Дракула.
- В прошлом. Когда я лежал в больничном корпусе... Мы тогда сами пытались во всем этом разобраться. Я написал заклинание, которое перенесло нас на шестнадцать лет назад. Тогда мы и узнали все про Дориана и про остальные артефакты.
- Ты был... В прошлом?! Но это же невозможно... Никто еще...
- Но мы же там побывали! Получается, возможно...
- С кем ты там был?
- С Ритой... И Эшли Ричардс.
- Что?! Получается, об этом знает еще два человека?
- Рита знает абсолютно все, да я и не собираюсь от нее ничего скрывать, - жестко произнес Вилле. - А Эшли...
- Черт... Вилле, ты понимаешь, что если это станет известно...
- Не станет... За Риту я спокоен. - Резко оборвал Вилле. - За Эшли тоже. Я не такой идиот, за которого меня тут держат.
- Но все же надо поговорить с этой... Ричардс... Ладно, это уже наше дело. А насчет Грегори... Да Вилле, ты прав, если почувствовал, что с ним что-то не то... Он, один из многих, конечно, очень хорошо помог Дориану... Благодаря ему и удались большинство его замыслов... Он очень активно ему... содействовал...
- Но как?! Он же... - Вилле запнулся. - ...с моими родителями...
- Этим и содействовал. Предатель, Вилле! Обыкновенный предатель! Все просто...
- И вы не знали об этом?!
- Не знали... Тогда, когда он тебя расспрашивал - не знали... - покачал головой Дракула. - Я не так долго в этой школе... Хотя родителей твоих знал всю их жизнь... Я же вампир... - ответил он на удивленный взгляд Вилле. - Так что я многих видел... Но вот в этой истории с Дорианом я никак не участвовал... В школе меня тогда не было... Не знаю, может, если бы я тогда присутствовал при этом, сейчас нам было бы легче...
- Профессор Адамс! - спохватился Вилле, прервав рассуждения Дракулы.. - Помните, мы пришли к вам... Спросить про горгулью. Вы знаете, что она тоже причастна к этому?
- Что? - воскликнул Адамс. Дракула, смотрящий в окно, резко обернулся.
- Да. Она приходила к нам в спальню... Этой ночью.
- В спальню? - не веря своим ушам, переспросил Дракула.
- Да... Сказала, что хотела поговорить... И она рассказала мне много... про Дориана... Это она тогда спасла его, когда... когда он убил их. Она вынесла его оттуда.
- Адена?!
- Да... Она служила ему, тогда, шестнадцать лет назад. И после помогала. А теперь - нет... По ее словам. Но я ей не верю.
- Вот этого я не ожидал... - потрясенно покачал головой Дракула. - Я так и знал, что она неспроста сюда явилась...
- Ты думаешь, она что-то разузнавала тут?
- Я не знаю... Трудно что-то сказать... Но действительно, странно... Что он еще говорила? Расскажи все!
- Ну... Сначала она говорила что-то про силы, уравнителем которых является Хелланд... - Вилле глянул на Дракулу - тот кивнул, велев продолжать. - Потом про то, что Дориан тем, что он уничтожит замок, хотел их выпустить и использовать... Ему помешали остальные трое магов... И у них почти получилось его...
- Получилось его убить, но она его спасла... - со вздохом закончил Дракула. - Что ж... Да, хорошенькую службу она нам сослужила... Но вот я одного не понимаю - зачем она все это тебе рассказывала?!
- Она сказала мне, что ее никто не подсылал... И что она теперь... не за него. Она сама не знает, за кого...
- Все ясно... Когда Дориан был в силе, она была с ним. А теперь, когда он мертв - она мечется, не зная, к какому лагерю ей прибиться... Это плохо... Невольно она может и послужить, и навредить как нам, так и им... Она, конечно, уже улетела? - обратился он уже к Адамсу.
- Да... - ответил тот. - Все теперь понятно... А я недоумевал - зачем это ей понадобилось вернуться в Хелланд... А это из-за тебя, Вильгельм... И все-таки лучшим исходом будет пока именно то, что она не знает, на чьей она стороне... Это лучше, чем она была бы шпионом...
- Но мы ничего не знаем насчет этого... - подвел итог Дракула. - Хорошо, Вилле... Тебе еще есть, что сообщить нам?
- Нет... Больше ничего... Если только... Почему, если мы знаем, что Грегори предатель, то не можем это никак использовать? Ведь у него не может быть схвачено все министерство? Может быть, у нас получится...
- Нет... - покачал головой Дракула. - Обвинить его ни в чем не получится... Ты прав - само собой, не все на стороне Дориана... Но мы не сможем предъявить веских доказательств...
- А разве то, что я видел его... Не доказательство?
- Подумай сам, Вилле - кого скорее послушают? Его или тебя?
- Ясно... - он потупил на мгновение взгляд. - Влад, подожди... - он вскинулся, словно вспомнив что-то. - Я хочу еще спросить... Возможно, это совсем не к месту, но я давно уже думаю над этим... Вы ведь видели Дориана?
- Да... - Дракула непонимающе нахмурился, но Вилле между тем продолжал.
- Вы помните, как он выглядел? На вид - лет двадцать пять, не больше... Молодой совсем... Но как? Ведь прошло шестнадцать лет!.. Как он мог...
- Так сохраниться? - хмыкнул Дракула. - Да, я знаю... Это все магия артефактов... Я даже могу тебе точно сказать - магия часов... Тех золотых часов, помнишь? Они были у него на шее... Они, вероятно, способны на что-то в этом роде... А он смог эту магию применить... А это разве важно?
- Нет, мне просто было непонятно ... - Вилле сразу потерял к этому вопросу всякий интерес. Тогда больше мне сказать нечего... Но теперь я хочу знать... Чего ждать мне?
Адамс и Дракула переглянулись. Повисла звенящая тишина.
- Худшего. Я так говорю, потому что не знаю абсолютно ничего... - наконец заговорил Дракула. - Нам всем надо быть готовым... Потому что в любую секунду мы можем оказаться в такой ситуации...
- И что мне делать, если меня все же... арестуют?
- Я уже говорил - ничего. Ни в коем случае, слышишь? - ни в коем случае не сопротивляться! Не отвечать на вопросы... Я прекрасно знаю, что ты не идиот, Вилле... Но все зависит тут не от этого... Нам надо теперь только изворачиваться. Именно изворачиваться... Лгать - как и они. Доказать что-то им уже бесполезно - мы пытались... И тут еще одно подозрение... Но я пока промолчу, потому что не уверен в этом точно... Скажи... Ты действительно не умеешь пользоваться теми артефактами?
- Нет... Я и не пытался...
- Хм... Что ж... И еще... Если это все-таки произойдет... Ты понял, о чем я... Об артефактах - ни слова. Ни где они, ни у кого - ничего. Пока нам удалось сохранить это в относительном неведении...
- Хорошо... А что ты имел в виду? Какое подозрение?
- Нет... Сейчас я не стану об этом говорить, пока окончательно не буду во всем уверен...
Дракула отошел обратно к окну. Вилле неподвижно сидел, стараясь унять сбивающееся дыхание и неровный ритм сердца. Голова соображала плохо, но может, сейчас это было только и к лучшему - он, возможно, не до конца осознавал своего положения...
- Вилле... Все в порядке? - не оборачиваясь, спросил Дракула. Вилле понял, что этот вопрос совсем не относится к его физическому самочувствию.
- Само собой, нет. - Проговорил он, глядя в пол. - Но хотя бы я предупрежден...
- На это я и рассчитывал. Держись, понял? - голос Дракулы был стальным. Он именно приказывал, а не просил и не поддерживал...
- Понял... - мрачно ответил Вилле. - Можно мне идти?
- Иди... Ступай сразу в спальню, хорошо?
Вилле только кивнул и поднялся с кресла.

3

глава 3

После того, как Вилле вместе с Дракулой покинули урок демонологии, он на занятия в этот день больше не вернулся, и остальные уроки Рита провела без него, не находя себе места от беспокойства и страха. Когда в последний раз прозвенел колокол, Рита схватила свою сумку и бегом выскочила из кабинета практической магии. Ее надежды оправдались - Вилле был в комнате, она поняла это, потому что дверь была не заперта. Толкнув ее, Рита вошла в спальню.
Вилле сидел, точнее, полулежал за столом, положив взлохмаченную голову на сложенные руки. Бинты поверх гипса на правой были размотаны и обтрепанными хвостами свешивались с края стола, но Вилле это, видимо, ни капли не волновало. Рядом с ним стояла наполовину пустая бутылка с чем-то прозрачно-зеленым. Рита сейчас совершенно не к месту подумала, что у него такие же глаза - чистые и яркие, да и цвета такого же... На ее появление он не обратил никакого внимания, даже не шелохнувшись, когда хлопнула закрывшаяся за ней дверь.
- Вилле... - тихо позвала Рита, все еще стоя на пороге.
- Мне конец... - хрипло произнес он, заставив Риту вздрогнуть при звуке его странного, совсем не похожего на его обычный голоса, неожиданно осипшего и неразборчивого.
- Что... Что стряслось? - Рита так и не решилась сдвинуться с места.
- Мне конец... - так же хрипло повторил Вилле.
- Да что такое? - Рита скинула сумку прямо на пол и подошла к нему. - Что они тебе сказали?
- Что мне конец...
- Вилле! Да можешь ты нормально объяснить? Ты что... Ты пьян?..
- Наверное... Да, пьян... - немного подумав, произнес он.
- Ну что хоть случилось? - она присела рядом с ним на корточки, жалобно глядя на него.
- Меня скоро арестуют...
- Что?
- Да...
- Подожди... Вилле... Да посмотри ты на меня!
Вилле, как ни странно, послушался и поднял на нее глаза, безразличные ко всему и отрешенные, не выражающие ничего, кроме непонятного, известного только ему одному саркастического недовольства.
- Ты можешь рассказать мне, что стряслось?
- Могу... Но только не сейчас... Я пытался забыться, но ты мне помешала...
- Вилле... Ладно, хорошо... Идем, хочешь прилечь? - Рита поняла, что от него она сейчас все равно не добьется.
- Нет... - он выпрямился, потянулся за своей бутылкой, но Рита выхватила ее прямо у него из-под носа.
- Не надо... Не надо больше... Тебе уже достаточно...
- Хорошо... - безразлично пожал плечами он. - Я еще и напиться-то толком не успел... А хотелось бы... Может, ты не станешь мне мешать?
- Стану... как же, не успел!.. По тебе это заметно... Поднимайся и идем, приляг...
Рита потянула его за руку. Вилле покорно поднялся и, как ни странно, до постели добрался довольно твердой походкой.
- Что хоть у тебя с рукой? - недовольно нахмурилась Рита, подбирая растрепавшиеся бинты и, осторожно и даже несколько трепетно поддерживая его руку, принялась аккуратно перевязывать ее поверх непонятно как умудрившегося разболтаться гипса. - Больно?
- Да...
- Потерпи... Что же ты с ним делал-то... Рукой не двигай! - приказала она. - Больнее будет... Ну что стряслось хоть? В чем дело? Или ты не в состоянии сейчас мыслить здраво?
- В состоянии...
- Ну тогда может расскажешь, в чем дело? Да лежи ты спокойно! - Рита прижала его к подушке, видя, что предпринимает попытки подняться. - Ты можешь потерпеть пару секунд?!
- Хорошо... - вздохнул он, закатив глаза.
- Рассказывай, что стряслось... - она который раз попыталась добиться от него хоть чего-то.
- Я уже сказал... - Вилле поморщился и мельком глянул на то, как Рита продолжает перевязывать его руку, стараясь делать это как можно бережнее, но боль причиняли даже ее легкие прикосновения. - Меня скоро арестуют...
Теперь смысл этой фразы, произнесенной уже во второй раз, наконец-то дошел до Риты. Она замерла, глядя на него остановившимся взглядом.
- Как... арестуют?!
- Так... Мне сказали, что еще неделя на свободе будет просто чудом.
- Но как... Они не могут...
- Могут. - Вилле тряхнул головой, разгоняя пьяную истому, помогавшую, впрочем, немного отвлечься и притупить страх, но мешавшую говорить. - Я там кому-то очень-очень сильно мешаю... Вот они и решили, что я... - он запнулся, подыскивая нужное слово. - Решили меня убрать, выставив это как законное... это... разбирательство, вот. - Он наконец сформулировал свою мысль.
- Я не понимаю...
- Кому-то нужно меня убрать! Что тут непонятного?!
- Но кому?
- Дориану...
- Как... Дориану?.. Он же мертв... Ведь мертв?!
- Да, да... Мертв... Но у него свои... хм... помощники... союзники... в министерстве... Вот им-то я и мешаю...
- Но чем?!
- А я знаю?! - возмутился Вилле, попытался приподняться, но вновь оказался прижатым к подушке. - Дракула сказал, что они либо хотят меня использовать в своих... э-э-э... целях, либо убрать меня чтобы я не помешал какой-то их ... операции! - выдохнул он с трудом подобранное последнее слово.
- Но как они могут... Вилле, это же невозможно!
- Как видишь, возможно...
- И что... Неужели ничего нельзя сделать?
- Лично я или ты сделать ничего не можем... Мне вообще было приказано не рыпаться, а то хуже будет... А так есть хоть ничтожные шансы, что меня оправдают... Кажется...
- Но... Кому это нужно? Я не понимаю! Они знают, кто все это затеял?
- Помнишь, когда я только очнулся после того, как... как мы побывали в подземелье, ко мне в палату вместе с Дракулой пришел человек... Ричард Грегори... Помнишь его?
- Да...
- А ты его узнала?
- Мы его видели тогда с твоими родителями? - догадалась Рита.
- Именно! Он был предателем... Выведывал что-то для Дориана... Ну, это уже не важно... А, да, и еще!!! - вдруг вскинулся он. - Представь себе, Адамс и вправду заговорщик!
- Чего? - Рита нахмурившись, посмотрела на него, наконец закончив с бинтами. - Рукой пока не двигай... - предупредила она. - Ну так что там про Адамса?
- Он не голубой на самом деле!
- Что? При чем тут это?
- Да подожди ты... Ну да, нормальный он... У него даже жена была, но его обвинили в ее убийстве, и ему пришлось скрываться...
- Вилле, ты чего? Ты, похоже, бредишь... Какая жена?
- Обычная! - нетерпеливо взмахнул Вилле здоровой рукой. - Она моим родителям помогала, подслушала какой-то разговор Дориана, он об этом узнал и убил ее! А в убийстве обвинили Адамса, чтобы выгородить Дориана. И теперь Адамс скрывается... А раньше он в министерстве работал.
- Так... Становится все интересней... - мрачно отметила Рита. - Но только я не поняла ничего... Адамс во всем этом замешан?
- Да! Он и сейчас мне помогает... У него в министерстве остались его люди, которые о нем знают... И поддерживают нас...
- О боже... Вилле, подожди, но что с тобой-то будет?
- Да не знаю я!!! - раздраженно ответил он, приподнялся и полулег на постели, облокотившись о спинку.
- Ну подожди... Вилле, успокойся... Ляг, я же просила тебя пока полежать спокойно... - она снова уложила его, и пристроилась рядом сама, осторожно обхватив ладонями его руку, удерживая ее от нежелательного движения и неожиданно для себя самой принялась осторожно целовать его бледные тонкие пальцы, недоумевая, с чего это на нее нахлынул такой приступ нежности к нему... Даже не целовать, а просто легко касаться их губами... И потом только до конца поняла смысл всех сказанных сейчас слов...
- Вилле... Я не хочу... Я не позволю им тебя забрать, - проговорила она, всхлипнув, хотя слез не было...
- Ты ничего не сможешь сделать... - он замер, чувствуя ее губы, все еще касающиеся его замерзших и онемевших пальцев. - Рита... Не плачь... Ну почему я всегда заставляю тебя плакать?..
- Вилле, перестань... От твоих слов еще хуже... И к тому же я не плачу, с чего ты взял?
- Ну не надо... Потому что мне сейчас и самому захочется разреветься... Точнее, уже очень давно хочется... Но я плакал в последний раз так давно...
- Что же нам делать?.. - проговорила Рита.
- Ничего... Хоть это и хуже всего - ничего...
- Вилле, да перестань ты... Я, конечно, понимаю, что ты сейчас не совсем... э-э-э... хорошо собой владеешь... Но ты должен понять, в каком ты положении.
- А помнится, это я пытался заставить тебя войти в мое положение... А теперь ты сама меня к этому призываешь, - усмехнулся он. - Да понимаю я все... Я боюсь, я в отчаянии... Но что с того, что я это чувствую? Это ничего не изменит...
- Вилле, ты вряд ли себя сейчас слышишь... Хватит... Сейчас у нас не получится никакого разговора. Ты пьян, я не могу ничего сообразить...
- Это к лучшему?..
- К лучшему...
- Что будем делать? Сейчас... Просто, что? Спать хочешь? Или что-нибудь еще...
- Я хотел напиться... Так, чтобы ничего потом не вспомнить...
- Не надо, Вилле... Не хочу, чтобы ты при мне напивался...
- Ну так давай я уйду... В замке много мест, где я могу спокойно утопить свое... свои мысли вот в этой бутылке... - Вилле кивнул в сторону стола, на котором стоял вожделенный, но недоступный пока сосуд.
- Не надо... Что за стремление - когда плохо, сразу напиваться... И вообще, мы уделяем этому вопросу слишком много времени... Все, хватит!
- Хорошо... Тогда что мне сейчас делать?
- Ну идем... погуляем, что ли... Или ты не сможешь...
- Смогу! - прервал он. - Пошли... Идем правда пройдемся...
- Хорошо... Только смотри... Сам напросился... А то продолжительные прогулки в состоянии алкогольного опьянения могут быть чреваты последствиями... - сочла своим долгом предупредить Рита. Вилле, как всегда, только отмахнулся и принялся натягивать свитер.

- Ну что, нормально? - спросила Вилле, когда они уже покинули замок и, не обращая внимания на грязь под ногами, медленно шли под сенями высоченных мокрых и черных елей, угрожающе покачивающихся над головами. Вилле прошелся по маленькому островку снега, остававшегося до этого не размытым и не втоптанным в землю, оставив глубокие следы своими тяжелыми сапогами жуткого панковского вида, который всегда вызывал у Риты изумление и непонимание - шнуровка до колена, навешанные на голенища цепи, звенящие при каждом шаге, как кандалы кентервильского привидения... Видимо, в оформлении своей обуви он воплотил все свои больные фантазии, хотя панком на самом деле не был никогда и меньше всего был на него похож... Но что-то мрачно-тяжелое, гнетуще, угрюмое в его внешнем виде всегда присутствовало, и, по идее, обязанное не вязаться с его образом, совершенно поразительно мешалось с собственным его изяществом и удивительно прекрасной тонкой хрупкостью, почти девичьей, но именно поэтому приковывавшей к себе внимание своим совершенно беззащитным образом... Рита, задумавшись об этом всем, глядела на цепи, болтающиеся на его сапогах, в которые были заправлены его вечные черные кожаные джинсы. Рита уже стала подумывать о том, что они у него стали чем-то вроде талисмана, настолько уже она привыкла видеть их на нем...
- Рита... - позвал он, оборачиваясь и держась за тонкий ствол еще не возмужавшей ели - все же выпитое ощутимо сказалось на его равновесии, хотя голова была на удивление ясной. - Ты чего? О чем задумалась? Опять?.. - он, догадавшись о ее мыслях, расстроено опустил длиннющие ресницы, мило надув умопомрачительные губки. - Мы же хотели пока не говорить об этом...
- А я и не об этом... - Рита пожала плечами, наконец очнувшись. - Я... - она замялась, подыскивая отговорку. - Я вот смотрю опять на твои сапоги и думаю, что они кошмарные...
- Ничего и не кошмарные, - улыбнулся Вилле, обрадовавшись ее словам. - Ты просто ничего не понимаешь!.. Вилле наконец отлип от ствола, решив, что может твердо стоять на ногах. Ветер, хоть и не сильный, раздувал полы его не застегнутого длинного кожаного плаща, трепал длинные кудри, то и дело налетавшие на его лицо, и он постоянно откидывал их назад...
- Вечно ты что-нибудь, да выкинешь... На тебя и так все оборачиваются, когда ты по коридорам ходишь...
- Я люблю внимание! - криво усмехнулся он, на мгновение придав своему лицу совершенно неуместное и непонятно к чему здесь примененное презрительно-насмешливое выражение.
- Вилле, тебе семнадцать лет... А ты до сих пор сущий ребенок...
- Это почему? - он остановился, с интересом заглядывая в ее лицо и ожидая продолжения.
- Ты изнеженный, избалованный, капризный, наглый, нахальный, безответственный, хитрый, заносчивый, бессовестный, сумасшедший, безрассудный, пошлый, к тому же страдаешь манией величия... - она перевела дух, а улыбка на его лице становилась все шире и довольнее. - В общем, беззащитный милый мальчик... Теплый всегда какой-то и очень позитивный... Вот знаешь - посмотришь на тебя, и как-то сразу хорошо становится... Странно, да?
- Я - беззащитный? - удивленно улыбнулся Вилле. - Не-ет... И да-а-авно уже не мальчик! - протянул он.
- Мальчик-мальчик, еще какой! Тебе еще взрослеть и взрослеть... Глупый ты, Вилле... Совсем еще глупый...
- Как ты там сказала... Я еще хитрый? - он довольно прищурился.
- Да.
- И пошлый? - он заиграл ямочками на щеках, снова разулыбавшись.
- Еще какой!
- Ух ты! Как же ты тогда меня такого противного терпишь?
- Пока не жалуюсь... - она тоже улыбнулась. Он просил ее "поиграть в то, будто все в порядке", и она как могла это исполняла. Знать о том, думает ли он сам сейчас обо всем этом или нет, она не могла, но если даже и думал, то очень умело и искусно это скрывал... Либо он хороший актер, либо действительно такой самонадеянный и безответственный... Она делала для него вид, что все хорошо, и изо всех сил старалась и внутреннее состояние подстроить под это... Он же, возможно, просто от отчаянья и безысходности погрузился в эту иллюзию целиком, уже начиная верить, что это на самом деле реальность...
- Что мы сейчас будем делать? - спросил он.
- А что ты хочешь?
- Я... - он мило задумался, соображая, чем же им действительно заняться и мечтательно захлопал ресницами. - Не знаю... - все еще едва заметно улыбаясь, он подошел к ней, и, галантно поклонившись, все с той же положил одну руку ей на талию, а другой сжал ее ладонь и закружил в безызвестном вальсе. - Давай подумаем вместе, - он мечтательно взмахнул ресницами, а Рита смотрела в его блестящие, чуть влажные глаза, слишком пронзительные и яркие, чтобы выдерживать их взгляд, и пыталась хоть что-то сказать или хотя бы подумать, чтобы стряхнуть оцепенение, которое они на нее наводили...
- Странно, наверное, мы сейчас с тобой выглядим, - наконец проговорила она, узнавая невольно в этом импровизированном танце их новогодний бал. - Кружимся тут... Одни... Просто так...
- Да, - он пожал плечами. - Наверное...
Ни он, ни она теперь не знали, что же друг другу сказать... То ли не было мыслей, то ли они боялись разрушить ту зыбкую дымку, защищавшую их от действительности, хотя и знали, что она и сама скоро рассеется и все станет не свои места... Но не здесь и не сейчас...

***
- Мистер Вало, я попрошу вас повторить то, что я сейчас сказала! - прогремел над самым ухом грозный голос Лайт. Рита вздрогнула, а Вилле подскочил, словно его укололи и резко обернулся - профессор стояла прямо за их партой. Они благоразумно замолчали, и Рита принялась делать вид сосредоточенного списывания каких-то правил магической защиты с доски.
- Почему вы думаете, что можете позволять себе отвлекаться на моих уроках? - вскипела она. - Или вы уверены, что я буду давать вам поблажки, потому что... - она осеклась, не желая произносить причину, которую она имела в виду. - Ну же, повторите!
- Что... повторить?
- То, что я сейчас сказала!
- Вы сказали, что не намерены давать мне поблажек...
- ВАЛО!!! - возопила она, заставив некоторых особо нервных студентов повскакать со своих мест от неожиданности. - Не стройте из меня дуру!!! Прекратите немедленно, иначе я приму меры!!!
- Хорошо-хорошо, - Вилле принял виноватый и пришибленный вид, хотя в глазах его плясала злобная мстительная радость - Извините!
- Еще одна такая выходка... - Лайт просто готова была взорваться от ярости. - ...и вам очень не поздоровится!!!
Лайт, вся красная от злости, наконец отошла от их стола, и Рита вздохнула с облегчением. Вилле только хмыкнул, провожая ее довольным взглядом и снова развалился на стуле.
- Ну нет... Сегодня у меня особо плохое настроение, а она его до конца портит... - процедил он сквозь зубы.
- Вилле, не надо, - предостерегающе покачав головой, прошептала Рита. - А то она и правда...
Договорить ей не дал грохот, раздавшийся откуда-то сбоку. Вилле, легко взмахнув рукой, обрушил со стены стенд с какими-то таблицами по практической магии.
- Вилле, перестань! - она пихнула его коленкой по ноге, когда Лайт, раздувая ноздри, как разъяренный бык, медленно повернулась в сторону рухнувшего стенда.
- Это не я, - лишь невероятным усилием сдержав довольную улыбку, он поспешил ответить на пылающий ненавистью взгляд директора. Та, тяжело дыша, промолчала и, взмахнув рукой, вернула стенд на место и только хотела продолжить объяснение...
- Вилле, не смей! - прошипела Рита, хватая его за руку, которую он было снова поднял. Однако Вилле, не слушая ее, хладнокровно кивнул стене...
- ПЕРЕСТАНЬТЕ!!! - заорала Лайт, прыжком повернувшись к вновь оказавшемуся на полу стенду.
- Это не я! - воскликнул Вилле с праведным удивлением, посмотрев на нее невинными глазами.
- Отлично! - стенд снова вернулся на место, Лайт отвернулась от него, делая вид, что совершенно спокойна. Гримаса на ее лице, которая, вероятно, изначально задумывалась как улыбка наряду с выпученными глазами придавала ее лицу совершенно неповторимое выражение.
- Вилле, прекрати! - Рита, наконец, изловчившись, двинула ему по ребрам. Коронный прием... Вилле, сдавленно охнув, согнулся пополам, но вряд ли от боли, а скорее от неожиданности и возмущения тем фактом, что на его неприкосновенную персону осмелились покуситься, и поспешил принять страдальческий вид великомученика и надуться от незаслуженной обиды. Рита, как всегда зная, что это очередная уловка, ругая себя за слабость, тут же пожалела его, раскаявшись в содеянном.
- Рыжий... - она похлопала его по коленке. - Ну ладно... извини... Между прочим, я знаю, что тебе не больно!.. Не больно ведь?.. - виновато прибавила она с надеждой.
- Прекратите разговоры!!! - прогремела Лайт, и Рита благоразумно замолчала, только продолжая утешать его коленку под столом. Вилле положил голову на сложенные руки и, довольно жмурясь, посмотрел на Риту. Лайт, старательно стараясь взять себя в руки, дрожащим от злости голосом продолжила свой рассказ о видах боевой магии.
Но видимо, провести урок спокойно ей было не суждено. За дверью вдруг послышались громкие голоса, и над всеми ими вдруг отчетливо взвился крик Дракулы.
- Вы не имеете права! У вас нет ордера!
- Имеем... - раздался вслед за этим чей-то до боли знакомы голос. В ту же секунду дверь распахнулась, и Вилле понял, что все это значит. В кабинет вошел Ричард Грегори в сопровождении еще четырех людей в одинаковой одежде, видимо, охранников. Вслед за ними влетел и Дракула.
- Вы не можете... - прошипел он, встав перед Грегори.
- А личный приказ министра вам ни о чем не говорит? - тот потряс у Дракулы перед носом какой-то бумагой. - Мы забираем его до выяснения обстоятельств!
- Какого выяснения? Вы не можете арестовать его без...
- Можем! - рявкнул Грегори и вместе с четырьмя охранниками направился в конец аудитории - прямо к Вилле, который был не в силах двинуться с места. - Молодой человек, вы пойдете с нами... Вы арестованы.
- Что? - Вилле подскочил, но двое охранников уже крепко взяли его под руки. Рита растерянно и непонимающе смотрела на Дракулу, но тот лишь взмахнул рукой, приказывая сидеть на месте.
- Извините! - вдруг возмущенно воскликнула Лайт, до этого изумленно молчавшая. - С какой это стати вы вламываетесь в мой кабинет и высказываете мнение, что вправе арестовать студента моей школы?! - она угрожающе двинулась к Грегори. - Этот парень покинет Хелланд только...
- Мне не требуется ваше согласие! - взревел Грегори. - Уведите его!
- Но я... - Вилле попытался освободиться, но ему тут же заломили руки. Он тонко вскрикнул, невольно пытаясь освободиться и корчась от боли в нещадно вывернутой назад сломанной руке.
- Мне стоит расценивать это как сопротивление? - процедил Грегори. - Все, довольно...
Вилле, бледного от боли, как полотно, выволокли из кабинета, не обращая внимания на крики Дракулы и Лайт. Рита было подскочила следом за ними, но Дракула снова остановил ее взмахом руки и выскочил за дверь вслед за ними. Но вскоре голоса стихли...
Рита остановившимся взглядом смотрела на дверь. Ученики, в первые секунды, когда Лайт и Дракула покинули кабинет, напряженно молчавшие, как по команде загалдели. Рита, не замечая посыпавшихся на нее вопросов, встала из-за стола, собираясь покинуть кабинет, как вдруг что-то, как ей показалось, блеснуло на полу. Рита глянула вниз. У ножки стула, извившись тонкой змейкой, лежала его золотая цепочка... Рита нагнулась и подняла ее - видимо, она расстегнулась и соскользнула с его руки... Рита сунула браслет в карман и выскочила за дверь.

Глава 4

Вилле никогда не думал, что ему придется оказаться в тюремной камере. Но тем не менее, он сейчас находился именно там... Он сидел на постели, поддерживая правую руку левой и все еще закусив губу - с ним не очень-то церемонились, доставляя сюда... Хотя прошло уже несколько часов, рука по прежнему отзывалась жуткой болью при каждом движении. Поэтому он предпочитал сидеть, не шевелясь и просто попытаться понять, что же все-таки творится...
Странное было ощущение... Он либо никак не мог понять, где он находится, либо просто не хотел этого осознать... Пустая камера... Хотя и на камеру-то вовсе не похожая, по крайней мере на такую, какую он себе представлял... Ну окно с решеткой было, само собой... И в него сейчас ярко светило закатное солнце. Ознакомление со своим новым местом жительства уже имело место быть - Вилле просветили, где он находится... Крошечный островок, недалекий, впрочем, от Хелланда... Относительно недалекий... Вилле не так хорошо был знаком с географией этих мест, но тем не менее знал, что Хелланд, этот тюремный остров и еще несколько не6больших островков, в целом - довольно крупный архипелаг, находится где-то совсем недалеко от мыса Файф-Несс в Британии... Само собой, архипелаг этот на людских картах нанесен не был, и о нем не знали... На защищенных мощнейшими заклинаниями островах находились основные магически важные центры. На самом большом из них острове находился Хелланд. Но даже такой огромный остров, на котором тянулась длинная горная цепь и огромные леса, оставался незамеченным для людей... Как, само собой, и весь остальной архипелаг.
Впрочем, Вилле сейчас абсолютно не интересовали собственное местонахождение и его география. Еще одним неприятным событием стало то, что тюрьма - как и почти весь остров, на котором она располагалась, был защищен древним сильным заклятием - и никакие магические эффекты благодаря ему там не действовали. Магию применить было невозможно... Ни перенестись, ни использовать какие либо заклинания, даже двигать предметы - ничего... И поэтому даже самые сильные маги оказывались беспомощными, как обычные люди... Это и было самой сильной защитой острова - убежать заключенным, которые не могли применять магию, было практически невозможно... Как утверждал Грегори, еще никому эту защиту сломать не удавалось и не удастся... И сами тюремные охранники пользовались обычными людскими средствами - огнестрельным оружием и резиновыми дубинками, впрочем, в таких условиях весьма действенными... Впрочем, побег совсем и не входил в планы Вилле...
Нет, ну не было у него почему-то ощущения, что он находится в тюрьме... Не смотря ни на решетки на окнах, ни на охранников в коридорах... Словно его просто пересилили в другое место...
Сначала, когда его забирали из Хелланда, у него на душе была только злость и ярость. А теперь стало тоскливо и страшно. Он был тут абсолютно один... Не зная, чего ему ждать и что с ним будет... Все произошло как-то спонтанно, необдуманно и неожиданно. Вилле никак не думал, что вот просто так за ним однажды явятся и просто посадят за решетку... Но произошло все именно так.
Именно пришли и забрали...
Вилле все-таки решился подняться. Все так же поддерживая правую руку левой, он встал с постели и прошелся по комнате, разминая затекшее тело. Потом подошел к окну. Вид из него открылся самый что ни на есть непостижимый: высоченная стена с колючей проволокой и за ней, после полосы берега - море... Да, это море сопровождало его всюду - даже здесь... Он вспомнил пляж у Хелланда - его любимое место, куда он так часто приходил и с которым было связано так много... Вилле вздохнул и отвел глаза. Что ж, будем привыкать к новому месту жительства...

***
В тот день Рита вернулась в комнату раньше обычного - не было последних уроков Адамса. Рита, впрочем, догадывалась, куда пропал преподаватель звероведения... После того, как Вилле забрали, Адамс и Дракула вообще перестали появляться на уроках - как они говорили сами, "улаживали конфликты с министерством"... На обед она не пошла и направилась прямиком в свою комнату. И, уже идя по пустынному коридору, увидела, что дверь ее комнаты распахнута настежь. Уже понимая, что она там, скорее всего, увидит, она заглянула внутрь.
Она была права - обыск. Все тот же вездесущий Грегори с теми же четырьмя охранниками. У окна, наблюдая за ними, стоял Дракула. Увидев Риту, он встревожено нахмурился. Грегори обернулся.
- Так... Мисс Авеллан, если я не ошибаюсь?
- Да... - пролепетала Рита.
- Замечательно... Вы здесь живете, так?
- Да...
- С Вало?
- Да...
- Вы не против ответить на некоторые наши вопросы?
- А... - Рита оглядела комнату. Все было перевернуто вверх дном - и ее вещи, и вещи Вилле...
- Вот и хорошо! Скажите нам пожалуйста, кем вы приходитесь Вало?
Рита замялась, такого вопроса никак не ожидав. Глянув на Дракулу, она увидела, как он за спиной Грегори прижал палец к губам и покачал головой. Рита поняла, что ей велено молчать.
- Никем...
- То есть, просто соседка по комнате?
- Да...
- Хорошо... Вы участвовали в том, что произошло ночью 2 февраля?
Рита снова посмотрела на Дракулу, но на это раз никаких знаков не получила. А потом и сама поняла, что Грегори все, о чем ее сейчас спрашивает, и так прекрасно знает - ей уже приходилось отвечать на его вопросы тогда, после всего случившегося... Но все же она ответила.
- Да...
- И каким же образом? - подоспел новый вопрос.
- Я была с ним.
- Почему?
Рита растерялась. Как это - почему?!
- Ну... - она снова глянула на Дракулу - тот стоял, прикрыв ладонью глаза и даже не глядя на нее. - Мы с ним искали...
- Мистер Грегори! - вдруг не с того ни с сего заговорил Дракула. - Извините, конечно, что прерываю... Я хотел бы поговорить с вами...
Рита удивленно посмотрела на него и тут же поняла, что его встревожило - про артефакты ей нужно молчать. Конечно, Грегори о них знает, но видимо, у Дракулы были свои причины на то, что бы то не услышал о них ни слова из ее уст.
Грегори не менее удивленно посмотрел на Дракулу.
- Я вас слушаю... - натянуто произнес он.
- Я уже спрашивал у вас это, но ответа так и не получил... Слушание назначено на 26 февраля... И что, ему еще придется провести...
- Да, - не дав ему договорить, оборвал Грегори. - Мы не имеем права выпускать его.
- Хорошо... - Дракула посмотрел на Риту, пользуясь тем, что Грегори отвлекся на одного из своих охранников, вертевшего в руке гитару, и снова покачал головой. теперь все было яснее ясного - не говорить ничего...
- Это его артефакт? - спросил Грегори, беря гитару в руки.
- Да, - ответил Дракула.
- Это же незаконно! Он имеет огромную магическую силу - как вы могли доверить ее... преступнику?!
- Он пока еще не преступник! - оборвал Дракула.
- Это не важно! Хорошо... Гитару мы забираем.
- Зачем?!
- Я сказал, гитару мы забираем! Мы вправе изъять любую вещь, принадлежащую... подозреваемому!
- Эта вещь принадлежит мне! - покачал головой Дракула.
- Как - вам?
- Вы прекрасно это знаете... Вы не можете изъять ее.
- В интересах следствия - можем! - рявкнул Грегори.
- И чем же она поможет вам в расследовании? - хмыкнул Дракула.
- Ничем. Она будет уничтожена как незарегистрированный и опасный артефакт!
- Что?
- Да. - Грегори, посчитав разговор оконченным, передал гитару одному из охранников. Тот мгновенно исчез, едва гитара оказалась в его руках.
- Вы не имеете права уничтожить этот артефакт... - прошипел Дракула.
- Имеем. Мы имеем право на все. А теперь я попрошу вас не мешать нашей работе!
Обыск уже заканчивали. Само собой, никто не собирался устранять последствия, и поэтому сейчас спальня напоминала покинутое поле боя. Грегори и охранники удалились, не удостоив Дракулу больше никакими объяснениями.
Еще некоторое время в комнате царила тишина. Дракула задумчиво глядел на пасмурное небо за окном, а Рита оглядывала перевернутую вверх дном комнату.
- Извините... Профессор... - наконец она решилась подать голос. - Вы сказали, что назначено слушание... Его... Его будут судить?
- Да Рита, судить. Мы вляпались по уши... Теперь уже сложно будет что-то изменить.
- В каком смысле?
- Его могут и не оправдать.
- И что тогда? - Рита почувствовала, что в груди все похолодело.
- Тогда... Тогда у нас все равно останется один шанс... Я тебе сейчас объясню, - кивнул он на ее озадаченный взгляд. Немного собравшись с мыслями, он отвернулся от окна и продолжил. - Шанс у нас будет... Подать апелляцию самым верхам... Потому что те, кто занимаются делом Вилле - лишь локальное министерство, в дела которого эти самые власти не вмешиваются, потому что оно занимается обычными преступниками... ну и тому подобное.
- Тогда почему...
- Почему мы сейчас не привлекаем их? - угадал ее вопрос Дракула. - Им просто нет до него дела. Зато есть дело до Дориана. Понимаешь, если вина Вилле будет доказана и... - Дракула осекся. - Прямых доказательств его вины нет, я уже говорил об этом... И только после того, как станет известно это все, мы можем привлечь высшие чины. Доказать им, что Вилле непосредственно стал причиной гибели НАСТОЯЩЕГО преступника... Понимаешь, о чем я?
- Да... Кажется... То есть, вы хотите выставить перед властями все это так, что Вилле, убив его, сыграл им на руку... Помог сделать то, что не смогли они и этим может заслужить оправдание?
- Да. Но, еще раз повторю - надежды на это мало. Признать, что Вилле избавил их от преступника, за которым они сами столько лет безуспешно охотились... Понимаешь, для них это личное оскорбление... Признание своего поражения.
Дракула посмотрел на Риту, силясь понять, какую реакцию у нее вызовут его слова.
- Но ты не отчаивайся... Я понимаю, что ты сейчас испытываешь... И ему сейчас не легче. Но нам всем надо это пережить. Уже однажды так было... Вспомни... - Дракула заговорил тише, словно ему самому доставляли боль эти слова. - Тогда... Три месяца назад, когда Эми ударила его заклятием... Ведь никто не верил, что он выживет! Никто не верил, и даже он сам! А он выжил, поправился... Я понимаю, что для тебя это глупое утешение, но все же я не хочу, чтобы ты отчаивалась и теряла надежду.
Рита непонимающе посмотрела на Дракулу - такая сентиментальность никогда не была ему свойственна. Он ответил ей тем же немым взглядом.
- Мне пора, Рита... Я попытаюсь добиться встречи с Вилле... Сначала себе, а потом, возможно и тебе... - он повернулся и направился к двери. - До свидания.
Рита не успела больше ничего сказать - Дракула уже скрылся за дверью. Рита еще раз оглядела царивший в комнате погром. Прямо под ее ногами рассыпалась стопка листков с какими-то формулами. Рита наклонилась и подняла их. Уборка обещала затянуться надолго...
Вздохнув, она н6аправилась в половину Вилле - само собой, там рылись с особой тщательностью, на пол было вывалено все содержимое шкафов и стола, даже простыня была сброшена с кровати... Рита распихала его одежду обратно по полкам, заправила кровать. Черный футляр от гитары, безжалостно смятый, теперь уже ненужный, валялся на полу. Рита, свернув его, сунула его все в тот же шкаф...
Ящики стола шаткой башней стояли прямо на полу, поверх вываленного из них содержимого. Рита задвинула их обратно и принялась раскладывать по местам его книги, какие-то листки с заданиями... Кажется, эта была первая уборка, которая когда-либо проводилась в его столе... Рита подняла с пола очередной толстый том, как вдруг из него вывалилась незамеченная ею ранее толстая, потрепанная до невозможности тетрадь. Рита открыла ее - она была исписана больше чем на половину его небрежным и всегда так удивлявшим ее почерком. Рита пробежала глазами первую страницу и тут же поняла, что это. Это были песни. Его песни. Не заклинания, а именно песни... По десять раз перечеркнутые фразы и слова, иногда прорванная в обиде или в ярости бумага, но наконец - и окончательный, удачный вариант его переложенных на стихи мыслей. Пролистывая тетрадь, Рита встречала там знакомые строчки и вспоминала - он действительно иногда брал гитару и пел... Просто так, сидел где-нибудь в темном углу комнаты, перебирал струны гитары, перестававшей по его желанию в те минуты быть артефактом и принимавшей роль простого музыкального инструмента, и его мягкий низкий баритон, иногда еле слышный, иногда звучащий в полную силу, наполнял комнату... Рита сейчас вспомнила этот сильный, бархатно-вибрирующий низкий голос... "Тебе бы в опере петь, Вилле" - смеялась иногда она, но он почему на эти ее слова обижался...
Рита часто спрашивала у него, что это за песни, а он только отмахивался с деланным равнодушием. На самом деле он, скорее всего, элементарно смущался признаться ей, что это он их написал... Раньше Рита как-то не предавала никакого значения его "концертам", а теперь поняла, что у него редкий талант... Не только голос - но и те самые его стихи, в спешке или полусне нацарапанные на истрепавшихся листках... Поздновато поняла...
Она села на край постели, перелистывая тетрадь. Красивые строчки... и часто попадались поразительно подобранные острые мысли, четко являющие то, что зачастую человек не знает, как выразить... Что-то о любви, боли... О смерти?.. Наверняка, они часто и являлись причиной его каждодневной бессонницы, предпочитая рождаться когда-нибудь ночью, назло ему. А он, будучи то ли таким безвольным, то ли просто беззащитным под их натиском, был вынужден брать эту истрепанную тетрадку и выпускать все это на бумагу, чтобы наконец избавиться от их мучительных стенаний у себя в голове...
Весьма странные стихи... В них не было определенного сюжета или идеи, слова просто плавно текли, лишь в общих чертах раскрывая чьи-то... возможно - его... чувства. В общих чертах, неточно, без конкретных слов - но перед глазами совершенно четко всплывали картины, которые он сам представлял, когда пытался перенести это на бумагу. Возможно, у него просто не было слов и не хватало умения подобрать их, и это, казалось бы, обязанное только вредить его стихам, наоборот придавало им совершенное неповторимый манер... Рита еще долго сидела, переворачивая листы один за другим. Конечно, ему бы не понравилось, что она нашла эту тетрадь... Но он и не узнает. Рита испытывала по этому поводу мучительные угрызения совести, мысленно извинялась перед ним, но прекрасно понимала, что оторваться она уже не сможет... И поэтому она прочла ее всю, сохранив в памяти некоторые строчки. Они сами остались у нее в голове, и теперь никак не желали забываться. Рита отложила тетрадь, зная, что потом снова вернется к ней, откроет и будет читать, пока, наверное, не выучит всю ее наизусть...

***
Вилле очнулся от чьего-то резкого толчка. Открыв глаза, он увидел, что возле его койки стоят двое уже знакомых ему охранников.
- Понимайся, - приказал один из них. Вилле первые секунды недоумевал, зачем и куда его поведут, но потом вспомнил, что сегодня уже 26 февраля... И значит, суд... А он спал и даже не думал об этом. А в принципе, хорошо, что спал. Мучиться от страха и неизвестности было бы в десять раз хуже...
Вилле сел на постели.
- Что, уже? - спросил он.
- Да... У тебя еще минут двадцать, парень... К тебе сейчас кое-кто придет...
- Кто? - нахмурился Вилле, не сообразив спросонья, что наверняка пред заседанием к нему придет Дракула.
- Отчим твой, - ответил один из охранников.
Вилле вздохнул и вытянул из заднего кармана джинсов пачку сигарет, щелкнул зажигалкой и закурил. Да, здесь он начал курить... Не выдерживали нервы, а это, возможно, как-то помогало расслабиться. Скорее всего, это ему только казалось, но он уже мало заботился об этом. По крайней мере, это лишь позволяло ненадолго отвлекаться... Но и это уже неплохо.
За две недели, поведенные в этой камере, он уже слишком вымотался. Было невыносимо видеть эти стены и море за решеткой. Еще хуже было думать о том, что предстоит ему и что случиться дальше. И тяжелым камнем тянули вниз мысли о ней... Первые дни Вилле засыпал и просыпался в размышлениях о том, что он в тюрьме, что он самый настоящий заключенный, что все пошло прахом и не на что теперь надеяться... а теперь к этой мысли он уже привык, и думал только о ней. Скучал, мучился, изводился, вспоминая все и осознавая, к чему может привести все это его данное положение... И это оказалось намного хуже, чем страх перед будущим судом и приговором...
За все это время он лишь однажды поговорил с Дракулой - во второй день тут своего пребывания - но из его рассказа мало что можно было понять о том, что творится в Хелланде... Впрочем, уже неважно. Сегодня все станет ясно.
Охранники удалились, напомнив, что через двадцать минут вернуться. Вилле даже ухом не повел и продолжал задумчиво делать затяжку за затяжкой, глядя в стену невидящими глазами.
Щелкнул замок. Вилле поднял голову. В камеру вошел Дракула. Увидев Вилле, он непонимающе и укоризненно посмотрел на его сигарету, но тот только раздраженно махнул рукой и снова затянулся.
- Здравствуй... Вилле, - произнес Дракула. - Как ты?
- А ты как думаешь? - Вилле посмотрел на него, как на идиота.
- Хорошо... - вампир покачал головой. - Ты готов?
- К чему? Если б знать, к чему готовиться...
- Да... В этом ты прав... - вздохнул Дракула. - Но все же кое-что я могу тебе сказать... Только тебе это вряд ли понравится...
- Хочешь сказать, что меня не оправдают? - вздохнул Вилле.
Дракула несколько секунд смотрел ему в глаза.
- Да. Скорее всего. - Наконец произнес он. Вилле потупился. Да, он сам понимал это. Но теперь, услышав то же самое из уст Дракулы, он окончательно убедился в своих догадках. В глубине души надежды он не терял, но разум говорил ему другое...
- Ты уверен? - все же спросил Вилле, сделал последнюю затяжку и бросил окурок на пол. Дракула внимательно смотрел на него, когда Вилле достал еще одну сигарету... Долго щелкал зажигалкой, но дрожащие пальцы никак не справлялись. Наконец, после минуты мучений он зажег сигарету и жадно затянулся.
- Вилле... Тебе нельзя курить. У тебя астма, - произнес Дракула, все так же внимательно глядя на него.
- И что? Какая теперь разница? Я уже курю, поздно о чем-то думать...
- Это ты зря, - покачал головой Дракула. Вилле, то ли не заметив двусмысленности в его словах, то ли просто не подав вида, прервал его.
- Я спрашивал тебя о другом, - зло выдохнул он вместе с клубом дыма. - У меня есть шансы?!
- Это смотря на что...
- Оказаться на свободе.
- На это есть. Но я не буду тебе пока ничего говорить, пока сам не буду убежден. Пока мы ничего не сможем сделать, кроме как отправиться на слушание и ждать приговора.
- А потом?
- Смотря какой будет приговор.
- А какой он может быть? - Вилле поднял на него взгляд. Сигарета дрожала в пальцах - такого исхода он не ожидал.
- Я не знаю.
- Подожди... К чему они могут меня приговорить? - Вилле перепугался не на шутку. Одно дело - заключение, а то, что он подумал и на что намекнул ему Дракула - совсем другое.
- Я не знаю, - повторил он. - Я не могу тебе ничего сказать...
- Ты сказал - смотря какой будет приговор! Значит, ты подозреваешь, что он может быть...
- Хватит! - оборвал Дракула. - Хватит... Я пришел сюда не для того, чтобы мы с тобой обсуждали еще неизвестные вещи...
- Хорошо... - Вилле опустил голову.
- Послушай меня... Что будет на этом слушании - я не имею понятия... Можно сказать, я - твой адвокат... Но думаю, тебе это мало интересно... Я порошу тебя об одном - не делай глупостей. Тебе придется давать показания, и... - Дракула придвинулся ближе к нему и дальше говорил тихо, едва слышно. - ...они ни слова по возможности не должны слышать об артефактах.
- Но они же знают про них... - так же, вполголоса проговорил Вилле.
- Знают... Но мало. Надеюсь, что мало... Они знают, что все четыре артефакта спрятаны у нас. Не больше. И не должны узнать. Понимаешь?
- Да... Но если они спросят напрямую?
- Если так - то ты можешь не отвечать... Само собой, твое положение это совсем не улучшит, но мы не имеем права так рисковать. Артефакты потерять мы не можем.
- Даже ценой моей жизни? - прошипел Вилле, выпуская из носа струйки дыма.
- Никто еще не говорил, что твоя жизнь под угрозой! - вскинулся Дракула, но Вилле увидел, как забегали его глаза.
Вилле тихо рассмеялся.
- Да? А то, что "смотря каким будет приговор" - разве ты не это имел в виду?
- Я не буду говорить об этом. Потому что не хочу, чтобы ты в такой момент забивал себе этим голову.
- Отлично... Меня как всегда держат за полного идиота... Ваша тактика: "меньше знаю, меньше рыпаюсь" давно уже не актуальна! Она, знаешь ли, дает совершенно обратный результат!
- Прекрати, Вилле. Это домыслы сейчас тебе действительно ни к чему... Не забывай, что тебя ждет сейчас. И еще... О том, что ты знал, что грозит нашей школе... О Дориане. Постарайся тоже молчать... Вот тут-то как раз тебе не помешает выставить себя идиотом - пускай думают, что ты относительно Дориана пребывал в полном неведении.
- Хорошо... - Вилле устало потер виски. Странно, а он и не заметил, как раскалывается голова. - Я все понял... Скоро там начнется?
- Да... Уже с минуты на минуту придут...
- Слушай, Влад... - Вилле затянулся и отвел глаза. - Как там... Рита...
Дракула задумался на минуту.
- Она скучает... Я постараюсь устроить вам встречу в скором времени...
- Что еще раз подтверждает, что у меня нет шансов выбраться из всего этого дерьма... - вздохнул Вилле. - Когда ты сможешь это устроить?
- Я не знаю... Думаешь, это так легко? Знаешь, тебя тут держат за опаснейшего преступника... По их словам ты просто головорез какой-то... Так что, сам понимаешь, церемониться с тобой не станут...
- Но ведь ты сможешь...
- Постараюсь... Все, Вилле... Пора уже, - Дракула прислушался - к их камере действительно, судя по шагам, приближались. - Как ты? У тебя усталый вид...
- Само собой... Ладно, я готов... - Вилле сделал последнюю затяжку, кинул окурок на пол и потушил подошвой своего тяжелого сапога, увешанного цепями.
Дверь камеры распахнулась, вошли охранники. Из-за гипса наручники на Вилле надеть было невозможно, и поэтому его вели просто так, но, однако, направив дуло пистолета в спину. Вилле хмыкнул - его всегда смешили эти их действия. Будто он сейчас вырвется, раскидает их и перережет им всем глотки... Что ж, Дракула прав, его тут и правда держат за опаснейшего маньяка...

Зал суда находился здесь же - в этой же тюрьме, которая представляла собой что-то среднее между замком и старинным тюремным фортом. Вилле первый раз за это время покидал свою камеру.
Путь да этого самого зала занял около двадцати минут - коридоры, лестницы... Клетки... Кандалы... Цепи?.. Это и правда старый форт! Для полной картины тут не хватало только скелетов на этих самых цепях... К счастью, теперь тут в кандалы не заковывают... И не весь форт выглядел так замогильно. С клетками и орудиями пыток соседствовали навороты евроремонта и камеры слежения. Вилле, впрочем, было сейчас совсем не до этого... Он шел, то и дело отбрасывая с лица волосы, которые трепало на ветру, когда они проходили по улице, не глядя ни на охранников, ни на Дракулу. Знакомый запах моря щекотал ноздри... Вилле дышал и никак не мог надышаться им. Еще пару минут... Вот и пришли.

В зале суда было много народу. Очень много. Но знакомое лицо было лишь одно - Грегори. Он о чем-то переговаривался с главным судьей. Когда ввели Вилле, все как по команде замолкли и уставились на него. Вилле угрюмо оглядывал лица, и с удивлением для себя обнаруживал, что не все смотрят на него с ненавистью и отвращением. Конечно, это мало чем могло ему помочь, но хотя бы придавало сил... Хотя бы казалось, что придавало...
Его усадили за какой-то стол. Справа сидел Дракула, слева - охранник. Сзади слышались перешептывания, кто-то, кажется, даже пытался его о чем-то спросить... Но Вилле старался не обращать на это все внимания. Он посмотрел на Дракулу. Тот сидел, не глядя на него, о чем-то задумываясь.
И тут Вилле словно только сейчас осознал, что происходит. На него накатила душащая волна страха. Даже не страха... Холодного ужаса от запоздалого понимания, к чему все это может привести. Голоса людей, пришедших сюда решать его судьбу, доносились до него словно сквозь воду. "Я же не виноват... Что я сделал?.." - поднялся внутри него тихий шепот. В глазах начинало темнеть от страха, очертания предметов расплывались... Вилле зажмурился и прижал руки к лицу. "Я же не виноват..." - еще бы чуть-чуть, и он, наверное, сказал бы это и вслух. Но тут он почувствовал, что на его плечо легла чья-то рука. Тело пронизала дрожь, он резко вскинул голову и обернулся, но в первое мгновение из-за мелькавших перед глазами черных пятен ничего не смог разглядеть.
- Вилле... Все в порядке? - спросил Дракула. Вилле узнал его по голосу.
- Да... - произнес Вилле внезапно севшим голосом. В горле першило, воздух словно стал острым и едким.
- Скоро начнется, - Вилле почувствовал в голосе Дракулы тревогу. - Ты уверен, что все хорошо? Ответа он так и не получил. Дракула покачал головой и крепко сжал его плечо.
"Черт... Ну когда же..." - Вилле потер виски. Поскорее бы уже все это началось... Меньше будет мучиться... Сердце раскатисто бухало в груди, беспорядочно колотясь о ребра, удары то начинали звучать с бешеной скоростью, то замедлялись, превращаясь в растянутые и гулкие толчки... "Ну скорее..." - пролепетал он одними губами.
Но заседание никак не начинали, словно на зло. Вилле чувствовал, как по виску у него сбежала капля пота. В груди стало жарко... Как-то очень нехорошо жарко... Нет, он больше не выдержит. Слишком сильно было напряжение, он слишком боялся. Именно боялся. Почему-то сейчас - как никогда раньше. Еще не будучи даже уверенным, что все это кончится для него плохо, он был едва жив от страха...

Он даже не услышал, что заседание началось и его объявили открытым. Только когда охранник вздернул его вверх и заставил подняться на ноги, Вилле очнулся и огляделся по сторонам. Все сидели, точнее, пока стояли за своими местами.
- Прошу всех сесть... - прогудел судья. - Заседание проводит главный судья министерства Джеймс Томас Баррел...
Вилле мельком взглянул на него - огромный мужчина, начисто лишенный шеи, наполовину лысый... На носу у него сидели маленькие очки в тонкой золотой оправе, черная мантия едва сходилась на могучей груди. Вилле невольно сглотнул - его вид не предавал уверенности...
- Подсудимый... Вильгельм Херманни Вало... - снова загудел он низким грудным голосом, разнесшимся под потолком. - Вы обвиняетесь в убийстве темного мага по имени Эдвард Дориан. Готовы ли вы дать показания и ответить на наши вопросы?
- Да... - проговорил Вилле хриплым голосом.
- Прошу встать, подсудимый.
Вилле, чувствуя предательскую дрожь в ногах, медленно поднялся. На него тут же устремились десятки глаз, послышались перешептывания. Вилле даже расслышал несколько удивленных возгласов: "Он же еще совсем мальчик!" или что-то похожее...
- Нам известны события, произошедшие ночью 2 февраля... Вы можете назвать причину, по которой вы покинули Хелланд и оказались в том подземелье?
Сердце у Вилле екнуло. Вот это и есть прямой вопрос... Вилле даже не взглянул на Дракулу, хотя был уверен, что он сейчас смотрит на него. Ну что ж...
- Нет, не могу. - Собравшись с силами и стараясь придать своему голосу твердость, ответил Вилле.
- Хорошо...
Женщина, сидящая слева от судьи, что-то быстро записывала. Прервавшись на мгновение, она о чем-то тихо спросила. Баррел, нахмурившись, пару секунд думал, потом кивнул и так же тихо что-то ей ответил. Женщина снова застрочила по листу с бешеной скоростью.
- Хорошо... - повторил Баррел. - Как вы попали в то подземелье?
- Спустились в подземные коридоры замка...
- Так... - прервал Баррел. - С какой целью?
Вилле нахмурился. Тот же вопрос...
- Не могу этого сказать.
- Хорошо... - в третий раз повторил Баррел. - Вы ведь были там не одни?
- Нет...
- Эта девушка... - опять прервал судья. - Она как-то принимала участие в том, что произошло?
- Нет! - на этот раз Вилле ответил твердо и громко. Что-что, а вот ее сюда впутывать он не станет!
- Что ж... Возможно, мы совершили ошибку, не позволив ей свидетельствовать в этом деле... Она ведь присутствовала там, при всем этом да? - неожиданно спросил Баррел.
- Да...
- Так... - он принялся перелистывать какие-то бумаги. - Вы знали, что Эдвард Дориан так же находился в том подземелье?
- Нет.
- У вас был при себе артефакт?
Снова. Снова артефакты... Тут уже выкрутиться невозможно - Грегори видел жезл...
- Да...
- Вы воспользовались им?
- Нет... - проговорил Вилле, а сам мысленно вернулся в события той ночи... А действительно, воспользовался он им или нет? Перед глазами четко встала картина - серебристый луч, вырвавшийся из булавы Дориана, несся прямо к нему... Вилле вскинул жезл - инстинктивно... И луч Дориана взметнулся вверх, разрушив каменную кладку поверх потолка... Стена рухнула...
Вилле тряхнул головой. Все-таки, он использовал его. Несознательно, но похоже, что все-таки использовал... Но, само собой, говорить он ничего не стал. Подняв взгляд на судью, Вилле ожидал следующего вопроса.
- Почему вы не воспользовались жезлом?
Отлично. Жезлом. Они знают про него...
- Потому что не знал, как.
- Вы сказали, что у вас был только один артефакт. Откуда же тогда кинжал... орудие убийства? Которое, кстати, не было представлено нам?
Тут Вилле не выдержал и посмотрел на Дракулу. И понял, что ошибается - тот даже не поднял на него глаз.
- Я... Я не знаю...
- То есть, изначально, его у вас с собой не было?
- Да...
- И вы не можете сказать, как он оказался у вас в руках?
- Нет...
- Вы знаете, кому принадлежали четыре артефакта?
Положение все хуже. Прохожее, они знают все...
- Да...
- Где вы взяли жезл Стеллы Эванс? - никак не связанные друг с другом вопросы следовали один за другим. А на этот вопрос Вилле уже не мог ответить по личным соображениям... Он вспомнил обещание, данное дракону... Но с другой стороны, если он не скажет, то это очень сильно повредит ему самому... Вилле разрывался между своим обещанием и страхом. Потом вспомнил слова Дракулы, что на оправдание все равно надеяться не стоит... Возможно, в глубине души он этому не верил...
Но время на раздумья у него не было. Баррел неотрывно смотрел на него, сверля испытующим взглядом.
- В лесу... - наконец проговорил Вилле. Дракула вскинул голову - это было новостью и для него. Однако у Вилле на этот счет были другие соображения... Он расскажет про жезл, но ничего не скажет о драконе.
- В лесу? Который находится у стен Хелланда?
- Да.
- Как вы там оказались?
- Случайно... - не раздумывая, ответил Вилле.
- Случайно? Если я не ошибаюсь, студентам Хелланда запрещено туда...
- Протестую, - поднялся Дракула. - Нарушение школьных правил не относятся к обвинению, которое мы рассматриваем.
- Хорошо, - кивнул Баррел, впрочем, без особого энтузиазма. - Вы оказались в лесу... Как конкретно вы обнаружили жезл?
- Случайно. - Повторил Вилле.
- Случайно? Знаете ли, такие вещи на дороге не валяются! Где вы его обнаружили?
- В пещере...
- В какой пещере? Насколько я знаю, в Хелландском лесу нет никаких скал и пещер.
- Есть. Почти в центре леса...
- Как вы там оказались?
- Нас выгнала туда стая волков.
- Волков? То есть вы были не пешком, разумеется?
- Нет... На пегасах.
- На пегасах... Отлично... То есть, планировали длительную прогулку?
Вопрос, к счастью, остался риторическим. Баррел вновь принялся перебирать какие-то листки.
- Где конкретно находился жезл?
- В пещере под водопадом.
- Только жезл? Больше ничего?
Вилле оказался в тупике. Свиток... Он не имел понятия, знают ли о нем председатели суда... А если не знают и он скажет, то придется рассказывать о пророчестве... И тогда все станет ясно. А если знают? Что ж...
- Нет.
- Нет... Хорошо. Вы оставили жезл себе?
- Да?
- Почему?
- Просто.
- Отлично... То есть о его свойствах и значении вы не знали?
- Нет.
- Вы знали, что он принадлежал вашей матери?
- Тогда - не знал.
- И когда узнали?
Вилле опустил глаза на Дракулу. Тот едва заметным жестом руки указал на себя. Вилле понял, что придется импровизировать.
- Мне рассказали.
- Рассказали? Кто?
- Дракула.
- Отлично... Теперь у меня вопрос к вам, - Баррел повернулся к вампиру. - Если не ошибаюсь, вы лично знали людей, которым принадлежали эти артефакты?
- Да.
- И Эдварда Дориана?
- Да.
- Насколько близко?
- Очень близко.
Теперь пришло время удивиться Вилле - Дракула никогда не говорил ему, что близко знал Дориана!
- Вы как-то участвовали в событиях, которые имели место быть 2 февраля?
- Нет.
- То есть, вы не знали, что этот молодой человек ищет артефакты?
Вилле сжал пальцы в кулак на здоровой руке - они все знают! Прекрасно знают, что они искали артефакты! Вилле снова посмотрел на Дракулу - тот, однако, был спокоен.
- Нет, не знал.
- Хорошо, к вам вопросов больше нет. Не хотите ли добавить что-то?
- Можно вопрос?
- Да.
- В ту ночь в Хелланд прибыл один из ваших людей - Ричард Грегори... Вы не можете назвать причину его визита?
Вилле заметил, что Баррел занервничал. Грегори, сидящий справа от него, сверлил Дракулу тревожным взглядом. Им мгновенно стало ясно, к чему Дракула клонит.
- Вам случайно не было известно, что Дориан в то время находился в нашей школе? - как бы невзначай дополнил свой вопрос Дракула. Тут же отовсюду послышались приглушенные голоса.
- Это не относится к нашему разбирательству, - наконец выдавил Баррел. - Попрошу порядок в зале суда! - прикрикнул он. Мигом воцарилось молчание.
- Что ж, продолжим... - считая разговор с Дракулой оконченным, Баррел вновь обратил взгляд на Вилле. Дракула молча опустился на стул.
- Продолжим, молодой человек... Вы утверждаете, что об артефактах узнали от Дракулы... Тогда откуда вы узнали о Дориане?
- А кто вам сказал, что я знал о нем? - парировал Вилле. Лицо Баррела стало озадаченным не на шутку.
- То есть... То есть вы что, ничего о нем не знали?
- Нет.
- А почему решили искать артефакты?
Вилле едва не застонал - как ни крути, все ведется к одному... И ту его осенило.
- По личным соображениям.
- Что? - расчет его удался, этот ответ ошарашил Баррела.
- Да.
- По каким таким соображениям?
- Я узнал, что моим родителям принадлежали эти артефакты...
- Ясно. То есть, вы хотите сказать, что теперь они принадлежат вам? Предъявляете на них права?
- Нет, но...
- Хорошо. - оборвал Баррел. - И что бы вы с ними делали?
- Ничего.
- То есть у вас не было относительно этих артефактов никаких планов?
- Нет, - Вилле покачал головой.
Баррел замолк и вновь принялся перебирать какие-то бумаги. Грегори что-то тихо говорил ему на ухо и изредка поглядывал на Вилле. Тот, уже не в силах держаться на ногах, сел, чувствуя, что больше не выдержит. Дракула сидел, положив подбородок на сплетенные пальцы и даже не смотрел на него.
Наконец Баррел заговорил.
- Вильгельм Херманни Вало, признаете ли вы свою вину в убийстве Эдварда Грегори?
- Протестую! - снова поднялся Дракула. - Выяснены не все обстоятельства!
- Что же вы хотите еще сказать?
- Возможно, вы упустили некоторые вещи... Во первых, обвиняемый действовал в целях самозащиты...
- Это не доказано!
- А его слов не достаточно? Он давал показания!
- Хорошо... Что еще?
- Он несовершеннолетний...
- Мы в курсе этого, - оборвал Баррел.
- И нет прямых доказательств его вины.
- Что? - Баррел аж подпрыгнул. - Нет доказательств? А тело Дориана - не доказательство?
- А где оно, тело? - Дракула поднял бровь. - Все дело в том, что это ваше главное... И единственное доказательство исчезло!
Повисла тишина, нарушаемая лишь шорохом ручки по бумаге - женщина, сидящая слева от судьи, продолжала записывать.
- Если я не ошибаюсь, то тело видели всего пять человек, так? И после оно исчезло? - невозмутимо продолжал Дракула.
- Обстоятельства исчезновения тела не выяснены...
- Я не это имел в виду... В замке и окрестных землях проводили обыск... Тела там нет. А видели его, еще раз повторю, только пять человек. Один из них - тот самый Ричард Грегори...
- К чему вы клоните?
- К тому, что само тело, конечно, исчезнуть не могло... Его убрали... Украли, если хотите. С определенной целью.
Баррел покраснел и как-то весь раздулся. Вилле подумал, что воротник его мантии сейчас и вовсе лопнет. Баррел достал платок и вытер мокрое от пота лицо.
- Украдено, говорите? А кем? Уж не нами ли?
- Еще раз повторю... Обыск в замке и его землях проводился... У нас тела нет.
- Протестую! - взвился Грегори. - Это не доказано!
- Доказано! Не вы ли самолично проводили этот самый обыск и допрос преподавателей?
- Я...
- И сами сделали заключение, что тела в замке нет.
- Да. Но вы что, хотите сказать, что тело было украдено...
Удар молотка прервал речь Грегори. Тот замолчал.
- Вы не имеете права бездоказательно обвинять мистера Грегори...
- Вот я и пытаюсь представить вам доказательства...
- Они лишены оснований! - рявкнул Баррел. - Вопрос закрыт!
- Закрыт? Но как же вы тогда докажете вину подсудимого?
- А показания свидетелей вам ни о чем не говорят?! Или вы сами не видели торчащего в груди Дориана ножа?! Дракула осекся - против этого он ничего не мог сказать.
- Хорошо, я снимаю вопрос. Но на вынесении решения прошу учесть все эти обстоятельства.
- Принимается... - кивнул Баррел. - Вильгельм Херманни Вало, прошу вас подняться.
Вилле снова встал. Что у него дрожали ноги, видно было, наверное, даже за самыми дальними столами.
- Подсудимый, вы признаете свою вину? - во второй раз задал вопрос Баррел. Вилле, стараясь не трястись так явственно, хотя дрожь эта была уже не от страха, а от нервного напряжения, поднял голову. Ответ давно уже вертелся у него в голове.
- Я признаю лишь то, что действовал в целях самообороны и превысил допустимые...
- Ясно, спасибо, можете садиться. Суд удаляется на обдумывание решения. Объявляю получасовой перерыв.
Баррел встал и грузной походкой вышел в боковую дверь. За ним потянулись остальные члены комиссии. Вилле думал, что заседание продлится гораздо дольше... Впрочем, теперь стало ясно, что все это - лишь для вида. Дракула оказался прав - под маской законного процесса его элементарно хотят убрать. Без лишнего шума и затраты сил. Устроить чисто показательное слушание, которое совсем не ставило себе целью действительно разобраться в происшедшем - и все...
Вилле сидел, спрятав лицо в ладони, не видя и не слыша ничего вокруг. И только спустя несколько минут понял, что его зовет Дракула и никак не может дозваться.
- Вилле... Вилле! Ты в порядке? - он заглянул ему в лицо.
- Нет... - проговорил он. - Влад... Тут можно... тут можно курить? - спросил он срывающимся голосом.
- Да, можно... Покури...
Вилле дрожащими пальцами вытащил из пачки сигарету, но никак не мог справиться с зажигалкой. Наконец Дракула отобрал ее у него и наконец добился вожделенного язычка пламени. Вилле покорно затянулся и, прикрыв глаза, медленно выпустил дым из ноздрей. Его всего трясло, словно в лихорадке, голова готова была разорваться на куски, перед глазами снова заполыхали темные пятна...
- Влад... - наконец выдавил он сиплым голосом.
- Что?
- Ты ведь уже понял, каким... каким будет решение?
- Нет, Вилле... Не понял. Я не знаю, чего ждать... Честно, не знаю. Успокойся, прошу тебя...
- Я спокоен... - Вилле, с трудом попадая сигаретой в рот, снова затянулся. Дракула только покачал головой и протер глаза.
Полчаса тянулись бесконечно. Вилле курил одну за другой, не в силах остановиться, хотя от дыма уже кружилась голова и саднило горло. Наконец из той же самой боковой двери начали появляться судьи. Первым вошел Баррел.
Разговоры мгновенно оборвались. Судьи рассаживались по своим местам в полной тишине.
- Итак... - после некоторого молчания проговорил Баррел. - Судом вынесено решение. Подсудимый, прошу встать.
Вилле поднялся. Не с первого раза. Его шатало, и он был вынужден схватиться за спинку скамьи, чтобы удержаться на ногах.
Баррел молчал, словно специально доставляя ему этим мучения. Вилле казалось, что беспорядочные удары его сердца слышит весь зал.
- Подсудимый, Вилле Херманни Вало... Признан виновным в убийстве темного мага Эдварда Дориана и приговаривается... к высшей мере наказания.
Вилле рухнул на скамью. Отказало разом все - и тело, и мысли. Он не услышал уже ни возмущенных криков позади себя, ни воплей Баррела: "Порядок в суде!!!", ни ударов молотка. Где-то в глубине сознания крутилась только одна мысль, что это все нереально, невозможно, но и даже ее он не мог ухватить... Чьи-то железные руки приподняли его и сильно встряхнули. Он не отключился, но и не был в сознании, не понимал, что происходит. Словно это все не с ним происходило... Этого не может быть... Они не могут... Наконец его силой заставили сесть более-менее ровно. Вилле, ничего не соображая, чувствовал, что его кто-то поддерживает.
- Протестую! - раздался совсем рядом отчаянный, срывающийся крик Дракулы, но даже его Вилле расслышал с трудом. - Вы не можете приговорить несовершеннолетнего к высшей мере!!!
- Протест отклонен! - снова удар молотка. А Вилле показалось, что ударили его по голове.
- Он несовершеннолетний! Это невозможно!!! Вы понимаете, что вы делаете?!
- Да. Попрошу сохранять порядок в зале суда! Приговор будет приведен в исполнение 5 марта...
- Вы не можете!!! Это убийство!!!
- ТИШИНА!!! - рявкнул Баррел. - Вы вправе подать апелляцию. А сейчас заседание суда я объявляю закрытым! Все свободны.
Снова удар молотка. А больше он уже ничего не помнил. Кто-то тормошил его за плечо, Вилле пытался что-то сказать, но не мог... Иногда сознание выхватывало какие-то куски - опять те же коридоры, по которым его не то вели, не то несли... Камера... Железно лязгнувшая дверь...
А потом тишина и забытье...

4

Глава 5

Весь день Рита сидела как на иголках. Сегодня должно было состояться слушание... Само собой, на уроках она никак не могла сосредоточится. Но, в принципе, не только она. Профессор Лайт тоже была сама не своя, и даже Салливан на своих магических артефактах явно пребывал где-то далеко отсюда. Весть об аресте Вилле, само собой, уже давно разнеслась по всей школе. И Рита, смотря на своих одноклассников, понимала, что на самом деле им на это глубоко наплевать. Так действительно всегда бывает - пока несчастье не коснется тебя самого, чужая беда для тебя будет лишь смутным отголоском и темой для болтовни... Единственные, кто переживал за Вилле не меньше, чем Рита, были Марк и Эшли, хотя ни он, ни она не знали Вилле очень близко... Впрочем, Рите было сейчас совсем не до них и их тревоги...
Сразу после уроков - она помчалась к кабинету Дракулы, хотя прекрасно понимала, что он вряд ли уже вернулся. Но все же постучала в дверь. Как ни странно, послышались шаги, но на пороге стоял не Дракула, а... Адамс.
- Профессор Адамс... Извините...
- А, Рита, здравствуй... - произнес он. - Проходи, проходи, я знаю, зачем ты пришла... Влад еще там... Я тоже его жду...
- А вы знаете...
- Нет, - он покачал головой. - Я сам себе места не нахожу... Он скоро будет, наверное... Подождешь его здесь?
- Нет... То есть... Да, можно?
- Конечно, конечно... Проходи, садись... - Адамс пропустил ее вперед и закрыл дверь. - ты как, нормально?
- Да... А вы совсем-совсем ничего не знаете?
- Нет, Рита... - он вздохнул. - Если бы я мог, я сам бы отправился на это заседание... Но ты понимаешь, что мне лучше лишний раз не светиться...
- И вы даже не предполагаете, каким может быть... решение? - Рита с надеждой посмотрела на него. Ну хоть что-нибудь!..
- Нет... - покачал головой Адамс. - Да я и не смог бы тебе сказать объективно... Сама понимаешь, что я надеюсь на лучшее...
- А что может ожидать его в худшем случае?
- Рита, я не знаю... - она увидела, как Адамс занервничал, - Я не хочу говорить о плохом... Сама пойми, ну что я могу тебе сказать? Дракула скоро вернется, мы все узнаем...
- Но у него хотя бы есть возможность? - Рита не оставляла надежды.
- Возможность есть всегда, - вздохнул Адамс. - Но ведь что такое возможность?.. Мы можем надеяться, а остальное уже не от нас зависит... По крайней мере, не от нас с тобой...
Рита замолчала, невидящими глазами уставившись в окно. Адамс нервно крутил в пальцах писчее перо. Потом вдруг встал, и, бросив измятое перо на стол, направился к двери.
- Я сейчас приду... Посиди здесь, хорошо? Мне кажется, он приехал...
- Хорошо, - немного удивленно произнесла Рита, а Адамс уже скрылся за дверью.
Она осталась одна в пустом кабинете. Рита огляделась по сторонам. На одной из стен висело огромная старинная карта, на которой были нанесены несколько островов. На самом большом она увидела надпись "Хелланд" и тут же поняла, что это за карта. Рита встала и подошла поближе, разглядывая ее. "Тюремный остров" - прочла она около одного из маленьких островков. Вот где Вилле... "Далеко отсюда..." - вздохнула Рита.
Под картой стояла маленькая тумбочка, заставленная какими-то непонятными приборами. Ее внимание привлек небольшой свиток, перевязанный веревочкой. Рита взяла его и осторожно развернула. Это оказалась точная копия карты, висящей на стене, только эта была намного меньше. И, что самое интересное, внизу, на ее полях, была надпись: загадай, куда тебе нужно добраться, и я приведу тебя". Это точно не обычная карта! Рита покачала головой, свернула свиток и снова завязала его веревочкой и положила на тумбочку и отошла от карты.
Впрочем, разглядывать всякие диковинные предметы и громадные книги в шкафах ей предстояло недолго - вскоре за дверью послышались шаги. Рита вскинула голову... И сердце у нее екнуло - в кабинет вошли Адамс и Дракула. Дракула был бледен, как стена, ели понятие "бледность" вообще применимо к вампиру. И она сразу почувствовала неладное... Даже больше, чем просто опасение или плохое предчувствие... Леденящую волну осознания того, что все-таки произошло то, чего они больше всего боялись...
Дракула вздрогнул, встретившись с ней взглядом и тут же отвел глаза. Устало упав на кресло, он еще некоторое время молчал, уставившись в одну точку и не говоря ни слова ни ей, ни Адамсу. И они не решались нарушить его молчания.
- Его не оправдали. - Наконец проговорил она. Тихий голос прогремел, словно раскат грома.
- Как? - в один голос выдохнули Рита и Адамс.
- Его не оправдали... - повторил Дракула, пряча лицо в ладони.
- Но... Ведь... - Адамс задохнулся. - И что теперь... К чему его...
- Высшая.
До Риты смысл этих слов дошел не сразу. Она первые секунды с удивлением смотрела, как Адамс медленно осел в кресло, остановившимся и полным ужаса взглядом глядя на Дракулу.
И тут уже она поняла, что значит "высшая"... Высшая мера... КАЗНЬ?!
- Что... Что?! - она подскочила с кресла, задыхаясь от ужаса.
- Рита, успокойся, пожалуйста... - проговорил Дракула дрожащим голосом, хотя было видно, что он уже и сам едва держит себя в руках.
- Они же не могут... Они же не могут его... - слова вырывались из горла с трудом.
- Рита, успокойся... - повторил он. Она замолкла. Не потому, что он ей приказал, а потому, что от шока не могла произнести больше ни слова. Как... Как?! Это же не возможно, что он такое говорит?.. Его не могли приговорить к смертной казни... Не могли!!! Рита, задыхаясь сначала в словах, теперь задохнулась и мыслями... Это было выше ее сил - осознать это...
- Влад... Влад... - словно собирая для этих слов последние силы, позвал Адамс. - Что там было... Расскажи, прошу тебя...
- Там? Там как раз ничего не было... Показуха, понимаешь? Сплошная показуха!!! Они устроили это слушание только для вида! - закричал он, не выдержав. - Я оказался прав!!! Черт, почему?! - он вскочил с кресла и пнул низкий столик, который с грохотом разлетелся об стену. Рите стало страшно, она едва сдерживала слезы и от ужаса, и от того, что сейчас здесь происходило.
- Ты понимаешь, они задавали ему какие-то тупые вопросы... Для вида, для протокола!!! Они и не пытались разобраться в этом деле!!! - вслед за столиком полетел какой-то блестящий серебристый прибор, разбившись о стену на крошечные осколки. - Все это было только для вида!!! Я знал... Но я не думал, что ему дадут высшую меру!!! - вскричал он. - Они не вправе... У них нет оснований!!! Ничего ведь не доказано! Да они и не пытались... Черт, черт, черт!!!
- Влад, подожди... - Адамс поднялся и ухватил Дракулу за плечи. - Подожди... С ним-то что?
- А ты как думаешь?! - вскричал Дракула. - Из зала суда его просто выносили!!!
- Влад... - Адамс хотел еще что-то сказать, но Дракула его не слушал.
- Он же сам все это прекрасно понял, что все это было устроено только для вида!!! Я не знаю, что с ним теперь будет... Меня к нему после суда не пустили... Я не знаю... Я не знаю, что теперь делать! - он снова сел в кресло и закрыл лицо руками.
- Влад... Когда?
- 5 марта...
Рита заставила себя поднять руку и вытереть слезы. Потом вскочила с кресла, и, собирая последние силы, чтобы не закричать прямо здесь, вылетела из кабинета.
- Рита, постой! - вслед за ней бросился Адамс, но Рита уже неслась вперед. Ей вслед летели удивленные возгласы и вопросы, но она не обращала на них внимания и, расталкивая попадавшихся ей на пути студентов, все бежала вперед. Залетев в спальню, она захлопнула дверь, бросилась на его постель, и закусив угол подушки, все еще сохранившей едва уловимый запах его волос, изо всех сил старалась подавить рвущийся наружу крик... Побелевшими пальцами она сжимала складки одеяла, до крови впиваясь ногтями в ладони, но уже не чувствуя боли... Вскоре она совсем обессилила и лишь неподвижно лежала, сжавшись в комок, изредка всхлипывая и стискивая зубы, стараясь подавить рыдания, которым она так до конца и не дала волю...

***

Вилле проснулся (или очнулся?) только к утру следующего дня. Навалившаяся слабость не позволяла ему первые минуты даже пошевелиться. В голове осталась только одна мысль, преследовавшая его и во сне... "Парень, тебе осталось жить до 5 марта..." - мысленно проговорил он себе и снова закрыл глаза. Первый шок прошел, осталось теперь только тоскливое чувство обреченности... Уже ни страха, ни возмущения, только безнадежная покорность... Главное, чтобы только увидеться с ней до этого...
Вилле с трудом приподнялся на дрожащих руках. Он чувствовал себя совершенно обессилевшим и истощенным, словно не спал целые сутки, а пешком прошел весь Хелландский лес... Нет, подняться ему будет не по силам...
Вилле вытянул из кармана сигаретную пачку... Вот теперь-то уж точно все равно, астма у него или нет, что толку думать о себе, если все равно осталось жить меньше месяца? Он закурил и выпустил дым тонкой струйкой. Вот черт... Да, такого исхода он уж точно не ожидал... А ведь Дракула намекал ему на это... Или не на это? Нет, вряд ли он подозревал ТАКОЕ...
Вилле тряхнул головой и снова затянулся. Не хотелось думать сейчас не о чем... Но мысли все равно лезли в голову. Неужели Дракула так и оставит его здесь? А что он может сделать? "Правильно, ничего..." - вздохнул Вилле.
Хоть бы пришел кто-нибудь... Вилле докурил одну сигарету, достал другую, но передумал и сунул ее за ухо. Подняться все же получилось, и даже почти сразу. Холодный прокуренный воздух камеры забирался под толстовку тонкими колючими струйками, и Вилле невольно поежившись, обхватил плечи руками, пытаясь согреться. Чуть пошатываясь, он подошел к окну и тут же удивленно замер. Шел снег. Вилле вздохнул, и, взявшись рукой за холодную решетку, чтобы легче было стоять, сунул в зубы сигарету и щелкнул зажигалкой. Горький дым наполнил легкие. "Рита расстроится, наверное, когда узнает, что я курю..." - вздохнул он, глядя на красный огонек сигареты. - "Хотя что я говорю... Представляю, что с ней творится, если Дракула ей все рассказал... Какое уж ей дело до этого будет?.."
Вилле продолжал смотреть вперед, на это странное сочетание решетки, стекла, снега, тюремной стены и моря. На берег накатывали большие, мутные волны, полные песка и морской травы. "Шторм будет..." - отвлеченно отметил Вилле, потом наконец отошел от окна. Постепенно он чувствовал, что усталость понемногу отступает, но руки все равно тряслись... Может, это от холода?..
Вилле сощурился и сосредоточенно посмотрел на лежащую на постели сигаретную пачку. "Ну сдвинься... Хоть немного!" - взмолился он, но пачка осталась нема к его просьбе. Само собой, ему не под силу сломать антимагическую защиту... Вилле еще раз внимательно посмотрел на пачку, напрягая все силы, но никакого эффекта так и не получил... Вздохнув, он с размаху сел на постель, оперся спиной о стену и закурил третью сигарету.

***
Ее разбудил стук в дверь. Она никак не могла понять спросонья, что это за звуки, но потом раздался голос Дракулы.
- Рита... Рита, открой! - и снова стук.
Рита подскочила с постели, накинула халат и бросилась открывать дверь. До нее только сейчас дошло, что она опять проспала занятия... А позавчера, после того, как ей рассказали. И вовсе не явилась на уроки... Вот зачем пришел Дракула...
Рита распахнула дверь.
- Извините, профессор... - пролепетала она. - Я проспала... Сейчас, я уже собираюсь!
- Нет-нет, я не за этим пришел, - он покачал головой. - Как ты?
- Но...нормально, - запинаясь, ответила Рита.
- Можно мне зайти?
- Конечно! - спохватилась Рита и поспешно отошла в сторону. Дракула переступил порог и закрыл за собой дверь.
- Я хотел бы с тобой поговорить... Понимаю, поздновато уже... Ты уверена, что все хорошо?
- Со мной - да... А как он?
- Я не знаю... Но сегодня планирую узнать.
- Вы сегодня... к нему? - дрожащим от волнения голосом спросила Рита.
- Да. И еще... Помнишь, я обещал устроить вам встречу?
- Да?! - взвилась Рита. - Я еду с вами?!
- Да, - Дракула невольно улыбнулся, хотя понимал, что веселого в этой их ситуации мало. - Он очень просил... С тобой увидеться...
- Хорошо... - закивала Рита, стараясь скрыть волнение. - А когда?
- Сейчас. Собирайся. Я жду тебя в своем кабинете.

Через десять минут Рита уже неслась вверх по лестнице, ведущей к кабинету Дракулы. Он уже ждал ее.
- Готова, Рита? - спросил он, отворачиваясь от окна, у которого стоял.
- Да, конечно... А как мы туда будем добираться?
- С курьером.
- С каким... курьером? - не поняла Рита.
- С человеком - курьером... По-моему, тебе он уже знаком.
- Знаком?
- Помнишь человека, который тебя забирал из дома?
Рита нахмурилась. А, точно... Тогда за ней пришел какой-то мужчина, перенес ее в Хелланд и исчез.
- То есть мы перенесемся?
- Да.
- А почему не... Вы ведь тоже можете...
- На такие расстояния? - хмыкнул Дракула. - Нет, что ты! Людей, которые могут такое, можно пересчитать по пальцам... Вот он как раз может... Поэтому и стал курьером. У него способность к этому... Кстати, он уже прибудет с минуты на минуту...
Рита только кивнула. Словно в ответ на слова Дракулы послышался тихий хлопок, всегда сопровождавший перемещения в пространстве и прямо посреди комнаты появился тот самый курьер. Рита действительно узнала в нем того самого человека, который забирал ее в Хелланд.
- Приветствую! - он протяну Дракуле руку. - Ну что, опять... На Тюремный?
- Да, Луис, - они обменялись рукопожатиями. - Только я сегодня не один, - он кивком указал на Риту. Луис обернулся.
- Знакомые лица, - улыбнулся он. - Помнится, тебя я забирал из Эдинбурга?
- Да... Здравствуйте...
Луис протянул руку и ей.
- Ну что, приступим, - кивнул он. - А то у меня не так много времени.
- Давай.
Дракула подошел к нему, поманил рукой Риту. Луис взял их обоих за плечи.
Рите уже было знакомо то ощущение. Она множество раз перемещалась с Эшли. "Вот бы тоже так уметь..." - только и успела подумать Рита. Точнее, додумывать эту фразу ей пришлось уже приемном зале тюремного форта - единственном, кроме еще двора самого тюремного форта, зале, на который не было наложено антимагическое заклятие.
- Когда вас забирать?
- Ее - через час. А я потом сам доберусь, мне тут надо будет уладить кое-какие вопросы...
Луис кивнул и мгновенно исчез.
- Идем, Рита, - Дракула кивнул в сторону двери, у которой стояли двое людей в форме. Рита удивленно озиралась по сторонам, рассматривая высокие окна и декоративные колонны. Все это меньше всего походило на тюрьму... Скорее, на атриум какого-нибудь посольства...
- Вы к кому? - вяло поинтересовался один из охранников.
- Посетители... - бросил Дракула.
- Проходите. Вас встретят... - перед ними открылись массивные двери. Снова какие-то коридоры, одинаковые белые двери, судя по всему, кабинетов. В конце этого коридора - снова охранник, только на этот раз один. Он пропустил их в следующий коридор, в котором их и ожидал тот самый человек, который, по словам охранника, должен был их встретить.
- Влад, наконец-то!
- Как там Вилле? - спросил Дракула безо всяких предисловий.
- Все так же... ладно, идем... - он кивком головы поманил за собой Дракулу и Риту. Они преодолели еще несколько коридоров и холлов. Теперь все это уже стало больше походить на тюрьму... Одинаковые массивные двери, поднятые решетки на входах в коридоры... Только удивляло, что тут не было никакой охраны.
- Рита, у тебя будет минут сорок... - произнес Дракула, когда, наконец, они остановились у одной из таких дверей. Рита, стараясь унять бешено стучавшее сердце, только лишь кивнула. - За тобой потом придут, отведут в холл, и Луис тебя заберет, хорошо?
- Да... - выдавила Рита, дрожа с головы до ног от одной мысли, что она все-таки его увидит... И что это будет в последний раз... "Нет, нет, об этом не думать!!!" - оборвала она себя. - "Ни в коем случае!!!" У нее не было времени хоть как-то себя подготовить. Охранник открыл дверь, и она шагнула вперед. Прежде чем она успела что-то понять, на нее налетел рыже-зеленый вихрь из темных кудрей и блестящих глаз, и она оказалась в его трепещущих объятиях. Словно обезумев, он целовал ее глаза, щеки, губы; задыхаясь, не замечая, как темно в глазах и как кружится голова, со свистящим хрипом втягивая воздух, наполнившийся ее запахом. Сил сказать что-то уже не было - ни у него, ни у нее... Она едва удержалась на подкосившихся от волнения ногах, но он крепко держал ее, а она, уткнувшись в его грудь, изо всех сил стиснула руки за его спиной и разрыдалась, уже и не пытаясь сдерживаться, потому что все равно знала, что не сможет - да и ни к чему...
Он поднял вверх голову, чтобы набежавшие слезинки закатились обратно. Она не должна этого видеть... Правда, это совсем не помогло... Он поднял руку и быстрым, нервным движением вытер слезы.
- Вилле... Вилле... Я не хочу... - выдавила она срывающимся голосом, крепко, до боли стискивая руки и вжимаясь в его грудь - как могла сильнее. - Не хочу... Не... не хочу... нет... Вилле... не... не... х-хочу...
Ему оставалось только прижимать ее к себе, словно обуреваемый желанием слиться с ней... Он понял сейчас, что его приговор - ерунда по сравнению с тем, что ему придется с ней расстаться... Оставить ее... Что угодно... только не это... Что будет с ней?! Ему-то тогда уже станет все равно... У него не останется мыслей и чувств, его просто не будет... А она?.. Он вдруг понял, что слезы все равно бегут у него по щекам. Он с яростью провел рукой по лицу, не чувствуя жаркой боли от прикосновения шершавого материала толстовки.
Он уже несколько раз пытался что-то сказать, но словно онемел. Все, что он сейчас мог - это просто стоять вот так и прижимать ее к себе, упиваясь этими прикосновениями, словно пытаясь найти в них защиту, уже загнанный, вымотанный до предела, и, что ужаснее всего, смирившегося и до конца потерявшего даже искру надежды... Но все это имело обратный результат - стало лишь хуже... В сотню раз хуже... Хотелось кричать, срывая голос, выть, как зверь... Хотелось потерять память, исчезнуть, сгинуть, умереть... Сейчас!.. Только чтобы только прекратить и оборвать все это. Только чтобы прекратить... Прекратить... Его убивало осознание того, что она сейчас в его объятиях, что она, наверняка, испытывает то же самое... Что это все из-за него...
- Рита... - наконец прохрипел он, - Рита... Я... Прошу тебя, не надо... Пожалуйста...
Он обхватил ладонями ее щеки и поднял ее голову, надеясь, что у него хватит сил посмотреть в ее глаза. - Рита... - позвал он, не увидев никакой осмысленности в ее взгляде. - Рита, пожалуйста... Все... все хорошо, - не зная сам, зачем, проговорил он.
- Хо...хорошо?.. Вилле... Перестань...
- Извини... Прошу тебя, прости... Я не хочу, что бы ты...
- За что ты просишь прощения?
- Я не знаю... Или знаю... Прости... - бездумно повторил он, осторожно вытирая слезы с ее лица.
- Вилле... Хватит... Я не должна была... Я взваливаю на тебя свои... свои глупые... - она никак не могла найти нужного слова, но он и не позволил ей продолжить.
- Мы можем до бесконечности сейчас твердить друг другу, что мы делаем не так... - болезненно поморщившись, произнес он. - Не надо, пожалуйста... Я хочу просто чтобы ты побыла здесь со мной... Не надо ничего этого... Ты прекрасно знаешь, что слова все портят... Давай обойдемся без них... По крайней мере без таких слов... Пожалуйста!
- Хорошо, Вилле... хорошо...
- Идем... идем, сядем... - дрогнувшим голосом произнес он, с трудом старясь сдержаться и не начать все заново... Ведь сам только что просил...
Он повлек ее к единственному предмету мебели, на котором тут можно было сидеть - к постели. Еще некоторое время они сидели молча, и Вилле осторожно вытирал с ее лица набегавшие слезы. От трепетных прикосновения его теплых и ставших мокрыми от слез пальцев ее каждый раз пронизывала дрожь...
- Все, Вилле, все... Я не плачу... - произнесла она, перехватив его руку. - Иди ко мне...
Она еще раз крепко обняла его, а потом заставила лечь, положив его голову себе на колени. Он расслабленно вздохнул, закрыв глаза, а она просто принялась перебирать в пальцах его волосы. Постепенно они оба успокаивались, но Вилле до сих пор чувствовал, как беспорядочно и надсадно колотится его сердце, словно уже из последних сил... И как оно только до сих пор не остановилось?..
- Вилле... Как у тебя сердце сильно бьется... - словно прочитав его мысли, проговорила Рита. Ее голос, хоть и был напряженным, больше не срывался. - Даже грудь вздрагивает...
Он промолчал, а потом почувствовал, что ее рука легла на его грудь. Он не решался открыть глаза, потому что больше всего сейчас боялся встретиться с ней взглядом...
- Ну... тише... тише... - прошептала она, успокаивая не то его самого, не то надеясь, что его сердце, удары которого были слышны даже на расстоянии, наконец успокоится и прекратит свою бешеную дробь...
- Почему нам дали так мало времени? - тихо спросила Рита словно сама себя. - Вилле... - позвала она потом.
- Что? - ответом ей послужил его сиплый шепот.
- Я не знаю... Извини... Не знаю, что спросить... Скажи что-нибудь...
- Я тебя люблю... - Вилле знал, что эти слова доставят ей боль, но не сказать их не мог... Хоть уже и столько раз повторял, но сейчас - не мог...
- Ну зачем так...
- Я хочу, чтобы ты это знала.
- Я и так это знаю...
- Больше я ничего не хочу говорить... - он закусил губу.
- Нет... Нам нельзя сейчас молчать...
- Почему?
Этот вопрос поставил ее в тупик. Сказать: "Потому что видимся с тобой последний раз" она не могла... Но больше никакого ответа на этот вопрос не было...
- Я не знаю... - все-таки нашлась она. - А ты не хочешь говорить?
- О чем?
- Прекрати задавать такие вопросы...
- Нет. Просто я знаю, что молчать мы не должны, потому что это наша... последняя встреча. Но при нашем положении ни о чем, кроме этого мы говорить не сможем... А я этого не хочу. Вот и все... - все-таки открыв глаза, произнес он.
- Хорошо...
Он все-таки сказал то, что так боялась произнести она сама. Но почему-то ей показалось, что не так уж и странно звучат эти слова...
Вилле почувствовал, что очень хочет курить... Словно бегун после марафона нуждается в воде, так и он после их этой встречи и избытка эмоций, на который его изломанное сознание явно не было рассчитано, нуждался в сигаретах.
Вытянув пачку из заднего кармана, он, стараясь не смотреть на Риту, закурил. Первые секунды она молчала, хотя Вилле ожидал удивленного вопроса. И только после уже нескольких затяжек он услышал ее голос.
- У тебя же астма... - тихо проговорила она. Без укора, без этого самого удивления, в ее словах была только непонятная обреченность.
- Мне Дракула уже говорил это... - вздохнул Вилле, не к месту вспомнив отчима. - Но что теперь думать?
- Перестань! - оборвала она, потупив глаза. Ее взгляд вдруг упал на золотую цепочку, висевшую у нее на запястье. Она же совсем забыла про нее! Она одела ее тогда... А сейчас собиралась отдать ему.
- Вилле... - она расстегнула цепочку. - Я забыла тебе кое-что отдать...
- Что? - он первые секунды непонимающе смотрела на свисавшую с ее пальцев золотую змейку.
- Тогда... Когда тебя забирали... Я нашла ее на полу... Возьми...
- Знаешь... - Вилле глянул на нее. - Оставь себе... Пожалуйста...
- Нет, Вилле...
- Оставь. Я прошу тебя.
- Хочешь сказать, на память? - она отвела глаза, чуть было снова не наполнившиеся слезами.
- Не важно. Просто оставь... - он взял цепочку и застегнул у нее на запястье. - Хорошо?
- Вилле, я не хочу...
- Прошу тебя... Неужели это так трудно?
- Хорошо... Но не насовсем.
- В каком смысле? - нахмурился он.
- Обещаешь, что все-таки если выберешься отсюда, заберешь ее обратно?
- Что? Выберусь? Хорошо... - вдруг покорно согласился он, решив, что лучше не расстраивать ее снова спорами. - Хорошо, обещаю...
Они помолчали немного. Первой тишину решилась нарушить Рита.
- Скажи... А Дракула что, совсем ничего не попытается сделать?
- А что он может? - невесело усмехнулся Вилле. - Все что мог, уже сделал... Давай не будем об этом. Пожалуйста... Я и так все время тут наедине с этими мыслями, и еще и с тобой об этом говорить у меня просто нет сил...
- Хорошо... Извини...
- Не надо извиняться...
- Вилле...
- Что?
- Сбеги.
- Что? - нахмурился он. Смысл этого слова дошел до него не сразу.
- Сбеги отсюда.
- Но как? - он горько усмехнулся. - Да, охраны тут мало... Но я не могу использовать магию, так что хватит и одного охранника, чтобы привести приговор в исполнение раньше времени!
- Ты ничего не теряешь...
- А вот в этом ты права... Но все же... Понимаешь, то ли у меня мозги так устроены, то ли у меня с восприятием действительности что-то не так, но я не могу поверить, что все это правда. Что все это может случиться... Да, надежды у меня уже не осталось. Никакой... - он перевел дыхание. - Но я почему-то и не верю... Не понимаю, как это может происходить...
- И я не верю, Вилле! Не верю! - горячо откликнулась она. - Поэтому и предлагаю тебе...
Ее голос оборвали гулкие удары в дверь.
- А ну, на выход! - раздался вслед за этим незнакомый зычный голос. - Время вышло!
- Черт... Уже? - с отчаяньем в голосе воскликнул Вилле. - Нет, пожалуйста...
- Почему так быстро? - почему-то с испугом прошептала Рита.
Он вскочил, и, прежде чем она успела хотя бы двинуться, впился в ее губы своими, не давая произнести ни слова, стиснув ее плечи руками. Он пытался в последний раз впитать в себя ее образ и осязание ее близости, хотя прекрасно знал, что для этого и вечности было бы мало, а не то, что каких-то нескольких секунд...
- Я тебя люблю... - прошептал он, оторвавшись на секунду от ее губ, продолжая изо всех сил прижимать ее к себе, словно боясь, что если он ее сейчас отпустит, случиться что-то страшное, непоправимое... А ведь оно и случится - он ее больше не увидит!
- И я тебя, солнышко... больше жизни... я люблю тебя... милый мой... Вилле... - по лицу снова заструились слезы, она гладила его по горящим щекам, целовала его глаза, чувствуя на губах соленую воду.
- Рыжий, ты плачешь... - шепнула она, глотая слезы - его и свои.
- Тебе... тебе кажется... Я люблю тебя...
- НА ВЫХОД!!! - прогремел тот же голос. Дверь распахнулась, и в камеру вошел невысокий плотный человек с резиновой дубинкой в руке. - Вы что, оглохли?!
Вилле отвернулся, пряча глаза. Рита, не в силах оторваться от него, не обращая внимания на охранника, последней лаской прикоснулась ладонью к его мокрой от слез щеке...
- Я люблю тебя! - прошептала она.
Больше она уже не успела сделать. Ее схватили за руку и выволокли в коридор.

Дверь захлопнулась. И словно его отпустили чьи-то руки, державшие до этого и не дававшие упасть в пропасть. Он рухнул на постель, невидящими и полными слез глазами глядя в потолок, все еще ощущая кожей ее прикосновения... Им даже не дали попрощаться...
В глазах начинало темнеть. Уже знакомое ощущение... Как же так могло получиться... Как такое может быть?..
Все, не думать... Не думать ни о чем, иначе он сойдет с ума... Просто отключить сознание и провалиться в спасительное забытье...
Словно назло ему, ничего не выходило. Перед глазами все время вставало ее лицо, и ему казалось, что он до сих пор ощущает ее ладонь на своей щеке... Этот образ ножом резанул по нервам, по разуму. Он скривился, словно это была физическая боль... Хотя да, так оно и было - болело сердце... Уже знакомой, острой болью, то замирающей, но вновь словно иглой пронзающей плоть. Он так и знал, что долго этого всего выдерживать не сможет... Но эта боль его сейчас мало беспокоила... Он просто лежал, пытаясь воспроизвести в памяти весь их разговор, зная, что причиняет этим себе еще большую боль, но иначе не мог... Он что-то шептал в полузабытьи, сковавшем тело, но, к сожалению, не потрудившемся позаботиться о сознании... Кажется, глаза снова наполнились слезами. Почему, отчего?
Он не услышал, как хлопнула дверь. Дракула, увидев Вилле, неподвижно лежащего на постели, обеспокоенно подошел к нему, всматриваясь в бледное, как полотно и мокрое от слез лицо.
- Вилле, - позвал он. Но ответа не получил. - Вилле... Что...
Он потряс его за плечо, но с тем же результатом. Тогда он, поняв что происходит, приподнял его за плечи, и как следует встряхнул. Вилле ответил лишь слабым полустоном, безвольно откинув голову назад. Он не понимал, что происходит, только теперь явственней ощущал, как глаза щиплет от слез.
- Вилле, все, все нормально... Ты меня слышишь? - Дракула снова встряхнул его. - Да опомнись ты...
- Она... она... почему... - бессвязно забормотал он, тщетно пытаясь разглядеть хоть что-то перед собой и приподняться на руках. - Почему... нет... Не надо!..
- Это уже истерика... - вздохнул Дракула. Голос, словно сквозь воду... - Тихая, но истерика. Вилле, опомнись! - не видя других средств, он ударил его по щеке. Вилле рухнул в подушки, невольно вскрикнув, но, как ни странно, почувствовал, что сознание начинает проясняться. Но все равно плохо... Что происходит?..
- Вилле, опомнись!
Снова удар по щеке. Уже намного сильнее. Черт, как же больно... Третий удар... Вилле уже застонал. Больно...
- Вилле... - теперь уже не резкий, а зовущий и немного обеспокоенный голос. Но он уже и сам начал более-менее приходить в себя. Его снова приподняли. Вилле поморщился, чувствуя, как щелкнули позвонки на безвольно откинувшейся назад шее и с трудом поднял голову. Тряхнув ею, чтобы разогнать стоящую перед глазами муть, он попытался хоть что-то разглядеть. Из тумана выплыло встревоженное лицо Дракулы, державшего его за плечи.
- В чем дело? Вилле, ты меня слышишь?
- У меня не истерика... - наконец он смог хоть что-то из себя выдавить. Едва слышно, неразборчиво... но уже хоть что-то. Дракула было отпустил его, но тут же понял, что сам он удержаться в таком положении не сможет и снова обхватил его плечи.
- Да как же, не истерика... Давай, успокаивайся... Мне нужно с тобой поговорить, но только чтобы ты был в здравом уме...
- Отпусти... Мне больно... - простонал Вилле. Дракула непонимающе поглядел на него, но рук не разжал.
- В чем дело?
Вилле снова встряхнул головой. Уже лучше... Черт, что он несет?
- Вилле, Рита давно ушла?
- Я не знаю...
- Ладно, все, все... Тихо... У тебя глаза мутные... Все нормально?
- Сердце... болит...
- Так... Начинается. Не хватало только, чтобы ты еще до 5 марта... хм... ну да ладно. А то у меня насчет этого есть кое-какие новости.
- Ты сможешь еще раз ее привести? - не слушая его, спросил Вилле. Дракула рывком заставил его сесть на постели.
- Да приди ты в себя... Вилле, нам нужно поговорить! Если тебе плохо, давай я позову врача... Твое сердце, сдается мне, тебе еще понадобиться.
- Нет, не надо никого звать... - он вяло встряхнул головой. - Сейчас все пройдет... Что... что ты хотел мне сказать?
- Для начала успокойся... Расскажи мне... с Ритой... у вас нормально все?
- Я не знаю... Нам не дали даже попрощаться... Влад, ты сможешь привести ее еще раз? Прошу тебя...
- Как раз насчет этого я и хотел с тобой поговорить... Все, угомонился? Как ты?
- Все в порядке, кажется...
- Ну все, отдышись... Успокаивайся...
Вилле кое-как сел, спрятав лицо в ладони. Черт... Все снова... Опять и снова... Когда хоть это кончится?
- Влад, я умоляю тебя... Приведи ее...
- Вилле, успокойся!.. Подожди ты сопли распускать. Или мне опять начать бить тебя по щекам, чтобы ты угомонился?
Вилле непонимающе посмотрел на Дракулу. С чего это такая веселость?
- Все? - он потрепал его за плечо, растер его онемевшие руки. - Точно успокоился? Чувствуешь себя нормально?
- Да...
- А теперь слушай. У меня не так много времени, а обсудить нам надо многое. Ты помнишь, какое сегодня число?
- Нет...
- Нет? Ладно... Сегодня уже 1 марта.
- Мне осталось 4 дня...
- Верно. Поэтому решить надо все здесь и сейчас.
- Что решить?
- Подожди... Сначала дай я тебе кое-что расскажу... Апелляцию я подал, но ты сам понимаешь, что когда она дойдет до верхов, ты уже...
- Ясно.
- Ну вот... Все дело в том, что я теперь понял, что тут творится. Не понял, правда, пока, зачем... Ну вот - то, что хотят убрать тебя - это уже ясно, я думаю. Но им, оказывается, нужен не только ты.
- А что?
- А ты как думаешь? Еще не догадался?
- Нет... Знаешь, мне не до этого было.
- Хорошо. Тогда я сам объясню. Им нужны артефакты.
- Зачем? - опешил Вилле.
- А зачем они нужны Дориану были?
- Чтобы Хелланд...
- Да, - Дракула прервал его кивком головы.
- Но им-то зачем? Они же не станут его...
- Да, - опять кивнул Дракула. - ты прав, не станут. Но все же им они зачем-то нужны... Зачем - сказать не могу, но нужны...
- И что из этого?
- Они опять же хотят заполучить их, представив это как законную конфискацию... Они уже требовали кинжал... Как орудие убийства, понимаешь? Но кинжал мы не отдали. Потому что всем известно, что эти артефакты не должны без хозяев покидать Хелландский остров. И поэтому они, возможно, не стали пока настаивать... Но только пока. Теперь я вижу, что они нужны им... в общем, очень нужны, и им теперь уже не составит труда этот запрет нарушить. Но сам понимаешь... Просто так придти в замок и потребовать артефакты они не могут. Поэтому они... Знаешь, что они сделали? Предложили в твое оправдание предоставить им все четыре артефакта. Тогда они возможно, "смогут что-то сделать". Когда они предложили мне это, я окончательно убедился в своих догадках. Их цель - убрать тебя и заполучить артефакты.
- Но зачем?
- Вот чего не знаю, того не знаю, - покачал головой Дракула. - И это хуже всего... Похоже, они развернули какую-то крупномасштабную операцию... Но вот что это - я не знаю...
- Ну а я-то тут при чем? - Вилле устало потер виски.
- Ты? Ну что ж... Тогда перейду сразу к делу... Ты сбежишь.
- ЧТО?! - Вилле ее поверил своим ушам.
- Сбежишь. Мы подготовили твой побег.
- Но как... Тут же...
- Нельзя использовать магию, - закончил за него Дракула. - Да. Но мы все это продумали и без применения магии... Помнишь, я говорил тебе, что в министерстве есть наши люди? Ну вот... Они есть и здесь. Один из охранников. Томас Рендем. Он нам поможет.
- И как... как я... сбегу?
- Действия наши будут очень банальными. Настолько банальными, что ты не поверишь.
- И? - нетерпеливо протянул Вилле.
- Завтра я снова прихожу к тебе. Больше в твою камеру посетителей пускать не будут, и встретимся мы в одном из залов для свиданий... Он находится внизу. Нам все это только на руку. Ну вот... Там будут два охранника - один - Рендем - скорее всего, в самом зале, другой - у дверей в коридоре. Ты притворяешься, что тебе стало плохо.
- Что? - нахмурился Вилле.
- Как - что? Притворись, что ты при смерти. Я начну в панике орать, что у тебя больное сердце и тебе срочно нужна врачебная помощь. Этим мы создадим замешательство у того, второго охранника. Ну вот, дальше... Дальше они поведут тебя вниз... А чтобы попасть в больничное крыло, придется идти по улице. Рендем тебя туда выведет.
- А второй охранник?
- Это уже дело Рендема... Не исключено, что и тебе придется в этом поучаствовать...
- В каком смысле... поучаствовать?
- В прямом... Будешь смотреть по обстоятельствам.
- А что после того, как он меня выведет?
- Там тебя будет ждать Луис.
- Что? - не понял Вилле. - Какой... Кто это?
- Курьер. Человек-курьер.
- А, помню... Он иногда студентов забирал, да?..
- Да, это он... Он доставит тебя... потом скажу, куда... А потом твоя задача - убраться отсюда.
- Куда?
- Сначала, в монастырь.
- Что?!
- Помнишь тот монастырь, в который вы с Ритой летали?
- Ну? И зачем мне туда?
- Во первых... Там мы оставим твои вещи... И деньги - потому что, сразу говорю, укрыться тебе придется среди людей.
- У себя дома?
- Нет, ты что? Там будут искать в первую очередь... Поселись где-нибудь... Ну не знаю, квартиру сними... или у приятеля какого-нибудь...
- А... а потом? Мне долго там придется жить?
- Сколько потребуется... Не беспокойся, когда будет нужно, мы тебя найдем. И послушай меня... Не лезь сам никуда!!! Тебе нужно сейчас быть тише воды, ниже травы! Если, не дай бог, на тебя наткнутся...
- Ясно... - буркнул Вилле. А потом, немного помолчав, вдруг нервно захохотал. - И это что? План побега?! Влад, ты понимаешь, что ты несешь?
- Твоя реакция мне понятна... Но времени обдумывать все более детально у нас нет! Так что делать все придется наугад, понимаешь?
- Ничего не выйдет... - Вилле покачал головой. - Ничего не выйдет!!! Влад, а я-то думал, что я тут спятил, а не ты... Ты сам себя слушал, когда говорил? Это чушь, полнейшая наивная чушь!
- А что тебе терять? - невозмутимо спросил Дракула в ответ на его смех.
Вилле осекся. А в этом он прав... И Рита говорила то же самое... Сбеги... И правда, что он теряет? - Хорошо, я действительно ничего не теряю, - вздохнул Вилле. - Но ты понимаешь, что это вряд ли осуществимо? Если бы из тюрьмы было так легко сбегать, то люди давно уже...
- Люди! Заметь, ты сказал - люди!
- И что?
- А то что здесь людей нет.
- И при чем тут это?
- Тут маги. Которые без этой самой магии становятся совершенно беспомощными.
- Ага, но только с автоматами в руках...
- А я не про охрану. Про заключенных. Тут думают, что они без помощи магии ничего сделать не могут. Поэтому тут такая слабая охрана. Понимаешь? Это нам на руку!
- Влад, это чушь... - простонал Вилле, пряча лицо в ладони. - Я устал. Я не хочу никуда сбегать... Я хочу просто вернуться в Хелланд, забыть обо всем этом... У меня нет сил делать еще что-то...
- Ты что же, настолько смирился, что не станешь использовать эту возможность?
- Я не верю, что это может получиться...
- Перестань...
- Это глупо!
- Вилле...
- Ничего не выйдет...
- А вдруг выйдет?
- Я не хочу... Я не хочу никуда...
- А, ясно, в чем дело, - наконец дошло до Дракулы. - Дело в ней?
Вилле удивленно посмотрел на Дракулу.
- Ясно. Все ясно. Значит, послушай меня... - Дракула резко схватил Вилле за плечи и развернул к себе. - Ты будешь делать то, что я сказал! И завтра ты покинешь этот остров, понял?!
- Но...
- Я спрашиваю, ты понял?! - рявкнул Дракула, изо всех сил встряхнув его. - Отвечай!!!
- Да... - Вилле, не двигаясь, удивленно смотрел на Дракулу.
- Я даже не во все детали плана тебя посвящаю! Можно сказать, что я просто предупреждаю тебя о том, что случиться завтра! Твое дело - только притвориться, что тебе плохо, чтобы окончательно сбить охранника с толка!!! Сущая мелочь!!! Все, остальное сделаем мы!
- Хорошо... Хорошо... - поспешил согласиться Вилле. - Но что будет потом?
- Самое главное пока - сохранить тебе жизнь! Понимаешь, о чем речь?
- Да...
- А потом, если все получится, мы уже будем думать об остальном. У нас нет времени все обдумывать, понимаешь? Надо хвататься за любую возможность, чтобы вытащить тебя отсюда... Все, ты меня точно понял?
- Да...
- Ну вот и молодец. Извини, конечно, что пришлось это так грубо доводить до твоего сведения, но мне кажется, что по другому ты просто сейчас не в состоянии воспринять. Все, теперь успокаивайся. Завтра... Ну да ладно, все завтра и станет ясно... Успокаивайся...
- Хорошо...
- Ну вот... У меня есть еще немного времени, но я не хочу больше об этом говорить... Все уже было сказано, а больше я тебе ничего сообщить не могу...
- Подожди... Скажи Рите об этом!
- Зачем?
- Что бы она знала, что я жив!
- Но... Это может помешать...
- Что? Помешать? Влад, я прошу тебя... Она же...
- Хорошо... - не дослушав его, согласился Дракула. - Я ей все расскажу... И еще. Если у нас все получится... Не вздумай возвращаться в Хелланд! Слышишь? Это - конец! Тебя повяжут сразу же!
- Я понял... - Вилле опустил голову. Видно было, что эта новость его не обрадовала....
- А вообще я смогу туда вернуться?
- Надеюсь... Я очень на это надеюсь.
- Влад... - поморщился Вилле. - Ну неужели ты не понимаешь, что это вряд ли возможно...
- Все, Вилле. Перестань. Я уже все сказал... Положись на нас, мы тебя отсюда вытащим... - Дракула потрепал его по плечу. - Ладно, все. С этим закончили. Как ты?
- Нормально... - буркнул Вилле.
- Ну вот... Все будет хорошо. Я уж постараюсь. И ты постарайся.
Вилле только промолчал, достал сигарету и закурил, задумчиво глядя на завитки дыма.
- И вот еще мой тебе совет - бросай ты это дело, - Дракула кивнул на сигарету. - Ладно, мне пора... До свидания, Вилле.
Вилле только кивнул, закусив губу. Дракула еще раз похлопал его по плечу и молча вышел.

Глава 6

Рита сидела на краю постели и теребила золотую цепочку на правой руке. Комнату освещал только еле-еле горящий камин, за окном шумел дождь... Как-то странно, такие дожди - в феврале?
Голова отказывалась что-то соображать, и она, не думая уже ни о чем, просто поглаживала крошечные звенья, завитые в спираль. Спасительно уединение нарушил громкий стук в дверь. Рита, еще не поняв до конца, в чем дело, махнула рукой и дверь распахнулась. На вошедшего она даже не взглянула.
- Доброй ночи, Рита, - произнес Дракула. - У меня к тебе будет одна просьба... Выслушаешь меня?
- Что? - Рита, опомнившись, вскинулась и подскочила с кровати. - А... Профессор, извините, я думала...
- Ну вот и замечательно. Раз уж ты все равно не спишь, собери, пожалуйста, вещи Вилле. Ты лучше меня, думаю, знаешь, какие, вот я и прошу тебя...
- Что? Зачем?
- Зачем?.. - вздохнул Дракула. - Ладно, тогда давай сначала с тобой поговорим...
Он прикрыл дверь, взмахнул рукой, зажигая светильники на стенах и заставляя камин разгореться жарче.
- Садись, садись... - он кивнул на постель, а сам опустился в кресло у камина. - Я насчет Вилле, ну я думаю, ты уже поняла.
- А... Что с ним?!
- Все нормально... Я перейду сразу к делу... Вызволить его... хм... скажем, официальными и цивилизованными способами у нас не получилось... Отправить его на казнь - само собой исключено. Так что у нас осталась последняя возможность сохранить ему жизнь...
- Какая? - Рита вспыхнула новой надеждой.
- Мы... мы устроим его побег.
- Что... Побег? Но как?
- Ну разве это важно? Главное, чтобы это получилось...
- И где он... где он будет? Ведь в Хелланд ему нельзя будет...
- Нельзя, ты права. Я не знаю... Могу сказать только одно - он укроется у людей... Там намного меньше шансов, что его найдут...
- А как же... Как же...
- Рита, ты хочешь сохранить ему жизнь? Сейчас надо думать об этом... А времени совсем нет...
- Хорошо... Я поняла... А... когда?
- Завтра, рано утром...
- А может... Может, я смогу чем-то помочь?
- Только вот давай без самодеятельности, хорошо? Не хватало только тебя туда впутать... Нет, помочь ты нам вряд ли сможешь... Так что я прошу тебя...
- Хорошо... - Рита опустила голову.
- Ну вот, замечательно. Не волнуйся, все будет нормально. Давай, собирай его вещи, и постарайся недолго... У меня очень мало времени.
- Хорошо, - кивнула Рита.
- Тебе не трудно будет принести их потом в мой кабинет? Если меня не будет, просто оставь там... Ну вот, все... Мне пора.
Дракула поднялся с кресла и покинул спальню. Рита еще некоторое время неподвижно сидела, осмысливая то, что сейчас услышала. Потом вскочила и бросилась к шкафу Вилле.
"Не надо самодеятельности?" - хмыкнула про себя она, - "Да как же! Или вы что, думаете, что я вот так буду спокойно сидеть здесь? Ну нет... Только вот как найти тюремный остров?"
И тут ее словно осенило - карта! Та карта, на которой была надпись "Загадай, куда тебе нужно добраться и я приведу тебя"... Точно! Как же все просто... Теперь надо только незаметно добраться до нее...
Через полчаса она уже все закончила собирать и свои вещи, и его. Взяв рюкзак Вилле, она выскользнула из спальни и понеслась к кабинету Дракулы. Остановившись перед его дверью, она постучала. Тишина. Рита толкнула дверь...
На такую удачу она даже не рассчитывала. Дверь была открыта, а кабинет пустовал! Рита бросила рюкзак на кресло, а сама метнулась к тумбочке, стоящей около стены с огромной картой. Свиток был здесь же, лежал на том же самом месте... Рита сунула его под футболку и выскользнула из кабинета, так никем и не замеченная. "Как же... Не высовывайся!"...

Вилле жадно затянулся и закашлялся. В горле першило от дыма, он уже и не помнил, какая по счету эта сигарета - пятнадцатая, двадцатая подряд? Сумерки постепенно сменялись бледно-серой рассветной дымкой. "Значит, скоро..." - вздохнул Вилле, бросил окурок на пол, где их собралось уже несметное количество и закурил очередную сигарету.
Черт, как же глупо... Что может получиться? Да ничего... Вилле со вздохом покачал головой. Можно подумать, что сбежать действительно будет так легко! Ерунда какая-то... Он вновь закашлялся, сделав очередную глубокую затяжку и, зябко поежившись, поглубже закутался в плащ. Что ж, думать о чем-то уже поздно... Получится, значит - хорошо, а не получится... Он ведь и правда ничего не теряет...
Безумно хотелось спать... За все это время, проведенное в этой тюрьме, он ни разу нормально не поспал, только либо проваливался в забытье, больше походившее на обморок, либо задремывал на какие-то жалкие полчаса... Но он знал, что даже сейчас, когда он с трудом держится на ногах от изнеможения, уснуть не сможет - слишком сильно было напряжение...
Вилле докурил сигарету и все таки сломленный усталостью, скинул плащ и растянулся на постели. Пускай опять тревожная полудрема или забытье... Что угодно, только чтобы можно было наконец закрыть глаза и перестать думать...

- Вилле... Вилле, проснись... - кто-то тормошил его за плечо. Вилле приоткрыл глаза - над ним стоял охранник. В первые минуты Вилле никак не мог сообразить, что происходит, но тот быстро вывел его из оцепенения. - Дракула уже ждет... Все готово... А ты?
- Что... Да... - Вилле недоверчиво глянул на охранника - это, похоже, и есть тот самый Томас Рендем.
- Давай, не теряй времени...
Вилле поднялся с постели, твердя себе только одно: "Будь что будет...", по привычке потирая правую руку. Черт, как же достал этот тяжелый гипс... Подгоняемый Рендомом, Вилле натянул сапоги, плащ...
Шли они, казалось, бесконечно. Коридоры, залы... Черт, и правда, охраны - почти никакой... Дракула, похоже, прав - они думают, что без магии люди тут становятся беспомощными... А значит, и охраны большой не надо...
Наконец они, спустившись вниз, кажется, на второй этаж, остановились у зала свиданий, перед которым стоял еще один охранник. Он открыл дверь, Вилле и Рендем вошли. Вилле начинал чувствовать, как сердце начинает колотиться все быстрее...
Дракула сидел за одним из столов. Рендем, кивнув ему, занял место у двери. Вилле стал напротив Дракулы, выжидающе глядя на него.
- Как ты? - первым голос подал Дракула.
- Когда... - на это дежурный вопрос Вилле отвечать не хотел. Гораздо больше его сейчас интересовало другое.
- Подожди, - Дракула прервал его. - Еще не время...
- Хорошо... Ты сказал Рите?
- Да, сказал. Только почему-то, сдается мне, что зря...
- Это почему?
- Наделает еще глупостей... - он покачал головой. - Так же, как и ты... Если вы будете пытаться друг друга найти, а особенно ты ее - в Хелланде, то ничем хорошим это не кончится!
- Я понял... - вздохнул Вилле. - Я и не собирался возвращаться в Хелланд.
- Я прекрасно знаю, что у тебя, Вилле, с мыслительным аппаратом все отлично... И что ты совсем не идиот и мозгов у тебя хватит им не попасться, если уж на то пошло... Но все равно не могу тебя не предупредить... Если все сорвется сейчас или тебя поймают потом, то... сам понимаешь, какой будет результат.
- Но ты же не хочешь сказать, что мне теперь всю жизнь придется провести в бегах?
- Нет, Вилле... До этого вряд ли дойдет... Все, что мы сейчас делаем - это лишь для того, чтобы сохранить тебе жизнь... А то они уж слишком торопятся тебя прикончить... А потом... Потом мы что-нибудь придумаем. Не волнуйся, все будет хорошо. Мы сделаем все возможное и невозможное. Я тебе обещаю. Веришь?
- Верю... - дрогнувшим голосом произнес Вилле.
- Вот и молодец...
Дракула встал со стула и подошел к Вилле.
- Будь осторожен, - произнес он, глядя ему прямо в глаза. - Там ты будешь совсем один, помочь тебе я не смогу... Ты можешь полагаться только на себя... Будь осторожен. - Повторил он. - Хорошо?
- Хорошо...
Дракула кивнул ему и, все таки не сдержавшись - Вилле давно видел это желание в его глазах - крепко его обнял. Но Вилле так и не решился сомкнуть руки у него за спиной.
- Ну вот и все... Готов? - спросил Дракула, отпустив его.
- Да...
- Тогда включай все свое актерское мастерство.
Дракула кивнул Рендему, тот вышел в коридор. Через мгновение он уже появился в зале вместе с охранником. Вилле со вздохом закатил глаза и повис на руках у Дракулы, картинно изобразив полуобморочное состояние.

Полет до тюремного острова был долгим и утомительным, но Рита даже не замечала этого. Равно как и не чувствовала ледяного пронизывающего ветра, кидавшего в лицо мелкие брызги и пробиравшего до костей. Пегасы - и ее серый конь, и Глиф Вилле, холода словно не чувствовали. На этот раз, не смотря на то, что пегасы не любили седел, Рита все-таки в этот раз не смогла без них обойтись. К седлу ее серого коня были приторочены две небольшие, но вместительные сумки с ее вещами. У Риты были другие соображения насчет того, как спланировать побег Вилле...
Рита постоянно сверялась с картой. Она сама на ней была обозначена маленькой движущейся точкой. И сейчас эта точка мерцала около самого Тюремного острова. Значит, прилетели...
Рита стала снижаться. Туман, стоящий над побережьем, был ей на руку - ее вряд ли бы заметили.
Она все снижалась, рассматривая стоящий на самом берегу огромный тюремный форт. Она не была посвящена ни в какие детали его побега, и поэтому могла действовать только наугад... Так... Вот и главные ворота... Теперь осталось только ждать...

Вилле изо всех сил старался делать вид, что с трудом стоит на ногах. Хотя в чем-то его притворство было правдой - от волнения и страха ноги действительно подкашивались. Рендем поддерживал его слева, охранник - справа. Дракула шел сзади, в любую минуту готовый к непредвиденным обстоятельствам. Первый пост они минули без приключений - охрана их пропустила сразу. Но впереди было еще несколько постов, которые нужно было преодолеть.
"Не выйдет... Не получится..." - едва не вслух застонал Вилле, когда их все-таки остановили двое охранников в коридоре.
- Куда? - нахмурился один из них.
- В медицинский корпус, - ответил Рендем, перекинув руку Вилле, который уже то ли изображая, что ему плохо, то ли действительно готовый рухнуть на пол, начал медленно оседать вниз себе через плечо. - Сопровождение есть.
- Хорошо... Стоун, ступай с ними, - велел этот охранник другому. Дракула чертыхнулся про себя - одной проблемой больше... Дело принимает нехороший оборот.
Дальнейший путь проходил уже с двумя охранниками, но в этом был и плюс - их пропускали через все посты. Но уже перед самым выходом на открытую часть форта охранники заупрямились сами.
- Не положено! Надо идти в защищенных заклинанием помещениях...
- Так дольше, ему нужна срочная помощь! - запаниковал Дракула.
- Я не понимаю... - нахмурился охранник. - Тут что-то не то...
Договорить он не успел. Рендем, понимая, к чему сейчас все это приведет, прикладом автомата ударил его прямо в основание черепа. Охранник рухнул как подкошенный. Но дубинка второго еще бы чуть-чуть, и опустилась бы прямо на голову Вилле. Тот, с трудом вывернувшись, закрылся руками. Что-то тихо хрустнуло, но Вилле, не обращая внимания на дикую боль в правой руке, двинул его по лицу. Тяжелый гипс, помноженный на вложенную в удар немалую силу, возымел свой результат - что-то хрустнуло во второй раз, и Вилле понял, что это нос охранника. Тот был выведен из строя лишь на несколько мгновений, но его это не спасло - получив удар в висок от подскочившего к нему Рендема он присоединился к охраннику, уже лежащему на полу.
- Черт! - выдохнул Дракула, и, не долго думая, толкнул Вилле за угол коридора. - Беги! Беги вниз, понял? Вилле изо всех сил рванулся вперед, а сзади уже слышался топот и крик прибежавших на шум охранников. Задыхаясь, он мчался по коридору, спиной чувствуя преследование. Вниз? Дракула говорил вниз? Черт...
Перед ним возникла лестница и Вилле, не видя никакого другого пути, бросился к ней. Прыгая через ступеньки, он ожидал в любую секунду, что ему выстрелят в спину. Однако охранники, пока ощутимо отстававшие, не стреляли. Вилле, забыв о дикой боли в руке, стиснув зубы, летел вперед, на каждом повороте ожидая новый пост охраны. Дышать становилось невозможно, грудь, казалось, сейчас разорвется, и сердце, словно ставшее огромных размеров, с жуткой болью колотилось о ребра...
Он, не помня себя, вылетел в холл - и тут его опасения подтвердились - там были охранники. И церемонится они уже не стали. Совсем рядом стену взрыла пуля. Вилле вскрикнул и пригнулся. Одного из охранников смело обратно к двери, и до Вилле только сейчас дошло, что здесь он сможет применять магию... Но время что-то сделать уже не было. Он выбросил руку вперед - окно брызнуло дождем осколков. Ему ничего больше не оставалось, как взлететь на подоконник, молясь, чтобы свистевшие над ним пули не достигли цели. Он прыгнул вниз, хотя высота была не маленькая. На ногах удержаться он не смог и рухнул на землю, успев выставить вперед руки. Не обращая внимания на жуткую боль, он вскочил, и, силясь хоть что-то разглядеть сквозь метавшиеся перед глазами темные пятна, рванулся вперед, не понимая, куда бежит, сохранив в голове только одну мысль - выбраться отсюда. За спиной слышался топот, крики, выстрелы... А он в панике все несся вперед.
В спину что-то ударило - тяжелое и упругое. Вилле развернуло и швырнуло на землю, и он понял, что это был магический луч, но, видимо, плохо нацеленный, что его и спасло. С трудом поднявшись и корчась от боли, он вдруг заметил, что-то мелькнуло в небе, прямо над ним.
Вилле не поверил своим глазам - это был Глиф. Вилле свистнул. Пегас услышал зов и метнулся вниз.
Но преследование между тем никуда не делось. В него летели и пули, и заклинания, но пока они не достигали цели. Пятеро охранников уже почти нагнали его... С такого расстояния они не промахнуться... Вилле понял, что его единственное спасение - Глиф, и из последних сил рванулся вперед. Пегас уже был на земле и теперь несся прямо к нему, не сбавляя по инерции скорости. Вилле не был уверен, что у него получится, но другого выхода уже не было. Он на скаку ухватился за переднюю луку седла, и, собирая последние силы и едва не крича от боли в сломанной руке, запрыгнул на спину коня. Еще десяток метров... Взлетай...
Вилле обхватил руками горячую напряженную шею коня, когда Глиф почти вертикально взмыл вверх. Высоту он набрал мгновенно. Крики и выстрелы словно отрезало...
Вилле, изо всех сил стараясь не отключится, сжимал шею пегаса, приникнув к его холке. Мощные крылья несли его вперед - Вилле еще никогда не летал с такой скоростью. Напуганный выстрелами конь спешил оказаться как можно дальше от ужасного места. Ветер нещадно трепал волосы и развевающиеся полы плаща. Вилле, зажмурившись, стиснул зубы, не в силах подавить стон боли. Но надо было лететь вперед - только вперед, наверняка за ним пошлют погоню...
Откуда-то слева, из клока тумана вынырнула чья-то тень. Вилле уже было подумал, что его уже нагнали, но в ту же секунду едва не свалился с пегаса, узнав в этой тени... Риту и ее серого коня.
Вилле не верил своим глазам... Но она была здесь - быстро приближалась, нагоняя его. Вилле хотел крикнуть, позвать ее, но грудь словно сдавило стальным обручем, а сил оставалось только на то, чтобы судорожно вцепиться в конскую шею и держаться в седле...
Рита подлетела совсем близко. Ее лицо, хоть он и видел все как в тумане, почему-то ставшем красного цвета, он видел, было радостным и в то же время очень встревоженным. Они еще некоторое время летели молча, сопротивляясь упругим потокам ветра, рискующим снести с конской спины, прежде чем решились сбавить скорость.
- Вилле, держись! - крикнула наконец она, и он лишь с огромным трудом расслышал ее голос, снесенный назад потоками ветра. - Держись пожалуйста!
Вилле чуть приподнялся в седле. Скорость была уже не такой большой, и можно было не бояться, что выбьет ветром из седла. Все, все кончилось... Все получилось... Только вот откуда тут она?!
- Рита... Рита! - все-таки смог выдавить из себя хоть что-то. Похоже, она услышала. - Где мы?
- Мы скоро... мы скоро сможем приземлиться! - крикнула она, подлетая ближе. - Потерпи немного, мы почти у монастыря!
Какого монастыря? Вилле никак не мог сообразить, что это значит. Монастырь... А, про него говорил Дракула... Только в монастырь его должен был доставить Луис... Но это уже не важно... Сил уже больше нет... А под ними - все еще лишь серые волны... Еще лететь и лететь... Только бы... только бы не отключиться...
Он вновь приник к холке пегаса, и, как мог сильнее вцепился в нее, стараясь пересилить острую боль в правой руке... Тот удар повредил не только носу того охранника, но и еще не сросшимся собственным костям... Черт, как же больно...
Он не сразу понял, что она начали снижаться. Вилле, встряхнувшись, глянул вниз и наконец-то вздохнул с облегчением - под ними разостлалась полоса берега. Вилле откинулся назад, готовясь к посадке. Копыта пегаса коснулись земли. Еще несколько десятков метров он несся, постепенно сбавляя скорость и наконец остановился под сенью огромного раскидистого дерева... Все...
Вилле соскользнул со спины коня и без сил рухнул на колени. И тут же почувствовал на своих плечах ее руки, поддерживающий и не дававшие упасть
- Вилле... Вилле, как ты? Господи, неужели получилось?! - она бросилась ему на шею. - Вилле! С тобой все в порядке?
- Все... все хорошо... - он с трудом поднял голову, но из-за красного тумана, застилавшего глаза, почти ничего не мог разглядеть. - Рита... Как ты там оказалась?
- Я так и знала... Я так и знала... - она всхлипнула, прижимая его к себе. - Милый, любимый, я не могла тебя оставить!.. Вилле, неужели получилось?
- Да... да... получилось... Все хорошо... Все теперь будет хорошо...
- Вилле, у тебя кровь... - она провела рукой по его верхней губе, и на пальцах остался красный след.
- Это ничего... Не обращай внимания... Все нормально...
- Ты сможешь ехать верхом? - Рита краем рукава принялась осторожно стирать кровь у него с лица. - Нам нужно добраться до монастыря... Но еще совсем чуть-чуть осталось! Потерпи еще немного...
- Да... Да, смогу, наверное... Только дай мне немного отдышаться...
- Хорошо, конечно... Отдохни... - она обняла его, устраивая поудобнее. - Ну вот... Все теперь будет хорошо...
Вилле наконец-то мог позволить себе расслабиться... Теперь все будет хорошо... Ни о чем не думать, просто лежать и ощущать ее ласковые прикосновения и знать, что она рядом...

- Вилле... - позвала Рита через некоторое время.
- Что? - ответом ей был только тихий сиплый шепот.
- Ты помнишь, что ты мне обещал?
- Нет... - немного удивленно ответил он.
- Дай руку... - попросила она, и, не дожидаясь пока он хотя бы двинется, сама обхватила его тонкое запястье на левой руке, и застегнула на нем золотую цепочку. - Вот что... Ты обещал забрать ее обратно, помнишь?
- Нет... То есть да, теперь вспомнил, - он не смог не улыбнуться. - Идем... Тут очень холодно... До монастыря, кажется, совсем немного ехать...
- Да... Хорошо, давай, поднимайся... - она помогла ему встать. Вилле забрался в седло, вслед за ним - и Рита.
- Ну что... Идем? - спросил Вилле, поудобнее устраиваясь на конской спине.
- Да, - кивнула Рита и легко ударила в бока коня. Пегас двинулся медленным шагом, прядая ушами и встряхивая гривой. Вилле, чему-то улыбнувшись, тронул поводья и пустил Глифа рысью.

5

Глава 7
Начинало светать. Рита тихо приоткрыла дверь и вошла в полутемную маленькую комнату. Вилле спал, свернувшись клубком и совершенно по-детски обняв обеими руками подушку. Сбившееся одеяло наполовину свесилось с постели, простыня была смята. По белой ткани разбросались непослушные рыжие кудри. Было тихо, и Рита отчетливо слышала его ровное, но чуть хрипловатое дыхание.
Тихо обойдя постель, она заглянула в его бледное спокойное лицо, не выражающее сейчас ничего, кроме абсолютной безмятежности и довольства всем окружающим. "Ми-и-илый..." - улыбнулась про себя Рита, потом забралась на подоконник, с любованием гладя на его яркие, не смотря на смертельную бледность лица губы и едва заметно вздрагивающие ресницы, и стала ждать, когда он проснется.
Дожидаться пришлось недолго, хотя это самое ожидание вряд ли было ей в тягость - она могла бы до бесконечности сидеть вот так и смотреть на свое спящее рыжее сокровище. Однако он не дал ей возможности как следует полюбоваться своей персоной. Вскоре он, словно кем-то разбуженный, шумно вздохнул, заворочался под одеялом и открыл глаза. Видно, еще не очень-то понимая, где он находится и что вообще творится, растерянно поморгал и потом уставился на Риту.
- Солнышко, привет, - почему-то немного грустно улыбнулась она.
- Привет... - еле выговорил он - голос со сна напрочь охрип, трудно было выдавить хоть слово. - Э-э-э... а где это мы?..
- В монастыре.
- Что?.. А, черт... - ругнулся он все тем же сиплым шепотом. - Точно... Долго я спал?
- Долго, Вилле, долго. Почти сутки.
Вилле провел левой ладонью по лицу - правая рука сильно отекла и двигалась с трудом и ужасающей болью. Вилле снова закрыл глаза и натянул одеяло до самого подбородка. Рита слезла с подоконника и села на край его постели.
- Как ты себя чувствуешь?
- Не знаю... - пробормотал он. - Ничего вроде...
- Выглядишь немного устало... - вздохнула Рита.
- Да нет, нормально все...
- Ну ладно, поверю тебе на слово... Знаешь, ты тут уже всем так полюбился! Как это только у тебя получается? - улыбнулась она. - Монашки то и дело прибегали, спрашивали, как ты тут.
- Ну еще бы... Монастырь ведь женский, - Вилле повернулся на живот и положил голову на руку. - Ммм... Как хорошо... Впервые за это время нормально поспал...
- Ну вот и замечательно, - Рита придвинулась ближе и, стянув у него со спины одеяло, принялась осторожно разминать ему плечи. Вилле блаженно застонал, обалдев от удовольствия.
- Вилле, потише, это монастырь все-таки, твои стоны не так поймут! - улыбнулась Рита. - Как твоя рука, кстати? Пока ты спал, тебе гипс меняли - тот треснул.
- Ну еще бы... И треснул не только он, но и нос того урода...
- Какого урода? - не поняла Рита.
- Ну, охранника...
- Вилле, расскажи, как ты сбежал? Дракула мне не сказал про это ни слова...
- Это было настолько глупо, что мне до сих пор не верится, что все получилось... В этой тюрьме, оказывается, у нас был помощник... Вот он-то меня и вывел... Дракула сказал, чтобы я притворился, что мне стало плохо, и меня отвели бы в больничное крыло... Ну, сначала все пошло нормально, а потом... - он покачал головой. - Потом такое началось... Не знаю, как я вышел оттуда живым... Не знаю, я почти не помню ничего... Несся вперед - и все... А потом увидел Глифа. Черт, как вы там оказались? Рита, если бы ни ты... Я не знаю... - он поморщился. - Мне подумать даже страшно об этом...
- Ну все, все... - она погладила его по щеке. - Теперь-то все хорошо, солнышко. Не будем... А то ты аж весь бледнеешь, когда об этом говоришь...
- Хорошо... Тогда расскажи, как ты меня нашла?
- Мне Дракула сказал, что они подготовили твой побег... Пришел поздно вечером и велел, чтобы я собрала твои вещи... И еще сказал, чтобы я даже и не думала что-то предпринять... Ну... ты меня понимаешь, да? Не могла же я и правда сидеть в замке, зная, что ты неизвестно где и неизвестно, что с тобой...
- Но как ты добралась до Тюремного острова? Ведь пегасы туда дорогу не знают...
- О-о-о... Дракула меня убьет, когда обнаружит, что я сперла у него из кабинета, - покачала головой Рита. - Смотри, - она взяла с подоконника свиток, развернула его. - Вот...
- А, карта-поводырь, все ясно, - хмыкнул Вилле, пробежав по нему глазами. - Знакомая вещица... Слушай... То есть... ты, получается, просто сбежала из Хелланда?
- Ну получается, да... - улыбнулась Рита.
- Такого от тебя я не ожидал... - покачал головой Вилле. - И ты еще говорила, что я сумасшедший...
- Ну, я и сама не ожидала... Но, в самом деле, подумай сам - ну куда я без тебя?
- Но ты же не можешь... пойти со мной? Мне в Хелланд теперь дорога заказана...
Рита посмотрела на него, как на сумасшедшего.
- Что? Ты мне говоришь... оставить тебя? Вернуться в Хелланд?!
- Да, потому что...
- Вилле, ты понимаешь, что ты говоришь?! Само собой, я никуда от тебя ни на шаг не отойду! Не смей вообще об этом заикаться!!!
- Рита! - он уткнулся лицом в подушку. - Я же должен тебя отговаривать, я не имею права подвергать тебя опасности... Но я не могу... Потому что слишком сильно хочу видеть тебя рядом с собой...
- Ну вот, видишь! Значит, все отлично.
- Но ты не понимаешь... Пока еще не поздно, подумай... Подумай, чем это может кончится!
- Рыжий, перестань. Я пойду с тобой, понял? Возражения не принимаются.
- Хорошо... - пробормотал он все так же, в подушку. - У меня нет сил тебя отговаривать... Тогда будем думать, что ты решила сама за себя... Тогда нам нужно как можно скорее отсюда уходить. Этот монастырь не так далеко от Тюремного острова... Но только вот куда?
- Вилле, это как раз не будет проблемой. Я уже придумала.
- Ну и куда же?
- Ко мне домой.
- Что?
- Ко мне домой.
- Как - к тебе домой?
- Ну так, ко мне домой. А что тут такого?
- С кем ты живешь?
- С родителями.
- И как же мы...
- Элементарно! - улыбнулась Рита. - Когда меня забирали, им, кажется, наплели что-то про какой-то престижный колледж. Ну вот, мы им и скажем, что у нас сейчас в этом самом колледже каникулы, и мы приехали домой погостить. А ты - мой одногруппник, и я решила тебя пригласить на каникулы. Вот и все.
- Тебе кажется, они поверят? - с отчаяньем в голосе спросил Вилле.
- Мои родители - поверят. Уж будь спокоен. А ты прикинься скромненьким стеснительным мальчиком, делай моей мамаше комплименты и не кури в квартире и она в тебя просто влюбится! Приведем тебя в божеский вид... И вполне сойдешь за нормального.
- М-да... Перспектива эта меня не очень-то прельщает... Но ты права, это будет лучшим местом, где мы сейчас можем укрыться...
- Ну вот, видишь... Только вот у меня другой вопрос... Как добраться до Эдинбурга? Не на пегасах же... С таким зверьем даже бродячий цирк не ходит...
- Ну само собой... Пегасов мы отправим обратно, дорогу к Хелланду они найдут... А как добраться... Между прочем, это будет не так уж и трудно... Мы сейчас от этого самого Эдинбурга не так далеко, если у меня осталось хоть какое-то представление о карте Британии... Этот монастырь стоит на самом побережье Файф-Несса... Немного мы, конечно, проедем на пегасах, главное, только чтобы на туристов не наткнуться... А потом... потом поймаем машину.
- Ладно, все это я предоставлю тебе, - улыбнулась Рита. - А пока давай-ка поднимайся... Вот там, - она кивнула в угол, - все твои шмотки. Вот мне интересно, а эти монашки знают о том, что мы такие? Или им все равно, и они просто не могли не "приютить страждущих"?
- Скорее всего, некоторые - знают... Почему же тогда они наших пегасов не объявили какими-нибудь созданиями ада или чем-то в этом роде? Впрочем, какая разница? Главное, что они дали нам укрытие... Вот черт, никогда думал, что мне придется оказаться в монашеской келье женского монастыря! - она развел руками.
- В жизни все надо попробовать, - хмыкнула Рита.
- Ну да... И я уже столько всего попробовал, что и подумать страшно, - скривился он, садясь на постели и пытаясь нашарить в кармане джинсов сигаретную пачку. Наконец она была извлечена на свет. Вилле сунул сигарету в зубы, и, даже не потрудившись поискать зажигалку, поджег ее щелчком пальцев.
- Хм... Ты только при людях так не делай, ладно, - посоветовала Рита. - Не так поймут...
Вилле хмыкнул, потянулся - от всей души, до боли, до хруста в суставах и огляделся по сторонам.
- Нам надо бы уже собираться. Мы и так тут слишком задержались. Не надо было давать мне столько спать...
- Да брось ты... Откуда им знать про монастырь? Вряд ли тебя будут искать здесь!
- Но Дракула сказал, чтобы я здесь не задерживался, - покачал головой Вилле. - Так что давай, не больше, чем через час мы должны отсюда убраться.
- Как скажешь, - вздохнула Рита. - Тогда собирайся, а я пойду поинтересуюсь как тут у них насчет поесть...
Рита вышла. Вилле, сидя на постели, продолжал задумчиво делать затяжку за затяжкой, глядя на окно сквозь щелку в раздвинутых шторах. "Вот черт..." - подумал он. - "До сих пор не могу поверить, что все получилось... Хотя в чем-то я был прав - этот тупой план не удался бы, если бы не Рита..." Вилле тряхнул головой, отгоняя лишние мысли, поднялся с постели и принялся одеваться, не став мудрить со своим обликом - неизменная толстовка, высокие сапоги и плащ, который еще чуть-чуть и волочился бы полами по земле. "Что там Рита говорила? Привести меня в божеский вид? Ну нет..." - Вилле кинул гордый взгляд в крошечное зеркало, висящее на стене, и вышел из комнаты.

Спустя полчаса Рита спускалась во двор, таща с собой две свои сумки. Вилле уже седлал пегасов, причем за его действиями, похоже, наблюдала добрая половина монастыря - кто из окон, кто - столпившись неподалеку.
- Ну что... Готова? - спросил он Риту, затягивая последний ремень на седле Глифа.
- Да вроде как...
- Ну и хорошо... Давай, нам ехать долго, не будем терять время... - Вилле забрал у нее сумки и пристегнул их к седлу серого коня. - Ничего не забыла?
- Нет...
Вилле немного тяжело опустился в седло, намотал поводья на левую руку и стал ожидать, пока Рита последует его примеру. Оглядев столпившихся неподалеку монашек, Вилле не смог не поиздеваться - лукаво улыбнувшись и не скупясь на театральность, послал им воздушный поцелуй. Рита прыснула, глядя, как они восторженно зашептались между собой и принялись махать руками им на прощание.
- Рыжий, они же монашки! - Рита, тронув поводья, нагнала Вилле, уже успевшего отъехать на десяток метров. Вилле лишь с плутоватой улыбкой пожал плечами.
- Извращенец, - констатировала Рита, не обращая внимания на немое возмущение, отразившееся на его бледном лице. - Ладно, куда нам сейчас?
- Сначала по побережью проедем, потом - в лес... Там меньше шансов на кого-нибудь наткнуться. Ну а там - на шоссе. Поймаем машину - ну и дальше понятно.
- А может, нам лучше будет полететь? Чтобы нас не увидели, поднимемся повыше...
- И столкнемся с самолетом, - хмыкнул Вилле.
- Да ну тебя, какие самолеты?
- Или нас самих примут за НЛО. Это Британия, густонаселенный район! Так что тут лучше не маячить перед глазами людей... Ведь могут пойти слухи, что там-то и там-то в небе видели двух крылатых лошадей... Ну и дойдут эти слухи до... до тех, кому я там чем-то не угодил и они так хотят меня прикончить. Понимаешь, к чему это приведет?
- Понимаю... - вздохнула Рита. - И долго нам придется добираться?
- Нет, - Вилле улыбнулся. - К вечеру уже будем в Эдинбурге.
Он пришпорил коня и тот крупной тряской рысью двинулся вперед, оставляя в мокрой земле крупные следы неподкованных копыт. Рита не отставала от него. Мимо плыл однообразный пейзаж - берег, море, редкие валуны и каменные уступы. Ехали молча - хотя хотелось о чем-то говорить, ни он, ни она молчание нарушить почему-то не спешили.
Вскоре морской пейзаж сменился жидким прибрежным пролеском, и Вилле повернул коня по направлению к нему. Пока им везло - людей на их пути не встречалось. Дорога в роще была нудной и очень утомительной. Пустить коней галопом нельзя было из-за неровной почвы, ям и выступающих корней, и поэтому приходилось ехать или шагом, или медленной рысью. По лицу то и дело хлестали низкие ветки. Словно в дополнение ко всей этой малоприятной картине начал накрапывать мелкий дождик. Вилле, ругаясь, натянул на голову капюшон толстовки и застегнул плащ. Оставшаяся часть пути не запомнилась ничем, кроме этого самого дождя, хлеставших по лицу веток и ветра, пробиравшего до самых костей. Вилле, казалось, и вовсе уснул в седле - он ехал, опустив голову и лишь изредка вскидываясь и оглядываясь по сторонам. И снова - деревья, ветер, дождь...
- Так, стоп... - Вилле вдруг резко осадил коня. - Приехали.
- Что?
- Ну все, дальше пешком... Смотри, там уже шоссе видно. Я удивляюсь, как мы до сих пор ни на кого не наткнулись... Но теперь-то верхом точно уже нельзя... Так что давай... Идти тут недолго совсем осталось. Рита кивнула и спрыгнула на землю. Вслед за ней со спины Глифа немного неловко съехал и Вилле. Вдвоем они быстро отстегнули от седел сумки, и Вилле взял обоих коней под уздцы.
- Ну вот и все... Двигайте к замку, - обратился он к ним, словно они могли его понять.
- Рыжий, а ты уверен, что они найдут дорогу?
- Конечно, - усмехнулся Вилле. - Окажутся в замке еще раньше, чем мы в Эдинбурге.
Он отпустил их. Кони еще некоторое время переминались с ноги на ногу, не понимая, что от них требуют. Вилле хлопнул Глифа по крупу и тот, выкатив глаза, ржанул и, чавкая копытами по грязи, рысью поскакал прочь. Серый конь, не медля, двинулся за ним.
- Ну вот, сейчас выберутся из леса, а там взлетят - и все, - пожал плечами Вилле, глядя им вслед. - Ну все, идем... Нам тоже надо отсюда выбираться.
Вилле забросил на плечо свой рюкзак, взял одну из сумок Риты и решительно двинулся вперед - к шоссе. Они шли минут двадцать, то и дело спотыкаясь о корни и оскальзываясь на грязи. Наконец, они вышли прямо на шоссе, перечеркивающее пополам лес.
Вилле сбросил сумку на асфальт и вгляделся в горизонт. Машин пока не наблюдалось. Ожидание длилось еще минут десять, но было не напрасным - их подобрала первая же машина. Какой-то старичок на такой же стареньком, но чистом и ухоженном пикапе остановился у обочины. Вилле и Рита мигом запрыгнули на заднее сиденье, радуясь тому, что удача улыбнулась им так быстро.
- Никак из дома сбежали? - весело поинтересовался старик, глядя на их сумки.
- Нет, мы из колледжа, домой, на каникулы! - улыбнулась Рита, захлопывая дверь.
- А почему вдвоем?
- А это... это мой брат! - нашлась Рита.
- А, так-то я и думал. Похожи вы. Ну что, вас как, до самого города?
- Ага...
- Ну и хорошо, поехали.
Вилле удивленно посмотрел на Риту. "Брат?" - одними губами спросил он. Рита только улыбнулась и пожала плечами. Вилле стянул капюшон, тряхнув влажными волосами, и расслабленно развалился на сиденье, откинув назад голову. Рита принялась разглядывать проносящиеся мимо пейзажи, а Вилле, похоже, решил заняться самым правильным делом, которое можно придумать в дороге - просто подремать. В молчании проходили часы, и Рита радовалась тому, что этот дедок не стал их расспрашивать что за колледж и тому подобное или рассказывать какие-то истории о личной жизни. Начинало уже смеркаться. Вилле безмятежно спал, невзирая на тряску и громыхание старенького пикапа. Машина в очередной раз подпрыгнула на неровной дороге, и рука Вилле, соскользнув в его коленки, упала на сиденье. Рита невольно улыбнулась а потом осторожно, что бы не потревожить его, притянула его к себе, устраивая поудобнее его голову на свеем плече. Вилле что-то тихо пробормотал, не просыпаясь, и снова затих. Рита, слушая его ровное дыхание, продолжала всматриваться в мелькавшие за окнами фонари...

- Ну вот мы почти и дома... - сообщила Рита, захлопывая дверцу машины, которая почти сразу двинулась с места. Вилле, задрав голову, посмотрел куда-то на крышу здания, возле которого они стояли.
- Почти как в Хельсинки, - улыбнулся он. - Тоже такие же старые дома с большими окнами... Это твой дом?
- Да, - Рита подхватила сумку. - Ну что? Готов к знакомству с моими предками? Помнишь все, что я тебе говорила?
- Ага...
- Ну вот и хорошо... Отца моего не пугайся, он хоть и ростом два метра, но в основном бывает мирный и добрый. Вообще, мои предки, хоть и придурки полные, иногда могут быть нормальными людьми, - она пожала плечами. - Давай, идем.
Вилле вздохнул и поплелся за ней, предвкушая знакомство с двухметровым, но мирным отцом Риты.
- Лифт как всегда не работает... - пробурчала Рита, в полутьме взбираясь по ступенькам. А нам на седьмой этаж!
Вилле только что-то тихо пробормотал и покорно последовал за Ритой. Однако на самом седьмом этаже их ждал сюрприз... не успела Рита опомниться и понять, в чем дело, ей на шею бросилось какое-то яркое существо с копной светлых волос.
- Рита! Неужели это ты! Наконец-то ты приехала! - завопила она.
- А, привет, Рэй... - улыбнулась Рита, поняв наконец, что это существо является ее подругой, являющейся еще одновременно соседкой по подъезду. - Да вот, приехала.
- Я смотрю, ты не одна, - Рэй, выпустив Риту, подскочила к Вилле. - А это кто? Ни фига себе прикид... - протянула Рэй, изумленно оглядывая Вилле с головы до ног.
- Это... мой одногруппник, мы с ним вместе учимся. Вилле, знакомься, это Рэй, моя подруга... Рэй, это Вилле...
Рэй и Вилле обменялись рукопожатиями, в процессе которых она разглядывала его с патологическим интересом.
- А что с рукой, Вилле?
- Сломал...
- Бедняжка... хм... Вилле... Вилле... имя-то какое странное... что-то скандинавское, да?
- Угадала, я из Финляндии, - улыбнулся Вилле.
- Вот здорово! А, кстати, Вилле, Рита, знакомьтесь - это Дэн! Мой друг... Я его как раз домой провожала, а тут вы! - Рэй ухватила Вилле за руку и вытащила вперед. Тут только Вилле заметил, что у окна стоит еще один человек - это был парень, где-то на полголовы ниже Вилле, с коротко стриженными темными волосами, с интересом поглядывающего не Вилле и Риту.
- А... привет! - Дэн с улыбкой протянул руку сначала Рите, потом и Вилле.
- Ну вот, все перезнакомились, все хорошо... Предлагаю отметить это дело! - улыбнулась Рэй.
- Поддерживаю, - отозвался Дэн.
- Ой, ну только не сейчас... - Рита замотала головой. - Нам бы отоспаться, обустроиться, вот тогда и будем отмечать. Давайте завтра?
- Так он что же, с тобой жить будет?
- Да... Погостит... на каникулах...
- А-а-а... И долго вы тут пробудете?
- Ну... - Рита глянула на Вилле. - Возможно, все каникулы здесь проведем, а может, нет. Не решили еще.
- Ну, ясно. Значит, так... Тогда я жду, пока вы "отоспитесь и обустроитесь", а потом мы все это хорошенько отметим. Никто не против?
- Нет, - улыбнулась Рита.
- Ну вот и замечательно! Завтра мне позвонишь.
- Хорошо... Ну, мы пошли... Идем, Вилле.
Вилле попрощался с Рей и Дэном кивком головы, затушил окурок о стену и потащился за Ритой. Глубоко вздохнув, она нажала на кнопку звонка. Послышались быстрые шаги...
- Риточка! Ты приехала! - Рита тут же оказалась в объятиях своей матери. Надо же, как все радуются... А помнится, до того, как она уехала... Ну да ладно, это уже не важно.
- Ага, привет, мам...
- Ну проходи скорее. А это кто? - немного удивленно улыбнулась она. - Ты тоже проходи, давай. Потом разберемся, - не дожидаясь ответа, миссис Авеллан затащила Вилле в квартиру.
- Мам, это мой одногруппник, мы с ним учимся, - в ход пошла заученная фраза. - Ты не будешь против, если он у нас погостит на каникулах?
- Само собой, я не против! Сейчас посидим, познакомимся, расскажете, как там у вас в колледже дела... Проходи, проходи! - она поманила за собой Вилле, который до этого неуверенно топтался в закутке коридора, и с некоторым изумлением глядела на его сапоги и плащ. - Чувствуй себя как дома!
- Ага... спасибо...
- Звать-то тебя как?
- Вилле...
- Ну вот, хорошо, Вилле. Ну что, молодые люди, устали, наверное, да? Проголодались? - миссис Авеллан скрылась в кухне. - Тогда сейчас будем ужинать... Рита, а что же ты не предупредила, что не приедешь? Мы бы приготовились...
- Ну...
- Ну да ладно, - договорить ей не дали. - Ничего, главное, приехали!
- А отец где? - Рита заглянула в пустую гостиную.
- Придет скоро. Давайте, располагайтесь пока, а я поесть приготовлю.
- Вилль, пошли ко мне... Осмотришься... сумки с собой возьми. - Рита взяла Вилле за руку и повела вперед по длинному коридору.
Рита открыла дверь своей комнаты и включила небольшой торшер, дававший лишь немного света, да и то тусклого. Все осталось по старому - ее диван, постель, любимое кресло... Пустые шкафы и письменный стол. Вилле кинул сумки на диван и рухнул в то самое любимое кресло Риты, развалившись в нем и перекинув ноги через подлокотник. Обычный способ сидения в креслах он, видимо, не приемлел.
- Ну вот. Мы дома, - выдохнула Рита, плюхаясь на диван. - Как тебе, Рыжий? Жить можно?
- Можно, само собой, - Вилле откинул голову назад, выплеснув за плечи водопад темных локонов.
- Значит, так, тогда давай сразу условимся... Спать будешь на этом диване... Курить будешь в окно или на балконе, а то моя мать тебя прибьет... У меня когда отец в комнате курит, та-акое начинается!
- Хорошо... Понял, не дурак... Дурак бы не понял...
- Дальше...
- У тебя есть рояль?! - вдруг с восторгом взвизгнул Вилле и, подскочив с кресла, бросился к незамеченному им ранее черному роялю, стоящему в полутемном углу. - Что ж ты раньше не сказала?
- А что, я должна была тебе первым делом сообщить о своей квартире то, что у меня там рояль стоит? Вилле в ответ только улыбнулся и откинул черную крышку.
- Красота какая... - простонал он, проведя пальцем по клавишам из слоновой кости. - Старинный?
- Да вроде... Тысяча восемьсот какого-то года, не помню точно...
- Ммм... - он прикрыл на миг глаза. - Ну ладно...
Вилле пробежал по клавишам пальцами левой руки, заставляя давно молчавший рояль разразиться гулкими чистыми звуками какой-то простой, но в то же время такой красивой текучей мелодии. Потом попытался подстроится и правой; в первые минуты из-за гипса, обездвижившего запястье и часть кисти, никак не мог приспособиться, но под конец все таки заиграл и обеими руками.
Рита просто сидела и наблюдала за его с каждым разом все более успешными попытками, а он, сосредоточенно закусив губу, словно ребенок, которого основательно заинтересовала сложная, но интересная ему игрушка, смотрел на клавиши, серьезно нахмурив брови, продолжал извлекать из них чуть вибрирующие стеклянные звуки, стекшиеся наконец в одну быструю струящуюся мелодию.
- Какие мы серьезные, - проговорила с улыбкой Рита.
Вилле, словно очнувшись, вскинул на нее глаза. Мелодия оборвалась.
- Что?
- Ничего, Рыжий, ничего, - она снова улыбнулась. - Ты хорошо играешь...
- Я знаю, - он пожал плечами. - Но только не сейчас. Рука отекла... - совсем по-детски пожаловался он ей, чуть улыбнувшись.
Вилле еще раз любовно погладил костяные клавиши и осторожно опустил крышку, снова вернулся в кресло.
- Вилль, ты как хочешь, а я пошла в душ. Захочешь покурить - открой окно. Я через полчаса вернусь...
- А если я хочу к тебе? - он сделал невинное лицо, завесив глаза тенью длиннющих пушистых ресниц.
- Рыжий, ну перестань, а?
- Ну... - он сделал обиженное лицо.
- Ладно, все, я пошла. Все, не дуйся. - Рита чмокнула его в щеку и выскользнула за дверь. Вилле еще некоторое сидел, сверля взглядом стену.
Ну вот и все... Теперь наконец-то можно успокоится... Он в безопасности, и теперь можно забыть обо все, что случилось и должно было случиться...
- Вилле! Что ты тут сидишь один, заскучал? А Рита где?
- В душе... - Вилле вскинул глаза на вошедшую в комнату мать Риты.
- Ну хорошо, идем тогда с тобой знакомится, - миссис Авеллан поманила за собой Вилле. Он покорно поднялся и поплелся на кухню.
- Ну вот. Садись. Пока Рита в душе, поговорим.
Вилле опустился на маленький кухонный диванчик. Перед ним тут же оказались несколько тарелок со всякой едой.
- Вот, ешь. Ешь, ешь, не стесняйся! А то уж больно ты худой... - она покачала головой. - Ох, а что ж у тебя с рукой-то?!
- Сломал... - уже второй раз за этот вечер сообщил Вилле.
- Плохо как... Ты не сиди, ешь давай, ешь!
Вилле немного смущенно глянул на нее, но вилку все же взял. Есть и правда хотелось очень.
- Вот и умница... Сколько тебе лет-то?
- Семнадцать...
- Семнадцать, значит... Ну как там у вас в колледже?
- Хорошо, - Вилле сделал могучее глотательное движение.
- Ну вот и замечательно. А я смотрю, хорошего парня себе моя дочка отхватила, - улыбнулась миссис Авеллан. - Ты мне определенно нравишься... Только больно уж ты тихий какой-то и застенчивый.
Глаза у Вилле медленно округлились.
- Ой, да что я, думаешь, не вижу ничего? Тоже мне, "одногруппники"! Насмешили... Притащила бы она домой какого-то одногруппника... Вот что... раз уж я ее мать, то спросить имею права. Любишь ты ее?
Вилле чуть не подавился.
- Да... - брякнул он, не успев даже что-то сообразить.
- Ну тогда вообще замечательно! - возликовала миссис Авеллан. - Да не делай ты такое испуганное лицо! - она улыбнулась ему. - Ты ешь давай, ешь! - напомнила она, глядя на Вилле, неподвижно застывшего с вилкой в левой руке.
- Ага... да... спасибо...
- Ну вот... Где ты живешь?
- В Хельсинки...
- В Финляндии, значит, - многозначительно протянула она. - Вот откуда у тебя такой чудный скандинавский акцент! - она улыбнулась. - А родители твои кто?
Вилле встал в тупик. И что ей сказать? Что они были колдунами, которые погибли, защищая школу магии?!
- Ну... Они так... отец магазин держит. А мать... она не работает... - он решил, что благоразумнее будет рассказать ей о тех людях, которых до того, как попал в Хелланд, считал своими родителями.
- А, ясно... А ты кроме того, что в колледже учишься, еще чем-нибудь занимаешься?
- Ну... Занимался...
- Чем?
- В группе играл...
- А, музыкант, значит? - улыбнулась миссис Авеллан.
- Ну да... Типа того...
- Это хорошо... Ладно, посиди тут пока. Поешь хорошенько, а я пойду узнаю, как там у Риты дела.
- Ага... А можно... можно покурить?
- Конечно, только окно открой.
Миссис Авеллан вышла. Вилле поднялся, открыл окно и с удовольствием закурил. Радует хотя бы то, что этой пытливой мамаше он пришелся по душе...
Он делал затяжку за затяжкой, глядя на город за окном. Вот уж он не думал, что ему придется вернуться к людям, в город... Но уж лучше здесь, чем в тюрьме...
Вилле не слышал, как хлопнула входная дверь. Вероятно, это как раз и вернулся отец Риты. Миссис Авеллан и сама Рита принялись что-то ему объяснять, но Вилле слишком задумался и ничего даже не слышал. Так он и стоял, разглядывая мигающие огни фонарных столбов и машин.
- Добрый вечер, молодой человек, - раздался за его спиной веселый голос. Виле так резко обернулся, что чуть не свернул себе шею. И тут же обомлел - чтобы посмотреть в лицо отцу Риты, ему пришлось задрать голову чуть ли не к потолку. Потому что мужчину, который стоял перед ним, иначе как "шкаф" назвать было нельзя... Ростом он был выше его самого где-то на полторы головы, хотя Вилле и сам был роста совсем не маленького. Даже очень не маленького. А шире в плечах этот шкаф был его минимум втрое.
- Здравствуйте... - ошалело произнес Вилле.
Мужчина протянул руку, и Вилле с опаской ответил на рукопожатие, надеясь, что его многострадальная рука выдержит такое приветствие. Однако ему повезло - мужчина, видимо опасаясь того же, лишь слегка сжал его кисть.
- Артур, - прогудел он.
- Вилле...
- Ну вот, будем знакомы... Что с рукой?
- Сломал. - Это уже был третий подобный ответ за этот вечер.
- Ясно. Ты куришь, я смотрю? Ну пошли на балкон, поговорим, познакомимся поближе, - с радостным энтузиазмом потирая руки, сообщил мистер Авеллан.
Вилле, будучи не совсем прельщенным такой перспективой, послушно последовал за ним. Дверь балкона закрылась, отрезав его от внешнего мира и оставив наедине с добродушным "шкафом" - отцом Риты...
Рита, поглубже запахиваясь в халат, вошла в гостиную.
- Мам, а Вилле где?
- Они с отцом на балконе, разговаривают, - улыбаясь, просветила миссис Авеллан.
"О нет!" - ужаснулась про себя Рита. - "Он же его замучает..."
Отчасти Рита оказалась права - где-то через полчаса, когда она и сама успела уже поужинать, из дверей балкона появился очень усталый, но почему-то улыбающийся Вилле. Вслед за ним появился и ее отец, и похлопав Вилле по плечу - относительно слабо, но тот после этого невольно потер его рукой, и со смехом проговорил, видно, заканчивая начатый ими на балконе разговор.
- Ну вот, парень, видишь, как все замечательно! Молодец! Ну что, не хочешь отметить наше знакомство? Сейчас стол накроем...
- Э-э-э... - Вилле, умоляюще посмотрел на Риту.
- Пап, он устал, он хочет спать!.. Давайте отложим это до завтра?
- Ну хорошо, - согласился мистер Авеллан. - Тогда ступайте отдыхать, а отметим завтра!
Рита поманила за собой Вилле, вздохнувшего наконец свободно и они скрылись в спальне. Рита закрыла дверь на замок и повернулась к Вилле.
- Ну что, Рыжий, ты еще жив после общения с моими предками? Что они у тебя выпытывали?
- К счастью, ничего конкретного... - выдохнул Вилле, падая в кресло. - Так, ерунду всякую... Кстати, а у меня и правда скандинавский акцент?
- Ну да, есть немного, - улыбнулась Рита. - И мне это очень нравится. Ты иногда чуть растягиваешь слова, и голос у тебя поэтому как-то вибрирует... - она рассмеялась, увидев его удивленное лицо. - Ладно, ладно, это я о своем... Я смотрю, ты уже еле на ногах держишься... Давай, я тебе постелю на диване и будем спать...
Вилле скептически оглядел диван, но спорить не стал - единственное, что ему сейчас хотелось - это рухнуть где-нибудь и наконец-то отключиться...
Через минуту Рита уже превратила диван в более-менее сносное место для сна. Вилле, впрочем, было все равно, где спать - лишь бы спать. Он рухнул на жалобно скрипнувший диван, и удовлетворенно прикрыл глаза.
- Теперь вообще замечательно...
- Ну все, спи... Я сейчас тоже лягу...
Рита взяла одну из своих сумок в надежде найти свою футболку, как вдруг ее рука наткнулась на что-то непонятное... Рита нахмурилась, но, вытащив странный предмет, тут же поняла, что это такое... Это была та самая тетрадь Вилле с его песнями - она взяла ее с собой... Черт, она совсем забыла про нее. Наверное, надо отдать ее ему...
- Вилле... - тихо позвала Рита.
- Что? - сонным голосом ответил он, заворочавшись под одеялом.
- Я тут... В общем... Когда у нас проводили обыск... Там все перевернули, а я потом убиралась... Короче, я нашла там это... - она протянула ему тетрадь. Вилле несколько секунд сосредоточенно смотрел на нее, силясь вспомнить, что это за непонятная тетрадка, а потом сел на постели и взял ее из рук Риты.
- Я ее взяла с собой, думала, что она тебе понадобится... - проговорила она, напряженно следя за его реакцией.
- Читала этот бред? - усмехнулся он, перелистнув несколько страниц.
- Бред? Почему бред? - удивилась Рита.
- То есть читала? - Вилле лукаво прищурился - теперь ей не отвертеться.
- Ну да...
- Ладно, ничего. - Он улыбнулся. - Спасибо, что взяла ее. - Вилле снова лег, натянув одеяло до самого носа.
- Да не за что...
- Спокойной, ночи, Рыжий, - Рита тоже не смогла не улыбнуться. Вилле что-то совсем неразборчиво пробормотал в ответ и зарылся под одеяло с головой. Через несколько минут с его дивана послышались ровные умиротворенные вздохи - он вмиг заснул, как убитый.
Рита проснулась, когда уже давно рассвело. Сквозь плохо задвинутые шторы из плотных серых туч пробивались тусклые лучи.
Рита еще немного полежала неподвижно, прислушиваясь к ровному дыханию Вилле, доносившемуся откуда-то сзади. "Спит..." - с улыбкой подумала она. Поежившись от холода, она встала и, чтобы хоть немного согреться, накинула на плечи халат.
Вилле действительно спал, уткнувшись лбом в спинку дивана, по своему обыкновению свернувшись клубком и обняв обеими руками подушку, зябко натянув свой плед до самого носа - видимо, тоже замерз. Рита, все еще улыбаясь, стянула со своей постели одеяло и осторожно набросила его на Вилле поверх пледа. Он чуть повозился, шумно вздохнул и вновь затих, успокоенный уютным теплом.
Рита тихо выскользнула из комнаты. На кухне ее ожидала записка от родителей, что они на работе и вернуться только к вечеру. "Ну вот и замечательно!" - обрадовалась Рита и погрузилась в изучение недр холодильника.
Сосредоточенно уничтожая остатки вчерашнего ужина, Рита схватила телефонную трубку.
- Рэй, привет, а вот и я, - не очень внятно проговорила Рита с набитым ртом, когда услышала в трубке заинтересованное: "Привет, я так и знала, что это ты звонишь!"
- Ну что? Отоспались? Обустроились? - усмехнулась она.
- Ага!
- Ну вот и хорошо, тогда мы вас ждем вечером, мои предки в шесть часов из дома свалят...
- Как скажешь, - согласилась Рита, перемежая слова глотками из чашки.
- А где твой рыженький мальчик?
- Спит. - Хмыкнула Рита. - Кстати, как он тебе? - не смогла она удержаться.
- Ну... - протянула с готовностью Рэй. - Необычный. Очень необычный... Знаешь, на девушку похож чем-то. Худенький какой-то, хрупкий... Реснички длинные... Руки красивые очень... - задумчиво принялась перечислять она,
- И это хорошо? - с улыбкой спросила Рита.
- В его случае - хорошо! Красивый он. Ну просто до неприличия! Первый раз таких вижу...
- Да уж... Что необычный - это ты точно угадала... Ну ладно, мы попытаемся не опоздать...
- Ты уж постарайся! Ну все, давай, мы ждать будем!
Рита отозвалась невнятным "Угу" и положила трубку.
Вилле проснулся далеко за полдень. Рита сидела в кухне перед телевизором, когда он, по пояс голый, встрепанный, сонный, ничего спросонья не соображающий, появился на пороге.
- Как спалось, Рыжий? - улыбнулась Рита, глядя на его бледное заспанное лицо.
Вилле, держась рукой за косяк, только скривился и целенаправленно удалился по коридору в сторону ванной. Оттуда еще долгое время слышался плеск воды, стук падающих вещей и прочие непонятные звуки, но наконец он вновь появился в коридоре, весь мокрый, его передергивало от холода, но выглядел он уже гораздо приличнее.
- Вот теперь - доброе утро... - проговорил он, плюхаясь на кухонный диван. - Проснулся - полчаса соображал, где нахожусь...
- Ну сообразил же? Вот и замечательно. Есть хочешь?
- А ты как думаешь?
- Ясно... Сейчас соорудим чего-нибудь... И еще... Ты не забыл, что мы сегодня идем... хм... отмечать наш приезд к Рэй? Я ей уже позвонила, и мы уже договорились.
- А потом еще и с твоими родителями? - Вилле в отчаянии закатил глаза и откинулся на спинку дивана.
- Ну... С моим отцом будешь отмечать лично ты, - Рита ткнула пальцем ему в грудь. - Я в этом участвовать не собираюсь. Ты там что привык пить? Эту зеленую гадость... как там ее?
- Абсент... - обреченно вздохнул Вилле.
- Вот-вот, абсент. Этим вы и займетесь сегодня вечером... Понимаешь, принято так - отмечать новое знакомство, - назидательно сообщила Рита.
Вилле только обреченно вздохнул, и, жмурясь от удовольствия, втянул носом кофейный аромат оказавшейся перед ним дымящейся чашки.
- Ммм... А все не так плохо, - мурлыкнул он и сделал глоток из чашки.
- Ну вот, видишь... Значит, слушай программу на сегодня... Сейчас ты как следует набиваешь себе желудок... как следует, я сказала! - Рита погрозила ему пальцем. - Потом..
. - Потом мы идем осматривать город, - хищно улыбнувшись, предположил Вилле.
- Хм... Ну раз ты хочешь, то пожалуйста. А я думала, ты как раз будешь против этого. Ну да ладно... Значит, идем гулять, а к шести - к Рэй. Возражения?
- Нет, - пробубнил Вилле с набитым ртом.
- Вот что мне в тебе нравится, так это подобная безропотность, - улыбнулась Рита.
Вилле хмыкнул и слегка поклонился.
- Я стараюсь, - проговорил он.
- Вот и умница, - умиленно улыбнулась Рита. - Ладно, давай, ешь, а я пошла собираться.
Вилле проводил ее взглядом и с удвоенной скоростью принялся поглощать содержимое тарелки.
- Рыжий... - простонала Рита, глядя на то, как Вилле зашнуровывает свои сапоги. - Может, ты оденешь что-нибудь нормальное? - без особой надежды поинтересовалась она.
- Нормальное? - удивленно проговорил он, не поднимая головы. - А это - нет?
- В Хелланде я еще на это закрывала глаза... Но это город!.. Тут люди ходят!
- Люди... - хмыкнул Вилле. - Пусть ходят. И я буду ходить. - Он пожал плечами и влез в рукава плаща. - Ну, идем?
Рита только вздохнула, натянула ботинки, вытолкала Вилле за порог и вышла сама. Вскоре они уже вышли из подъезда.
- Вы находитесь в центральном районе Эдинбурга, - продекламировала Рита тоном экскурсовода, - посмотрите направо, там вы увидите...
- Стоп-стоп-стоп! - замахал руками Вилле. - Только не так!
- А как? - улыбнулась Рита.
- Ну... - он изогнул бровь. - Так...
Он приобнял ее левой рукой за талию и невинно глянул на нее.
- Куда пойдем? - спросил он, и, поведя плечами, откинул волосы назад.
- Куда ты хочешь?
- Ну откуда же я знаю? - он улыбнулся. - Куда поведешь, туда пойду. Я же тут ни разу не был.
- Ну хорошо... Тогда я предлагаю просто пройтись... Тут много чего можно увидеть интересного...
- Знаешь, а мне нравится ваш город, - улыбнулся Вилле, глядя вниз с моста, на котором они стояли. Как раз под ними проплывала огромная льдина, еще не успевшая растаять в воде. - Чем-то все-таки похож он на Хельсинки...
- Да? А я хочу в Хельсинки побывать...
- Хочешь? - он заглянул ей в глаза.
- Да...
- Тогда побываем. Обещаю, - кивнул Вилле.
- Правда?
- Ага!
- Но тебе же нельзя туда...
- Но они же не будут вечно меня там караулить? - улыбнулся Вилле. - Пройдет какое-то время... И съездим.
- Вилле, как же я тебя обожаю... - вздохнула Рита. - Тебя просто нельзя не полюбить...
- Да? Ну я так старался, - он опустил ресницы.
- Рыжи-и-ий... - протянула Рита, вжимаясь ему в грудь. - Ну чего же ты такой милый-то? - с отчаяньем в голосе спросила она. - На что ты мне такой?
- Ну... - он прижал ее к себе. - А ведь помнится, сначала я тебе совсем не был милым и ты отнюдь меня не обожала, - улыбнулся Вилле.
- Это была не правда...
- Вот как?
- Да... Я даже ревновала. Но потом сама убедила себя в том, что ты мне не интересен... А потом...
- Значит, можно сказать, то заклинание я написал зря?
- Да Вилле, зря...
- И зачем ты так долго меня мучила? - он наклонился и чмокнул ее в макушку.
- Я... Я думала... - Рита замялась. - У тебя же была девушка! И ты еще спрашиваешь?
- Ой, ну только не напоминай... - он мотнул головой.
- Солнышко, прости... - Рита запустила руку ему под расстегнутый плащ, провела по напряженной спине. Он затих, и еще некоторое время неподвижно стоял, крепко прижимая ее к себе.
- Вообще-то... - наконец заговорил он, и в его голосе слышалась улыбка. - Мне никогда с девушками не везло, представляешь?
- Что? Тебе?! - изумилась Рита. - Не говори ерунды. Ни за что не поверю!
- Нет, правда! - закивал он. - Хоть, признаюсь, их было не мало, - он лукаво улыбнулся, - но... но все заканчивалось ужасно... одни со мной больше недели не выдерживали, другая меня чуть не убила...
- Почему же не выдерживали?
- Не знаю... - он пожал плечами и снова уткнулся ей в волосы. - Говорили, что за моей милой мордашкой - пустота. Что я думаю только о себе, что я страшный эгоист и нарцисс.
- Что?! - Рита подняла на него глаза. - Ну, это уж слишком...
- Вообще-то, они правы... Я и правда себялюб... и у меня кошмарный характер.
- Ты? Вилле, для меня это новость... Да перестань ты... Тоже мне, эгоист...
- А я тебе сейчас докажу... Вот почему, как ты думаешь, я не отговорил тебя от того, чтобы ты со мной поехала? Я ведь мог бы уйти так, что ты и не узнала бы... А я хотел быть с тобой! Хотя это и подвергает тебя опасности!
Рита задумалась, недоумевая над его словами.
- Вот видишь? - не дожидаясь, пока она что-то скажет, проговорил он. - Чего Дракула и опасался, видимо... Знал, что мы попытаемся друг друга найти и этим можем все погубить...
- Но ведь нашли - и все в порядке.
- Да... - он вздохнул.
- Нет, Вилль, ты не эгоист. Возможно, ты нарцисс... Это да, - она улыбнулась. - Легенду об этом помнишь?
- Ну да... Красивый юноша превратился в цветок... Потому что слишком себя любил. А интересно, во что превратят меня за любовь... к тебе?
- Перестань.
- Что перестать?
- Замолчи.
- Но...
- Тихо! - она прижала ладонь к его холодным губам.
- Хорошо... - проговорил он ей прямо в руку. - Как скажешь...
- Тут очень сильный ветер... Пойдем куда-нибудь...
- Замерзла?
- Нет, но сейчас начну...
- Тогда идем, - Вилле обвил рукой ее плечи.
- Да ты сам весь трясешься! - воскликнула Рита, ощутив, как он дрожит. - Идем, в какое-нибудь кафе погреемся...
Через десять минут они уже сидели за столиком ближайшего кафе, отогреваясь чашками дымящегося кофе. Вилле, грея руки о горячий фарфор и постепенно чувствуя, как исчезает дрожь в озябших пальцах, поверх кружки поглядывал на Риту.
- Согрелась? - спросил он.
- Да... А ты?
- Почти... - он улыбнулся и сделал еще глоток, потом поставил чашку на стол и, достав сигарету, закурил. Перемежая жадные, глубокие затяжки мелкими глотками обжигающего горького кофе - он ненавидел кофе с сахаром, он с немного рассеянным выражением оглядывал немногочисленных посетителей, сидящих за столиками, о чем-то задумался, и не видел, как Рита вопросительно смотрит прямо на него.
- Вилль... Ты чего? - немного трагическим шепотом спросила Рита.
- Что? - он вскинул на нее сонный взгляд зеленющих ярких глаз.
- Почему у тебя такой несчастный вид?
- У меня? - он удивленно улыбнулся. - Разве?
- Да... О чем задумался?
- Да так...
- А все-таки?
- Нет, правда, о ерунде всякой... Ладно, забудь... Хочешь поесть чего-нибудь?
- Нет...
- Ну как хочешь...
- Вилле, идем, а то мы к Рэй опоздаем! - глянув на часы, воскликнула вдруг Рита.
- Хорошо, идем... - Вилле ткнул окурок в пепельницу и поднялся вслед за ней.
- Ты чем-то недоволен? - спросила Рита, когда они уже выходили на улицу. - Не хочешь идти?
- Ну почему же? - задумчиво произнес Вилле.
- Говорю же, у тебя такой несчастный вид...
- Не знаю... Но все и правда в порядке! Идем, - улыбнулся он.
Рита еще раз изучающее глянула на него, силясь все-таки понять и, вздохнув, нашарила его руку, сжав пальцами гипсовую твердую броню на его запястье, а потом и его ледяные пальцы, выпутав их из длинного кожаного рукава.
- У тебя руки очень холодные... - нахмурилась она. - Идем, а то ты тут совсем замерзнешь... У нас в Хелланде уже снег давно растаял, а тут до сих пор сугробы лежат...
Вилле только усмехнулся в ответ и стиснул ее ладонь настолько сильно, насколько только позволяли замерзшие и онемевшие от отека пальцы. Они некоторое время шли молча, а Рита пыталась хоть немного согреть его руку, правда, безуспешно.
- Вилле, смотри, - Рита вдруг замедлила шаг и остановилась около одной из витрин, во множестве мелькавших мимо них. - Гитара, почти как твоя...
Вилле взглянул за стекло - и правда, там стояла очень похожая двенадцатиструнная гитара из темного дерева.
- Кстати... - протянул Вилле. - Надо бы гитарой обзавестись... А то я без нее как без рук... Не в смысле как без артефакта, - ответил он на немой вопрос Риты. - А просто... Ну не могу я без нее, понимаешь? - он улыбнулся.
- Послушай, Вилле... - Рита еще раз глянула на гитару и снова повлекла Вилле за собой. - А ведь правда... Если твой артефакт уничтожили, то что же теперь...
- Я не знаю, - он пожал плечами. - Само собой, это очень плохо... Но пока я не чувствую, что мне не хватает именно артефакта. Ведь с помощью гитары я писал только сложные заклинания... А сейчас я пока не вижу в этом надобности, а сам я и без артефакта многое могу сделать...
- Но все-таки... Почему Дракула не передал тебе жезл?.. Или еще какой-нибудь артефакт...
- Вот этого не знаю... - Вилле покачал головой. - Я тоже об этом думал... Если честно, я думал, что он действительно не отпустит меня без какого-либо оружия... Но, как видишь, отпустил. Возможно, он думает... Он думает, что этот артефакт может меня обнаружить... - он пожал плечами. - Или опять боится, что я что-нибудь натворю...
- Да, ты уж можешь, - покачала головой Рита. - Но все-таки... Он же должен понимать, что ты в опасности.
- Ну да. И даже если бы он отдал мне жезл, то что бы я с ним делал?
- А если на тебя нападут?
- Ха! А ты что думаешь, мне следует раскидать весь взвод быстрого реагирования, который они, например, ко мне зашлют? Я не хочу становиться серийным убийцей, мне и Дориана хватило!
- Вилле, надеюсь, что обойдется без этого самого взвода...
- Меня, если честно, удивляет, почему Дракула тебя не ищет, - ухмыльнулся Вилле после некоторого молчания. - Ведь он наверняка понял, что это все ты устроила.
- Ну, он ведь и понял, что я с тобой...
- И что?
- Ну может, он думает, что все в порядке, ничего не случится. Раз я с тобой, - улыбнулась она.
- Вот как раз наоборот - в этом случае ты в большой опасности, - он покачал головой.
- Здесь? Но они же, в самом деле, не будут искать тебя здесь?
- Не будут... Если не догадаются, кто мне так помог.
- Но ведь они меня не видели... Видели только Глифа...
- На это я и рассчитываю. О тебе, они, в принципе, подумают в последнюю очередь... Меня знаешь, что больше всего беспокоит?.. Что будет с Дракулой... Он же помог мне сбежать... И я боюсь, что они могут и его...
- Вилле, ты думаешь? - испуганно спросила Рита. - Если он и правда...
- С другой стороны, прицепиться к нему они не смогут... Ведь непосредственно в побеге он не участвовал... Охранников убрал Рэндом... И я постарался, - покачал головой Вилле. - Вот черт, плохо получается... И никакой возможности узнать, что там происходит...
- А ты не можешь туда переместиться? Всего на несколько минут... Ведь они не торчат в школе круглосуточно...
- Нет, само собой... Но я не могу... Не умею, наверное. Точнее, недосуг было научиться, - он хмыкнул. - По крайней мере, никогда это не делал. И тем более - на такие расстояния! Нет, это не возможно... И тем более, Дракула, скорее всего, боится именно этого... Нет, в Хелланд нельзя... Ни в коем случае... Нам остается только ждать...
- А чего ждать-то?
- Вот чего не знаю, того не знаю... Возможно, того, что меня оправдают те самые верхи, о которых говорил Дракула. А может... - он не договорил и замолк.
- Что - может?
- Не бери в голову... Это я так...
- Твои "так" обычно знаешь, чем заканчиваются? Что ты задумал?
- Ничего! - искренне удивился Вилле. - С чего ты взяла?
- Вилле, ну я же вижу, что ты чего-то не договариваешь!
- Да нет, правда!
- Когда ты так говоришь, то надо ожидать самого худшего... - мрачно проговорила Рита.
- Ну почему же? - он примирительно улыбнулся. - Ладно, обещаю ничего не делать без твоего ведома! Согласна на это?
- На это я и рассчитывала.
- Ой, ну наконец-то! - Рэй, открыв дверь, подпрыгнула от нетерпения. - Мы вас заждались! У нас будет весь вечер, потому что мои предки тоже к кому-то куда-то что-то праздновать уехали! - радостно сообщила она. Вилле, удовлетворенно улыбаясь, вошел в полутемную прихожую вслед за Ритой.
- Ну вот, все в сборе... Дэ-э-эн! - высунувшись в дверь кухни, заголосила Рэй. - Давай-ка собирай пожрать!
- Оу, я смотрю, вы готовились, - Вилле изогнул бровь.
- А как же! - весело улыбнулась Рэй. - У нас столько поводов, чтобы отметить все это... Давайте-давайте, проходите. Я сейчас!
Рита повлекла Вилле по уже известной ей самой дороге в гостиную, имевшую, мягко говоря, необычный вид. Из мебели тут стоял только низенький, почти вровень с полом большой мягкий диван и кресла-мешки; на полу был пушистый ковер с длинным ворсом, в котором, казалось, можно утонуть, и во множестве разбросанные по этому самому ковру подушки. Вилле с готовностью по-хозяйски развалился в одном из огромных бесформенных кресел, Рита же уселась на спинку дивана. В этот момент в гостиную влетела Рэй.
- Ну вот, все готово... Так как родители вернуться только утром, мы можем дебоширить сколько влезет!
Вслед за Рэй в гостиной появился и Дэн. Вилле отсалютовал ему небрежным жестом, и Дэн плюхнулся в кресло рядом с ним.
- Ну что? - Рэй оглядела всех веселым взглядом, отхлебывая из горлышка темной бутылки. - Рассказывайте, как там у вас?
- У нас? - Вилле, решив от нее не отставать, тоже вооружился бутылкой. - Что ты имеешь в виду?
- Ну... - она задумалась на минуту. - Что там у вас в колледже? Ну, нам вообще-то уже твои родители, - Рэй посмотрела на Риту, - уже все рассказали... Но все же.
- Ну что там может быть интересного? - Вилле непринужденно пожал плечами, а Рита увидела, как в его глазах заплясали насмешливые искорки. - Живем там и учимся, вот и все.
- И как там? А где живете, кстати?
- А в самом же этом колледже. По комнатам.
- И как с соседями? - улыбнулась Рэй и тут же удивленно вскинула брови - Вилле и Рита дружно расхохотались.
- Ой, знаешь, Рэй, с соседом мне так повезло!
- И мне с соседкой... - Вилле пожал плечами.
- Это как? - не поняла Рэй.
- А мы живем вместе, - улыбнулся Вилле.
- Как... вместе?
- Ну так. Вместе. Поселили нас в одну комнату. Точнее, ее подселили ко мне, потому что места не было.
- Ну ничего себе! И как же вы...
- Да пока не жалуемся, - пожала плечами Рита. - Мы с ним как-то с первого же дня поладили, правда, Рыжий? Вилле закивал, не отрываясь от бутылки.
- Ну вы даете... Тогда все ясно, - усмехнулась Рэй. - Ой, Ритка, я ж забыла совсем! У тебя день рождения ведь был, да? Ну так давайте за твой день рождения! - Рэй торжественно, словно фужер с шампанским, подняла свою бутылку.
- А у тебя когда? - Рэй обернулась к Вилле.
- 22 ноября...
- О, тогда и за твое! - с готовностью улыбнулась Рэй. - Сколько тебе исполнилось?
- Семнадцать.
- О! Ты тут самый старший, получается! Как отметили, кстати?
- М-да... - протянул Вилле. - Не очень...
- Это почему?
- Он в больнице был... - просветила Рита.
- В больнице? Почему?
- У меня сердце, - Вилле непроизвольно провел рукой по левой стороне груди, подыскав самое безобидное объяснение.
- Сердце? - она немного растерянно посмотрела на Вилле. - Плохо...
- Да ладно тебе, - Вилле с улыбкой пожал плечами. - Теперь-то жив...
- Не зарекайся, - пробубнила Рита, но ее никто не услышал.
- А руку ты как сломал? Я смотрю, тебе не очень-то в таких делах везет... То в больницу загремишь, то в гипсе...
- А вот в этом ты права, - согласился Вилле, между тем судорожно подыскивая, что же ответить. - Ну, можно сказать... Неудачная стычка.
- Ооо... Ну ты даешь... - Рэй покачала головой, но расспрашивать, к счастью, перестала.
- Ну что мы все о себе да о себе? - Рита решила отвлечь ее. - Расскажите, что тут у вас было?
- У нас? Да ничего, - Рэй пожала плечами. - Вот только если с Дэном познакомилась. Да и все...
- А ты чем занимаешься? - подал голос Вилле со своего кресла, обращаясь к Дэну, уже успев опустошить одну бутылку и взявшись за вторую.
- Я... Ну вроде как в группе играю... Точнее, пытаюсь создать группу.
- Группу? - оживился Вилле. - Хм... И как? Удачно?
- Не очень-то, - покачал головой Дэн. - Пока нас только двое...
- И кто же?
- Ну... Я на басу и на вокале вроде как, и еще один парень на барабанах... Так что насчет группы я громко сказал... Так, собираемся, играем кое-что...
- У меня тоже группа была... - задумчиво поделился Вилле. - Но я уехал в... в колледж - и все, - он вздохнул.
- Как... И ты? На чем ты играешь?
Вилле хмыкнул.
- Гитара, бас, барабаны, клавиши... Еще на скрипке учился, - улыбнулся Вилле, глядя на ошарашенное лицо Риты.
- Ты играешь на скрипке?! - воскликнула она.
- Ну... Не очень-то хорошо. Практически не умею... - скривился он. - Но что-нибудь могу изобразить.
- Ну ты даешь... И почему ты мне не говорил?
Вилле в ответ только пожал плечами и приложился к бутылке, старательно пытаясь скрыть расползающуюся на лице улыбку.
- Ты пел? - спросил Дэн.
- Да, пел.
- В смысле, был вокалистом? - Дэн глянул на Вилле, тот кивнул. - И как... нормально?
- Ну не знаю, - Вилле пожал плечами. - Пел - и все. Я не задумывался об этом.
- Дэн, не слушай его! - засмеялась Рита. - У него на самом деле замечательный голос!
- Ну вот, видишь, - хмыкнул Вилле. - Она говорит, что у меня хороший голос. Значит, так и есть.
- Хм... И что... Вернешься в группу?
- Уже вряд ли... - покачал головой Вилле.- Не будет возможности. К сожалению...
- Слушай... - Дэн задумчиво нахмурился. - Как ты смотришь на то, что я тебя приглашу как-нибудь... посмотреть... Ну, послушать, что мы там делаем? Может, поможешь чем...
- В смысле, играть с вами? - прямо спросил Вилле.
- Ну да... Пока ты здесь. Как тебе?
- Ну... можно и посмотреть, - лукаво улыбнулся Вилле. - Надо же мне здесь чем-то заняться?
- Ну вот, и ты туда же! - развела руками Рэй, улыбаясь Вилле. - Еще один музыкант! Везет мне на них, я смотрю... Хотя бы радует, что вы нашли друг друга!
Вилле лишь хмыкнул и вновь глотнул из бутылки.
Остаток вечера прошел в обычной безобидной болтовне, хотя Вилле и Рите не раз пришлось подыскивать ответы на неожиданные вопросы, касающиеся, чаще всего, выдуманного "колледжа". Но впрочем, разошлись они очень друг другом довольные. Как ни странно, вопреки всем их предположениям, что трудно будет иметь что-то общее с людьми, ничего не подозревающими о том, кто они на самом деле, такая компания пришлась Рите и Вилле по душе. Точнее, сама Рита и с самого начала не имела ничего против этого, но ее беспокоило, как отнесется к этому Вилле. Но он оказался от всего этого в полнейшем восторге - видимо, в этом сыграло роль и то, что у них с Дэном нашлось общее дело. Под конец их вечерних тихих посиделок маленькая компания разбилась на пары - в гостиной, с основным запасом бутылок, само собой, уединились Вилле и Дэн, погруженные в обсуждение планов по поводу группы и не только, а Рите и Рэй пришлось потесниться на кухне. Из гостиной то и дело доносились взрывы истерического хохота, и Рэй и Рита то и дело с улыбками переглядывались, делая абсолютно правильные выводы, что они нашли общий язык и надеясь, что, по словам Рэй "мальчики не напьются так, что тащить их домой придется на себе". Ее опасения, впрочем, оказались напрасными - "мальчики" вполне были в состоянии нормально передвигаться. Дэн, впрочем, остался ночевать у Рэй, пользуясь отсутствием ее родителей. Вилле и Рита очень даже благополучно добрались до своей квартиры. Рите повезло, что он действительно не догнался до того состояния, до которого обычно доходил, когда брался пить. А Вилле повезло еще и в том, что отец, выяснив, что они уже успели сегодня отметить их приезд, решил отложить запланированное им застолье опять же до завтра…

6

Глава 8

С момента их приезда в город прошло уже три недели. Причем прошло тихо и мирно, безо всяких событий. Вилле и Дэн целыми днями пропадали где-то вместе - спелись они во всех смыслах этого слова. Их репетиции пошли гораздо успешнее. Единственной проблемой было то, что они никак не могли найти место для них, а из старого помещения какой-то полузаброшенной аудитории их упорно начали гнать. Поэтому они были заняты еще и поиском нового пристанища для удовлетворения своих музыкальных потребностей. Вилле, выполняя в пополнившейся группе Дэна обязанности вокалиста, с места которого он сразу же, пусть и не гласно, сменил самого Дэна, и, судя по всему, уже очень серьезно увлекся всем этим, хотя прекрасно понимал, что все это лишь временное явление... Потому что уехать ему ведь все равно придется...

- Мам, а где Вилле? - Рита заглянула в свою комнату, где, по ее предположению, он должен был находиться, но никого там не обнаружила. Она только что вернулась домой - вместе с Рэй они с самого утра шлялись по городу.
- В душе вроде как был, - пожала плечами миссис Авеллан.
- Ааа, ясно... - Рита скинула куртку и целенаправленно прошествовала по коридору в сторону ванной. - Рыжий, открой!
Щелкнул замок и Рита под ошарашенным взглядом матери скрылась за дверью.
Жара в ванной стояла страшная, под потолком клубился белый пар. Сквозь шум воды послышался бархатный низкий голос, словно ставший более томным и нежным от тепла воды.
- Ты что-то хотела? - мурлыкнул Вилле.
- Да! У меня столько новостей!
- Да? - шторка заколыхалась.
- Эй, нет, нет! Не вздумай!
В ответ раздался его довольный смех, все так же приглушенный шумом воды.
- Хорошо... - снова, точно кот, мурлыкнул он. - Я слушаю...
- Во-первых, мы переезжаем!
- Чего? - из-за шторки показалась его голова. Мокрые волосы, ставшие почти черными от воды, прилипли к лицу, влажно блестела открытая шея.
- Переезжаем!
- Кто? Твои родители?
- Нет, именно мы!
- И куда же? - он удивленно вскинул брови.
- В старый домик моей тетки! Я все думала, куда нам уехать, и тут вспомнила про него! Там никто не живет, он, кажется, не очень-то хорошо обустроен, но жить вполне можно, даже очень. Рэй согласилась приезжать туда к нам на выходные, потому что домик это недалеко, в пригороде. Ну как тебе?
- Подожди-подожди, - он встряхнул головой, окатив Риту дождем брызг. - Ты хочешь сказать, что мы с тобой поселимся...
- Да! Именно! Ну?
- Я не против! - он улыбнулся во всю ширь. - Мне нравится твоя идея! О-о-очень нравится...
- И еще одна хорошая новость - вы там сможете репетировать.
- Так... - Вилле мечтательно опустил мокрые ресницы. - Это мне нравится еще больше... И когда же мы поедем?
- Ну... Через несколько дней, я думаю. К выходным. Поедем как раз с Рэй и Дэном, а вы туда все свое барахло перетащите... Гитарки всякие... ну ты понял.
- Ммм... - Вилле скрылся за шторкой. - Замечательно... - блаженно протянул он. - Кстати, спинку не потрешь?
- Да ну тебя! - возмутилась Рита. - Извращенец...
- Ну... - он снова высунулся из-за шторки. - Да брось ты, - он улыбнулся, и как ни странно, не пошло, а ласково и тепло. - Ладно, я пошутил.
- Все, я пошла, Рыжий. Давай быстрее, я тебя жду.
Через пять минут Вилле появился у нее в комнате, уже практически сухой, если не считать головы - с волос текли ручьи воды. Он невозмутимо выжал их прямо в цветочный горшок под непонимающим взглядом Риты и, плюхнувшись на диван, принялся перематывать правую руку эластичным бинтом - гипс ему только вчера сняли, но заменили его на эту легкую повязку.
- Дай сюда... - Рита, поглядев с минуту на его мучения, подсела к нему и, отобрав бинт, сама принялась перевязывать его руку.
- Ну что, рассказывая подробнее, куда мы с тобой собираемся, - все с теми же вибрирующими интонациями в голосе проговорил он.
- Ну... - Рита наклонила голову чуть вбок. - Небольшой такой домик... Гостиная, кухня - первый этаж... Второй - три комнаты. Мебель не ахти какая, но все-таки... Есть чердак, подвал... В котором вы, кстати, и будете играть... Что еще... Еще садик перед домом... С фонтаном, вот, - улыбнулась Рита. - Знаешь, заброшенный такой, заросший весь... Там же никто уже несколько лет не жил. Рядом есть еще дома... Ну, не совсем рядом, конечно, на приличном расстоянии... Ну вот, вообще-то, райское место! Предки вполне не против, чтобы мы там жили, только говорят, что несколько раз в неделю приезжать будут, чтобы проверить, как мы там... Доберемся в два захода - сначала отец привезет нас с Рэй, а потом вас с вашим барахлом. Вот, все. Вопросы есть?
- Ммм... - он прищурился. - Нет.
- Ну вот и хорошо...
- Ау... - скривился Вилле, покосившись на Риту, точнее, на свою руку, которую она перевязывала.
- Ой, ну какой ты изнеженный! - фыркнула она, невозмутимо продолжая затягивать бинт, но уже незаметно для себя бережнее сжимая его тонкую кисть. - Молчи!
Вилле послушно умолк и только наблюдал за ее действиями, отчаявшись привлечь ее внимание к своей страдающей персоне.
- Ну что... Рыжий, до выходных у нас два дня... Давай собирать шмотки!

- Ничего себе! - присвистнул Вилле, оглядывая небольшой двухэтажный дом, из которого навстречу им уже выходили Рита и Рэй. По его мнению, дом был просто замечательным, потому как полузаброшенным, старым и довольно мрачным с виду. Большое крыльцо было увито длинными лозами дикого винограда, который поднимался и выше по стене - до самой крыши. Сейчас, когда на нем еще не было листьев, он напоминал гигантские нити толстой паутины, оплетавшей дом. Балкон на втором этаже тоже тонул в сети того же винограда. Большие окна были завешаны плотными шторами, и это придавало дому еще больший мрачный и старинный вид. Над крышей возвышалась труба, и Вилле сделал вывод, что тут есть камин, чему очень обрадовался. Заброшенный садик, как и говорила Рита, тут тоже был, и под сенью небольших ив темным, заросшим мхом камнем выделялся фонтан, который, само собой, не работал. Вилле оглядел все это великолепие, глубоко вдохнув запах мокрой земли и прелых листьев.
- Какой-то он зловещий, - проговорил Дэн, вслед за Вилле направляясь к дому.
- А по-моему, самое то, - пожал плечами Вилле и, достав сигареты, закурил. - Отличный домик...
- Ну тебе бы, наверное, лучшим вариантом было бы вообще жить на кладбище, - скептически поднял брови Дэн.
- Да... - он кивнул, печально и мечтательно вздохнув. - В старинном просторном склепе... Где только я и забытые всеми люди, оставившие после себя только свидетельство о смерти, наследство многочисленным родственникам, да свои бренные останки... - театрально трагичным голосом проговорил Вилле. - Я был бы единственным собеседником этих несчастных, и они бы любили меня в своей смерти больше, чем любили когда-то своих друзей в жизни... Наверное, потом они захотели бы, чтобы я остался с ними...
- Вилле, перестань нести всякую чушь! - к ним наконец подошла Рита, безжалостно прервав скорбную речь Вилле. - Привет! Добрались наконец!..
Мистер Авеллан вышел вслед за всеми из машины, оглядел строгим взглядом собравшихся, предупредил, чтобы не дебоширили и что приедет через пару дней узнать как у них дела и, сев обратно за руль, укатил.
- Ага... Приехали... - Вилле попытался притянуть ее к себе, но Рита невозмутимо вывернулась из его рук и, подхватив одну из сумок, кучей лежащих прямо перед крыльцом, быстрым шагом направилась в дом. Вслед за ней двинулись и Вилле с Дэном.
Войдя в дом, Вилле бросил сумки на пол и оглядел гостиную.
- Вау...
"Вау" - это, пожалуй, единственное, что можно было сказать об этом всем. Высокие потолки, окна с широкими подоконниками и тяжелыми темно-бардовыми портьерами. На полу - ковры, на стенах какие-то картины. И как ни странно, никакой пыли, никаких пауков, запаха плесени, который обычно бывает атрибутом старых домов. У Вилле почему-то сразу возникла ассоциация того, будто он в Хелланде... Похожая обстановка, старинная мебель, темные оттенки и какой-то тяжелый, теплый и немного гнетущий уют... Полное спокойствие и тишина... Как же похоже на Хелланд... Вилле вздохнул и прикрыл глаза, стараясь отогнать тоскливые мысли.
- Рыжий, что такое? - шепотом спросила Рита, взяв его под локоть и вырвав из плена мыслей.
- Что? А, нет, ничего... - он немного растерянно посмотрел на нее. - Задумался просто...
- О чем?
- У тебя... у тебя не было такого ощущения, что этот дом напоминает...
- Было, - кивнула Рита, поняв, что он имеет в виду. - Тебе тоже так показалось?
- Да...
- Это плохо?
- Нет... Наверное, нет... Просто я не ожидал такого. Но мне тут действительно нравится, - кивнул он.
- Ну вот и хорошо... Идем, я тебе покажу дом... Выберешь, какая комната тебе больше понравится.
- Идем, - он улыбнулся, и Рита взяла его за руку, поигрывая его тонкими пальцами, и повела вверх по скрипучей лестнице с ковром и резными перилами. - Вот, смотри... - она открыла первую дверь, встретившуюся им на пути. Это была небольшая, но вместе с тем просторная, совсем не тесная комната с большой двуспальной постелью. - Как тебе? Остальные очень похожи на нее... Ну, идем дальше.
В итоге Вилле поселился в самой последней комнате коридора в той, самой, в которой был балкон и окна выходили на северную сторону и поэтому спальня никогда не была освещена, в ней даже днем царил полумрак. Что-то подсказывало Рите, что именно из-за этого полумрака она ему и приглянулась... Он никогда не любил яркого света - ни солнечного, ни электрического...
Вилле, вскоре осмотрев свое новое место жительства, спустился вниз - помогать Дэну с "барахлом". Вместе они спустились в подвал.
- Отлично, - восхищенно проговорил Вилле, оглядевшись. - Ты только посмотри... Лучше не придумаешь!
- Это точно! - улыбнулся Дэн. - Ну что, идем перетаскивать сюда все...
Обустройство их нового помещения для репетиций заняло весь день. То и дело из подвала слышались неясные крики, трехэтажная ругань, какой-то треск, звон барабанных тарелок и визг гитар. Уже ближе к вечеру Рита рискнула спуститься к ним. С грехом пополам освещенный подвал был весь завален какими-то кабелями и проводами, об которые она то и дело спотыкалась. Вилле с таким видом, будто он уже собрался лезть в петлю, полулежал прямо на полу, облокотившись о стену, и курил.
- Я сейчас кого-нибудь убью. - Проговорил он, со свистом втянув воздух сквозь зубы.
- Опять? - Рита, глядя на то, как Дэн в одиночестве пытается подвесить под потолок провод, стоя на стремянке, присела рядом с Вилле.
- Опять? - не понял он, а потом посмотрел на нее, как на сумасшедшую. - Ну вот только этого не надо, а?..
- Хорошо... Что тут у вас творится?
- Ничего, - он с деланным равнодушием пожал плечами.
- Ну знаешь, это очень хорошо слышно...
- Во-первых, сегодняшняя репетиция обещает быть просто великолепной, - с глуповатой улыбочкой сообщил Вилле.
- Почему?
- Потому что этот придурок Крис, оказывается, не приедет, - разъяснил он все с той же застывшей гримасой на лице. - А у меня только две руки, и то не все в нормальном состоянии и я не могу одновременно играть на барабанах и на гитаре.
- Ну так играйте без него, - пожала плечами Рита, не видя в этом большой проблемы.
- Придется! - улыбка на лице стала еще безумнее. - А вот когда он завтра приедет, я его убью! - удовлетворенно закончил он.
- Хорошо, обязательно, - она пожала плечами. - Долго вы тут еще?
- Не знаю... Как все сделаем...
- Вилль, ну ты охренел просто! - раздался возмущенный до предела голос Дэна. - Я тут корячусь с этим проводом, а он сидит курит! Иди сюда!
- Знаешь, Вилле... Я, пожалуй, пойду, - поспешно проговорила Рита, видя, какое выражение приняло лицо Вилле. - Удачи...
- И тебе того же... - выдавил он, со злостью ткнув окурком в стену и поднимаясь с пола.
Через полтора часа относительного затишья из подвала раздался пронзительный визг гитары, что-то загудело. Потом - тишина. И следом такой оглушительный рев, будто по струнам водили пилой, что было отчетливо слышно, что задребезжали окна.
- ДЭН!!! - взвился вслед за этим вопль Вилле, по резонансу еще и превышая грохот, только успевший смолкнуть.
И снова тишина. Через пару минут, словно спрашивая разрешения, слабо пискнула гитара. Потом послышался звук, словно по кастрюле стучали палкой. Рита и Рэй только переглянулись, но спуститься вниз, к ним, не решились.
- Вот как, оказывается, наши мальчики репетируют, - многозначительно протянула Рэй. Словно в ответ ей совершенно отчетливо взвыл низкий и отчего-то злобно-отчаянный голос Вилле, сопровождаемый нервозным хаотическим дребезжаньем струн, словно их просто дергали в приступе паники.
- Vittu! Kun ma sinut kohtasin oli ilta ihanin linnut lauloi ja kimmelsi taivaan ku-u-u!
- Что это с ним? - испуганным шепотом спросила Рэй.
- Не знаю... - таким же шепотом ответила Рита. - Раньше он по-фински никогда не разговаривал... И тем более не пел.
- Пошли-ка наверх... - благоразумно предложила Рэй.
Их надежды на то, что на втором этаже все это будет не так слышно, не оправдались. Не помогли даже закрытые двери - подвал то и дело встряхивал весь дом визгами никак не настроенных гитар и перебивающими друг друга голосами Вилле и Дэна.
Выходные будут веселыми...

***

В этот день Рита проснулась поздно. Рэй и Дэн уехали еще в понедельник, и они с Вилле остались одни. Еще некоторое время понаслаждавшись приятным уютным теплом мягкой постели, она поднялась и поглубже запахнулась в халат - было очень холодно. Она открыла дверь и вышла в коридор, направляясь в спальню Вилле. Но там его не было. Оказалось, он сидел на лестнице, ведущей на первый этаж и курил.
- Вилле, привет... - Рита ступила босыми ногами на ковер.
Он вздрогнул и резко обернулся, словно она его чем-то напугала, но увидев, что это она, тут же улыбнулся, придав бледному лицу радостное выражение. И Рита сразу поняла, что что-то не так.
- Привет...
- Ты чего?
- А что такое?
- Странный ты какой-то... Случилось что?
- Да нет вроде... - он пожал плечами, глядя в пол.
- Вроде? Вилле, да в чем дело?
- Не знаю.
- Ты можешь объяснить?
- У меня такое ощущение, что за нами следят... - выдохнул он.
Сказал - словно водой окатил. Ничего не происходило вот уже месяц, они даже не разговаривали об этом, и тут - на тебе!
- Чего? Почему ты так решил?
- У меня такое ощущение... Я чувствую.
- Что?
- Ну я не знаю, как объяснить... Просто... Ну просто поверь мне на слово - и все!
- Хорошо, само собой, твои слова я не намерена подвергать сомнению! Я просто хочу, чтобы ты конкретно сказал, почему ты так решил. Ты видел что-нибудь странное?
- Нет, - он покачал головой. - Только меня уже второй день не покидает ощущение, что мне в спину направлен чей-то взгляд.
- Это все?
- Да.
- И что теперь?
- Не знаю. Ты просила рассказать, я рассказал.
- Ясно. И ты что, хочешь сказать, что тебя... тебя выследили?
- Нет... Тут что-то другое... - он достал новую сигарету и закурил. - Не они... Не министерство...
- А кто?
- Не знаю... - он выпустил дым из ноздрей.
- И зачем?
- Не знаю... - повторил он. - Но мне не дает это покоя...
- А раньше такое было?
- Раньше?.. Нет... Точнее, было...
- И когда же?
- Давно... Когда я лежал в больнице, и ты мне рассказала про артефакт в лесу... После этого мне часто казалось, что за нами следят...
- Ууу... Ну это же было давно...
- Но дело в том, что это предчувствие меня не обмануло...
- В каком смысле?
- Дориан и правда был в Хелланде... - проговорил он, напряженно следя за реакцией Риты.
- Что? То есть ты что, хочешь сказать, что тогда ты чувствовал, что за тобой следит Дориан? - тихо спросила она.
- Да... да, наверное...
- И сейчас?
- Нет, - он решительно мотнул головой. - Нет, не он...
- А кто?
- Ну я же уже говорил - не знаю...
- Вилле, ты меня пугаешь...
- Я и сам боюсь, - он пожал плечами. - Но я ничего не могу сделать...
- Может, тебе только кажется?
- Хотелось бы верить... Но одно дело - страхи, которые не дают покоя, а другое - предчувствие... Понимаешь?
- Да... Послушай, а у тебя нет дара к предвидению? - вдруг подскочила она.
- Не знаю... - он покачал головой. - Иногда мне кажется, что есть... Хотя этот дар среди мужчин не встречается... Это редкость...
- Ты не забывай, что ты и есть редкость, так что у тебя не только такое может быть! - утвердительно закивала Рита. - Тогда твоим предчувствиям нужно верить. Но что же нам делать?
- А что мы можем сделать? - хмыкнул он, делая очередную затяжку. - Ничего... Я не могу сказать тебе ничего конкретного... Тогда я точно был уверен, что за нами следит Дориан. Именно он, а ни кто другой... А сейчас - даже не могу предположить...
- Хорошо... Тогда нам хотя бы надо быть начеку... - вздохнула Рита. - Идем вниз... Зажги камин, а то очень холодно...
Вилле поднялся и спустился в гостиную, из которой спустя секунду послышалось упругое гудение огня. Рита, радуясь долгожданному теплу, грела руки, усевшись перед решеткой камина. Вилле пристроился рядом, и, кинув окурок в огонь, лег прямо на ковер, уставившись немигающими глазами в камин. Рита глянула на него сверху вниз - сейчас он был такой теплый, уютный, какой-то домашний... Не в своем жутком плаще и сапогах, а в обычном растянутом теплом свитере, джинсах и кроссовках. И казался сейчас ей иным, совершенно другим человеком. Вот это был ее Вилле... Такой, каким она помнила его в первую ночь своего прибытия в Хелланд...
- Рыжий... - шепотом позвала Рита, дотронувшись до его плеча.
- Что?
- Я... нет, прости, ничего... О чем ты задумался?
- Я устал... - вздохнул он. - Устал от всего этого... Я хочу вернуться обратно в Хелланд и забыть обо всем, что случилось... Мне надоело скрываться, надоела мысль об этом...
- Я тоже. - Она погладила его по руке. - Я тоже хочу в Хелланд... Но только если с тобой, - улыбнулась она.
- Опять ты за свое, - в его голосе послышались плачущие нотки. - Тебе же придется вернуться, и, возможно, скоро... Я же не смогу вечно жить у твоих родителей...
- Ты можешь жить здесь. Мы можем жить, - поправилась она.
- Я не это имел в виду... Сколько мы еще можем впаивать им о наших "каникулах"? Максимум, три месяца, так? Один уже прошел. А потом мне нужно будет искать новое место...
- Но может быть, этого времени хватит! Может, тебя оправдают!
- Может, не может... - скривился он. - Откуда мне знать? Если нет, мне придется уйти. А ты? Ты что, будешь таскаться со мной?!
- Да, - она посмотрела на него так, будто он сказал страшную глупость. - Само собой. Ты что, рассчитываешь на что-то другое?
- Я рассчитываю на то, что ты одумаешься и вернешься в Хелланд...
- Ты что, хочешь от меня избавиться? - она пустила в ход самый веский аргумент.
- Нет! Я хочу тебя защитить! - с болью в голосе выкрикнул он. - Пойми ты! Я... Я чувствую - это не кончится добром! Я чувствую это...
- Вилле...
- Даже если ты не хочешь... даже если я не хочу... Тебе придется это сделать!
- Вилле, я прошу тебя...
Он, не слушая ее, подскочил и вылетел из комнаты. Хлопнула входная дверь, по крыльцу отдались его быстрые шаги.
- Зачем ты так... - прошептала она, закусив губу. Поднявшись, она накинула куртку, лежащую на кресле, быстро обулась и вышла на крыльцо. Его нигде не было видно, но Рита была уверена, что он где-то рядом. Спустившись с крыльца, она углубилась в сад. Под ногами чавкала мокрая земля, перемешанная с прошлогодними листьями, с колыхавшихся веток капала вода. Рита оказалась права - он был в саду. Сидел на краю фонтана, зябко ссутулившись, и курил. Она издалека, пока он ее не увидел, следила за его нервными, резкими движениями, за тем, как он напряженно вглядывался куда-то вперед... Потом он оглянулся по сторонам и увидел ее. Рита, поняв, что стоять на месте и смотреть на него больше нет смысла, подошла.
- Вилле, ну что же ты делаешь... Не надо. Успокойся, пожалуйста...
- Я спокоен! - выдохнул он.
- Ты злишься. Очень сильно злишься. На меня?
- Нет.
- На меня, - кивнула Рита. - Хочешь, чтобы я ушла?
- Нет.
- Значит, хочешь... Хорошо, я сейчас уйду... Только скажу кое-что... Я вернусь в Хелланд без тебя, только если ты скажешь, что я тебе не нужна. Все... Только не сиди здесь долго... Холодно же...
Она повернулась и ушла к дому по засыпанной щебенкой дорожке. Вилле молча смотрел ей вслед, но так и не смог ничего произнести. Его поразило ее спокойствие, с которым она только что все это ему сказала... Он сидел, прислушиваясь к собственным ощущениям. Его отчего-то знобило, горло было словно расцарапано острыми осколками, чуть слезились глаза. Похоже, опять простудился... Вилле вздохнул и закурил еще одну сигарету, морщась от саднившего воспаленное горло едкого дыма, но все равно получая от этого определенное удовольствие...
В дом он вернулся не скоро, хотя совершенно окоченел под порывами ледяного ветра, бросающего в лицо водяные брызги. Рита как ни в чем ни бывало, сидела в кухне, уже переодевшись, и завтракала. Он остановился в дверях, глядя на нее, надеясь, что она хотя бы что-то ему скажет... Но она только глянула на него, улыбнулась и жестом пригласила присоединиться к себе. Прежде чем он сам успел хоть что-то подумать, он развернулся и взлетел по лестнице наверх. В тишине хлопнула дверь его спальни.

***

- А вот и мы! - Рэй залетела в гостиную, обнимая Риту. - Соскучились?
- Ага, - улыбнулась Рита. - Проходите, только тихо. Рыжий спит.
- В пол четвертого дня? Это что за тихий час? - вскинула брови Рэй.
- Болеет, - просветила Рита.
- Как? Что случилось?
- Простудился, кажется... Ну вы не стойте, проходите... - Рита потянула Рэй за руку. - Вы на все выходные к нам?
- Да. - Закивала Рэй. - С Рыжим-то что?
- Да что? Ничего... Температура под сорок, охрип совсем... Так что репетиции ваши, - Рита развела руками, глядя на Дэна, - отменяются... Да ладно, у него постоянно хоть что-нибудь, да не так... - она покачала головой, подумав про себя, что, вероятно, наградив его безмерной магической силой, кто-то, видимо, чтобы компенсировать этот дар, решил отыграться на его теле, наградив в ответ целым списком всевозможных недомоганий...
- Это точно... - мрачно согласилась Рэй. - Идем в кухню... Что-то я замерзла, пока ехали...
- Пошли, я кофе сделаю...
Дэн обреченно последовал за ними, однако женская компания ему очень быстро надоела. Он выскользнул из кухни, так ими и незамеченный и поднялся наверх. Смутно надеясь, что Вилле уже не спит, и можно будет хоть с кем-то скоротать вечер, пусть и без репетиции, приоткрыл дверь его спальни. Но надежды его не оправдались - он действительно спал. Дэн, скользнув взглядом по его напряженному лицу, тихо прикрыл дверь и спустился вниз по лестнице.
Накинув куртку, он вышел на крыльцо. Серое апрельское небо, судя по всему, было готово разразиться дождем - над головой набухали огромные темные тучи. Дэн спустился с крыльца, задумчиво глядя вглубь сада. И тут вдруг резко нагнулся, разглядывая что-то на земле. Этим "чем-то" были... большие следы неведомого животного, Дэн и даже представить не мог, что это за зверь. Следы были длинными и узкими, то и дело встречались глубокие борозды от когтей. Дэн недоумевая, пошел вперед, следуя по цепочке отпечатков, но через несколько метров она оборвалась, будто существо просто испарилось... или взлетело. Он огляделся по сторонам, словно в надежде увидеть это самое животное. Но вокруг были только деревья с набухающими почками и серое небо над головой.
- Рита! Рэй! - крикнул он, подойдя к окну кухни. Занавеска отдернулась, показалась Рита, и покрутив пальцем у виска, приложила палец к губам. Дэн тут же осекся и жестом позвал их на улицу. Рита нахмурилась, но все же поставила свою чашку на подоконник и они вместе с Рэй через мгновение показались на крыльце.
- Ты чего орешь?! Совсем что ли? - накинулась на него Рита.
- Подожди... Смотри! - он ткнул рукой куда-то в землю. Рита проследовала взглядом за его рукой и обомлела, увидев те самые следы.
- Ничего себе... - протянула Рэй, тоже разглядывая следы. - Это что? Рита, вы что, собаку завели?
- Это не собака... - севшим голосом проговорила Рита.
- А что тогда?
- Не знаю... Дэн, как ты их нашел?
- Ну я вышел на улицу, и случайно...
- Ясно... И больше ничего не видел?
- Нет, - он пожал плечами. - А ты что, знаешь, чьи это следы?
- Нет... Откуда мне знать? Черт...
- Вечеринка в пижамах? - раздался позади нее едва слышный, хрипящий надрывный шепот. Рита подскочила от неожиданности - за ней, зябко кутаясь в куртку, стоял Вилле - бледный, как стена, встрепанный и очень сонный. Рита кинула ненавидящий взгляд на Дэна и снова повернулась к нему.
- Ты чего встал? Иди обратно в постель!
- Постой... Что случилось?
- Смотри... - вздохнула Рита, поняв, что сопротивляться бесполезно и указывая на следы. Вилле так и остался стоять с открытым ртом, увидев их.
- Что?.. Рита, это...
- Можно тебя на секунду? - Рита взяла его за руку и отвела в сторону.
- Адена? - спросили они друг друга в один голос.
- Да... - кивнул Вилле. - Больше у меня нет никаких соображений на этот счет...
- Ты думаешь, что это она нас выследила?
- Наверное... - прошептал он совсем севшим голосом. - Но о ней я думал в последнюю очередь... Для меня это неожиданность...
- И что же делать?
- Не знаю... Я не знаю... Пока только ждать...
- А вдруг она шпионит за нами?
- Может и шпионит... Но мне почему-то так не кажется... - он потер виски. - Я думаю, что она как тогда, в замке... Тогда она прилетела...
- О чем это вы там беседуете? - к ним подскочила Рэй, и Вилле благоразумно замолчал. - Вы что, знаете, чьи это следы?
- Нет, - Рита пожала плечами. - Наверное, чья-то шутка... Ладно, идемте в дом, а то сейчас дождь начнется...
Вся компания медленно втянулась в дверь, скидывая в прихожей куртки и ботинки.
- Рыжий, иди наверх... Тебе поспать надо, у тебя опять температура подскочила... - Рита взяла его за руку.
- Я уже целый день сплю, - он скептически поднял правую бровь. - Раз уж я пришел, то посижу с вами.
- Ну хорошо... Тогда идем, я сейчас камин разожгу...
Вилле вошел вслед за ней в гостиную, на диване в которой уже расположились Дэн и Рэй.
- Вилле, как ты? - она сочувствующе улыбнулась.
- Голова трещит... И горло болит страшно, говорить не могу... - он плюхнулся в кресло, по своему обыкновению перекинув ноги через подлокотник. - Так что не обращай внимания на то, как я разговариваю...
- Ты вообще лучше молчи! - отозвалась Рита. - Меня аж передергивает от твоего голоса...
- Хорошо... - слово оборвалось надсадным лающим кашлем.
- Ну вот, видишь, я же тебе говорила... - вздохнула Рита. - Сейчас я пойду, сделаю чай...
- Я не люблю чай...
Но она его уже не услышала, удалившись в кухню. Вилле только вздохнул и, вытянув из заднего кармана джинсов пачку сигарет, закурил. После первой же затяжки сильно раскашлялся, но потом продолжил поглощать клубы едкого дыма. Рита вернулась через минуту с большой чашкой чего-то дымящегося в руках. Передала чашку Вилле, он понюхал и скривился, всем своим видом выражая, что предпочтет что угодно, только не пить это.
- Давай, давай, - безжалостно приказала Рита. Вилле покорно глотнул из чашки, морщась от саднившего горло терпкого горячего напитка.
- Ну вот... Так как ваши репетиции отменяются... - начала Рита.
- Но...
- Репетиции отменяются, - с нажимом повторила Рита. - Понял, Рыжий? - она кинула на него уничтожающий взгляд.
- Но я...
- Молчи. И пей, пока не остыло!
Вилле обреченно умолк и мелкими глотками принялся допивать содержимое чашки, а она села на кресло, стоящее рядом с ним.
- Слушайте, ну правда, чьи это были следы? - никак не мог угомониться Дэн.
- А когда вы к дому шли, вы их видели? Ну, когда приехали?
- Не знаю... Я ничего не заметил...
- Рита! - шепнул Вилле так, что кроме Риты его никто не расслышал - на этот раз его охрипший голос сыграл им на руку. - Не забывай, сейчас день...
Рита пару секунд непонимающе смотрела на него, а потом и сама вспомнила, что горгульи днем превращаются в статуи... Значит, следы были оставлены этой ночью... Она кивнула ему.
- Ладно, не берите в голову! - отмахнулась Рита. - Следы и следы, подумаешь. Мало ли кому захотелось пошутить таким способом? А мы и рады стараться. Забудьте!
- Как скажешь, - Рэй безразлично пожала плечами. Вилле, все-таки влив в себя все содержимое чашки, закутался потеплее в свитер, спрятал пальцы в рукава и, уткнувшись виском в спинку кресла, оглядел всех мутным сонным взглядом из-под опущенных ресниц. И сам не заметил, как задремал...

- Рита, а я тебе никогда не говорила, что он просто прелесть, когда спит? - хихикнула Рэй. Все разом повернулись к Вилле, который преспокойно прикорнул на кресле и, судя по всему, уже видел десятый сон.
- Нет, - хмыкнула Рита и глянула на часы. - Ну еще бы, уже за полночь... Я тоже спать хочу, пошли-ка наверх.
Рэй и Дэн, согласно закивав, двинулись в сторону лестницы. Рита подошла к Вилле, осторожно приложила ладонь к его горячей, влажной щеке.
- Вилле... Проснись... - шепнула она. - Ви-илле!
Он зашевелился, кашлянул и открыл глаза.
- Что такое? - спросил он одними губами - даже шепотом говорить было трудно.
- Ты уснул... Идем наверх, уже поздно... Все уже легли.
Он молча кивнул и поднялся с кресла. Со сна немного кружилась голова, и он еще мгновение ждал, пока перед глазами просветлеет. Потом Рита взяла его за руку и отвела наверх.
- Все, давай, ложись... - она собралась было уже закрыть дверь и выйти из комнаты, но Вилле, не спеша укладываться, достал из заднего кармана сигареты и зажигалку, закурил и задумчиво поглядел за окно.
- Ты что-то хотел? - она правильно расценила его действия.
- Да, само собой... - прошептал он.
- Хорошо... Я слушаю.
- Я не знаю, что творится... - он присел на постель. - Она нас нашла... Но зачем и как - я не знаю.
- Я боюсь, что она и правда шпионит за нами...
- Но кто ее тогда послал? Она же говорила... - Вилле осекся и закашлялся. - Она же говорила, что она сейчас... ни с кем. Ни за кого.
- А зачем ты ей тогда? Просто для интереса? - ухмыльнулась Рита.
- Вот чего не знаю, того не знаю... Конечно то, что ее подослали за нами следить - объяснение наиболее здравое, но мне... мне почему-то так не кажется... Но и само собой, ничего хорошего в этом нет... Дракула мне сказал тогда, еще в Хелланде, когда я рассказал ему и Адамсу об Адене, что она сама, невольно и для себя, может как помочь, так и навредить и нам и... и им. Даже если она не осознает, на чьей она стороне...
- Хорошо... Но что нам-то делать?
- Если я опять скажу "ждать" то ты меня, наверное, сейчас побьешь, - он виновато улыбнулся. - Но я скажу именно это...
- Но... Но вдруг...
- Если бы она разведывала для кого-то наше местонахождение, то уж будь спокойна, меня повязали бы сразу, как только они узнали бы, хотя бы в каком городе я нахожусь... Тут что-то другое. Здесь не причастны те, кто меня ищут...
- Ну вот... Начинается... - покачала головой Рита. - Покоя нам не найти нигде... Ладно, Вилле... Если ты не можешь мне сообщить ничего нового или сказать, что нам делать... То ложись спать. Я тоже пойду.
- Хорошо... - он кивнул. В полутьме вспыхнул огонек его сигареты, потом в воздух поднялось облако белого дыма.
- Спокойной ночи... - проговорила Рита, открывая дверь.
- Спокойной... ночи... - он хотел сказать это громко, но кроме хрипящего шепота ничего не получилось. Тихо щелкнул замок, и за дверью послышались ее удаляющиеся шаги.
Докурив одну сигарету, он достал вторую. Потом еще одну. А потом, когда горло уже не могло выдерживать горячего едкого дыма, просто сидел на постели, прислушиваясь к тишине дома. Все уже давно спали, а он все сидел неподвижно, погруженный в свои мысли. Он ждал.
Резкий свист ветра заставил вздрогнуть. Вилле вскинул голову. Он знал, что она прилетит, и даже не удивился, когда, выглянув в окно, он увидел на крыше крыльца Адену. Она прищурилась, глядя на него сквозь стекло и потом улыбнулась. Вилле отошел от окна, влез в рукава плаща и, выскользнув за дверь, как можно тише прошел по коридору. Лестница рисковала подвести, отдаваясь тонкими недовольными скрипами при каждом его шаге. Наконец он добрался до входной двери, чутко прислушиваясь, не разбудил ли он кого-то. Но все было так же тихо.
Стараясь не отвлекаться на шумевшую в висках кровь и лихорадочную дрожь от валившего с ног жара, он повернул ключ и толкнул дверь. На него пахнуло ледяным ночным воздухом и сырым ветром. Тихо прикрыв дверь за собой, он вышел на крыльцо. Адена не заставила себя ждать - она мягко спрыгнула с крыши и, улыбаясь, предстала перед ним.
- Здравствуй, Вильгельм... - произнесла она. - Ты неважно выглядишь... Что случилось?
- Болею...
- Я знаю. Я уже не первый день тут.
- Как ты меня нашла?
- Я старалась не выпускать тебя из виду.
- Зачем?
- Чтобы помочь.
- Помочь?
- Да.
- Меня ищут?
- Ищут... Если можно так сказать... Они думают, что ты слишком напуган, чтобы что-то сейчас предпринять и помешать им не сможешь...
- В чем помешать?
- Я еще не знаю.
- Но подозреваешь, да?
- Еще нет... Только собираюсь.
- И зачем это все тебе?
- В смысле, зачем мне тебе помогать?
- Да.
- Не могу сказать... Ведь ты даже не сможешь меня ничем отблагодарить, - она пожала плечами. - Но разве это так важно - почему? Или ты мне не веришь?
- Я не знаю.
- Скорее всего, не веришь... Но я и не буду тебя ни в чем убеждать - ты сам для себя будешь решать, кому верить, а кому нет.
- Зачем ты прилетела?
- Ну, ты же ждал меня, - она улыбнулась.
- Ждал...
- Ну вот. Поэтому и прилетела. Если бы ты не хотел этого, я бы тебе не показалась.
- То есть опять скажешь - "поговорить?"
- Да, наверное. Мне нравится твое общество. Знаешь, что я тебе скажу... Ты очень похож на Дориана... Того, каким я его знала. Он и правда был очень хорошим человеком. И сейчас ты как никто другой напоминаешь мне его. Вы очень, очень похожи...
- Что?
- Да, Вильгельм. Уж поверь мне. И Дракула сказал бы тебе то же самое. А он знал его очень хорошо. Они были друзьями, близкими друзьями. И меня, если честно, очень удивляет... почему Дракула не пошел с ним. Почему остался на стороне Хелланда. Я так и думала, что они вместе попытаются все это осуществить... Но как ни странно, я ошиблась.
Вилле устало присел на перила крыльца - в ушах шумела кровь, ему было плохо. Он хотел было достать сигарету, но вспомнил, что оставил пачку в спальне.
- Ты теперь что, постоянно будешь за мной следить?
- Нет. Я уйду отсюда.
- И чего мне ждать?
- Я не знаю. Честно, не знаю. Я еще как-нибудь навещу тебя... Выздоравливай... - улыбнулась она и прежде, чем он успел хоть что-то сказать, взлетела в воздух, ловя мощными крыльями воздушные потоки. Он еще долго смотрел ей вслед, пока она не скрылась из поля его зрения. Потом, почувствовав, что он совсем замерз, он открыл дверь и вошел в дом. Почти на ощупь из-за полутьмы и мелькавших перед глазами ярких точек он поднялся по лестнице.
- Вилле... - раздался голос позади него. Он обернулся - слишком резко, чем следовала - в глазах полыхнул свет, и он почувствовал, что земля начинает уходить из-под ног. Но чьи-то руки, как раз вовремя, чтобы не дать ему упасть, крепко обхватили его плечи.
- Ты чего? - испуганно и обеспокоенно прошептал Дэн.
- Что? - Вилле мотнул головой, прислонившись к стене. - Дэн, черт... Что ты тут делаешь?
- Не даю тебе грохнуться на пол... - мрачно проговорил он. - С кем ты разговаривал?
- Что? - у Вилле екнуло сердце. Если он все слышал... - Ни с кем. С чего ты взял?
- Я слышал, как ты выходил. И что ты с кем-то разговаривал.
- Я выходил покурить...
- Ничего подобного. С кем ты разговаривал? - повторил Дэн с каким-то патологическим интересом.
- Какая тебе разница? Тебя что, так заинтересовал наш разговор?
- Да.
- То есть ты слышал, о чем мы говорили?
- Вот видишь - говорили.
- Так слышал?
- Нет. Я думал, ты мне расскажешь.
- Да мало ли с кем я могу разговаривать?! - прошипел Вилле. - Это мое дело! Все, отпусти меня. Я плохо себя чувствую... я пошел спать.
Прежде, чем Дэн успел его остановить, Вилле вывернулся из его рук и исчез за дверью своей спальни. Щелкнул замок - и повисла тишина. Дэн еще пару секунд смотрел на закрывшуюся дверь, а потом развернулся и пошел к себе.

***

- Дэн, ты что здесь делаешь? - удивленно воскликнула Рита, выйдя на крыльцо и увидев ползающего по нему Дэна. - В чем дело?
- Ага! Я так и знал! - с ликованием в голосе отозвался он. - Посмотри сюда!
Рита нагнулась. И увидела то, что и ожидала увидеть - на дощатых ступеньках виднелись неглубокие борозды.
- Ну и? - она придала лицу безразличный вид.
- Как это - "ну и"? - возмутился он. - Ты что, не видишь?
- Ну вижу. Что теперь-то?
- Здесь кто-то был.
- И кто же, по твоему?
- Не знаю. Но Вилле вчера ночью с ним... разговаривал!
- Чего?!
- А того. Он ночью выходил, и я слышал, что он с кем-то разговаривал.
- И что ты слышал?
- Ничего... Только голоса. А понять ничего не смог. И он не рассказал...
- Ты с ним что, разговаривал уже?
- Да, вчера ночью. Но безуспешно.
- Ой, Дэн, да брось ты! - отмахнулась Рита. - Мало ли что ему в голову взбрести может... Забудь...
- Да? А следы эти тоже забыть?
- Да говорю же, это прикалывается кто-то! Может, их даже Вилле подговорил, - она пожала плечами, надеясь, что подобное предположение собьет Дэна с толка.
- Что? Вилле?!
- Все, хватит... - она раздраженно скривилась. - Ты и дальше предпочитаешь ползать по крыльцу или пойдешь в дом завтракать?
- Хорошо, иду... - Дэн поднялся, прельщенный такой перспективой. - Раз ты зовешь, я иду, - он улыбнулся и открыв дверь, пропустил ее вперед, попытавшись незаметно приобнять ее за плечо, за что тут же схлопотал по рукам. Вздохнув, он покорно двинулся на кухню, где за столом уже сидела Рэй.
Рита, предоставив им завтракать в одиночестве, пошла в сторону лестницы, ведущей на второй этаж. Дэн уже не раз пытался выказывать ей подобные знаки внимания, и Рите это уже, откровенно говоря, начинало здорово надоедать. Сначала-то она думала, что они с Рэй вместе, а потом выяснилось, что они просто друзья. И Рите от этого легче не становилось...
Вилле, само собой, еще спал. Рита, закрыв за собой дверь, вошла в комнату. Какая-то нехорошая, гнетуще-тяжелая атмосфера была в ней... Пахло сигаретами и какой-то пряной травой. Вилле раскинулся на смятой постели, влажное от пота лицо было напряженным, ко лбу прилипли мокрые насквозь пряди. Не хотелось его будить, но другого способа узнать, что же произошло ночью, она найти не могла. Резко отдернув шторы, она впустила в комнату неяркий свет, впрочем, не намного поменявший обстановку - комната все равно тонула в полумраке.
- Вилле! - позвала она, подбирая одеяло, свесившееся с постели. - Вилле... просыпайся!..
Через мгновение послышался утробный недовольный стон - он потягивался. Потом покашлял, прочищая горло и уставился на Риту.
- Что? - все таким же хрипящим шепотом спросил он. Рита вздохнула - лучше ему не стало.
- Адена была здесь?
- Да... - он чуть приподнялся и сел на постели, облокотившись на спинку.
- Ты с ней разговаривал?
Вилле только кивнул.
- О чем?
- Ни о чем... Она не сообщила мне ничего нового... Я был прав - это была она и прилетела она сюда, похоже, опять же по собственному желанию... - он осекся и зашелся в надрывном кашле. - Мы просто говорили с ней.
- Ну вы даете... Свидание с горгульей под луной! - Рита подняла глаза к потолку. - Ты хочешь сказать, что тебя это ничуть не беспокоит?
- Беспокоит, само собой... Я ей не верю, хотя чувствую, что должен...
- Я тебя не понимаю... ты так спокойно говоришь об этом?
- Рита... Хватит, я тебя прошу!
- Нет уж, подожди! Ты знаешь о том, что Дэн все это слышал?
- Ничего он не слышал... - буркнул Вилле.
- Но он слышал, что ты с кем-то разговаривал! А сейчас я застала его ползающим по крыльцу - а там были следы от когтей! Это ты как думаешь объяснять, а?
- Никак... - он спрятал лицо в ладони, с силой потер виски. - Придумай что-нибудь...
- Хорошо... Я и правда сейчас не вовремя... ладно, как-нибудь выкрутимся... Как ты себя чувствуешь? Есть хочешь?
- Нет... Не хочу...
Рита положила ладонь ему на лоб, стараясь придать своему лицу строгое выражение.
- Ну вот, так и знала... У тебя кошмарная температура. Не смей подниматься с постели, ты меня понял?!
- Перестань изображать из себя мамочку...
- Что? - возмутилась она. - Еще одно слово, и я за себя не отвечаю!
Вилле в ответ только вздохнул, благоразумно решив не спорить, и вновь лег, завернувшись в одеяло до самого подбородка.
- Все, отдыхай... А сейчас тебе чай принесу...
- Нет! - взмолился он, но тут же зашелся в приступе кашля.
- Вот видишь? Так что перестань ныть... Я сейчас вернусь, подожди... - хлопнула дверь, и Вилле оставшись в одиночестве, тяжко вздохнул, глядя в потолок...

7

Глава 9
Вилле проснулся, когда уже, кажется, было далеко за полдень. Прислушавшись к себе, он убедился, что температура, похоже совсем не спала и горло по-прежнему страшно саднило. Но Вилле уже привык, что подобные проблемы у него обычно тянутся неделями, и уже не особо заострял на этом внимание. Само собой, Рита опять расстроится, но ничего поделать с этим он не мог.
Рэй и Дэн решили остаться в доме еще на несколько дней, а он уже которые сутки проводит в постели... Вилле, потянувшись и выдернув из-под головы мокрую от пота подушку, распластался на постели. Вставать не хотелось, но еще меньше хотелось еще целый день созерцать этот потолок. Поэтому он поднялся, и, по своему обыкновению, нашарив лежащую где-то рядом с кроватью пачку сигарет, вытащил одну и закурил. Первым ощущением от долгожданного глотка дыма было то, что он будто глотал огромные острые гвозди. Откашлявшись наконец, он медленно докурил сигарету, натянул свитер прямо поверх футболки, и, пряча кисти в рукавах, вышел из спальни. Судя по всему, все уже давно проснулись - все комнаты наверху пустовали. Он глянул вниз с лестницы, но никого не увидел. Впрочем, он расслышал, как на кухне кто-то гремел чашками, и Вилле сделал вывод, что хоть кто-то, да в доме находится. Держась за перила - все-таки он ощущал достаточную слабость, он спустился вниз, в кухню. Чашками гремела, оказывается, Рэй.
- Вилле, привет! - она подскочила со стула. - Ты встал? Как ты?
- Нормально, - улыбнулся он.
- Да нет, не похоже что-то... - она обхватила ладонями его щеки, потом, поднявшись на носочки, приникла губами к его лбу, пытаясь почувствовать температуру. - Ну вот, видишь... У тебя опять жар! - она со вздохом покачала головой. - Рита тебя прибьет...
- А где она, кстати?
- Да в подвале, кажется... Дэну помогает... Хочешь кофе?
- Ага, давай, - он улыбнулся и сел на стул.
- Вот, держи, - она поставила перед ним дымящуюся кружку. - Есть будешь что-нибудь?
- Нет, что-то не хочется...
Вилле, мелкими глотками опустошив чашку, поблагодарил Рэй и направился в сторону подвала. И, уже подойдя к приоткрытой двери, остановился, прислушиваясь к голосам, доносящимся оттуда.
- Рита, ну неужели ты...
- Замолчи, Дэн. Я тебе все сказала! - послышался вслед за этим раздраженный голос Риты. - Прекрати, если ты не хочешь, чтобы это плохо кончилось...
- Но ведь он спит, он не узнает...
- Что? Я не собираюсь...
- Хорошо... Давай сходим куда-нибудь, поговорим... Или он что, думает, что может крутить тобой как хочет? Это из-за него ты...
- Я отказываюсь потому что сама так хочу!
- Но Рита... Я прошу тебя... Не отказывай мне так сразу... Подумай! Чем я хуже его? Или ты его боишься?
Больше Вилле слушать не стал. Он все и так понял. К горлу медленно подкатила волна холодной ярости, он стиснул зубы и тихо ступил на первую ступеньку лестницы, чтобы увидеть, что там происходит. Рита и Дэн сидели на небольшом низком диване, и он, обняв ее одной рукой, а другую положив ей на коленку, что-то теперь совсем тихо шептал ей на ухо. Потом улыбнулся и поцеловал в висок. Рита попыталась отвернуться, но Дэн еще ближе притянул ее к себе...
Вилле стоял, не в силах ни двинуться, ни хотя бы что-то произнести. Но вдруг Рита случайно глянув наверх, увидела стоящего на лестнице Вилле.
- Добрый день... - произнес Вилле еще больше охрипшим от ярости голосом. - Я вам не помешал?
На лице Риты отразилась паника, но Дэн смотрел на него немного насмешливо и выжидающе, хотя и в его глазах полыхнула тревога. Он поднялся с дивана.
- Вилле, подожди...
- Я все слышал... Дэн, ты не хочешь мне ничего объяснить?
- Что же я тебе должен объяснить?
Вилле спустился по лестнице.
- А ты как думаешь?
- Вилле, не надо! Ты не понял! - Рита вскочила с дивана.
- Возможно... Вот я и хочу, чтобы мне объяснили... - все с той же холодной злобой в голосе проговорил он.
- Вилле, перестань! - крикнула Рита, видя, как исказилось его лицо.
- Замолчи... - прошипел он. - Я не с тобой сейчас разговариваю! Я жду! - он рывком повернулся к Дэну.
- С какой это стати я должен отчитываться тебе о своих действиях? - похоже, он уже и сам начал заводиться. - Кажется, я волен делать то, что хочу!
- Я тоже! - Вилле бы выкрикнул это, если бы позволило больное горло, но получился только хриплый полушепот. - И сейчас мне хочется получить объяснения!
- Объяснения? - он усмехнулся. - Объяснения? Я не стану тебе ничего объяснять!
- Что ты из себя возомнил?!
- Я? Ничего! Я просто делаю то, что считаю нужным! Или ты скажешь, что я не имею права разговаривать с ней?
- Имеешь... А я имею права набить тебе морду...
- Вот как мы заговорили! - хохотнул Дэн. - Слишком много о себе возомнил ты! Ты думаешь, что можешь держать ее на цепи?! Она тоже, знаешь ли, имеет свое мнение! - выкрикнул он.
Наверху лестницы показалась встревоженная Рэй. Было вырвавшийся вопрос замер у нее на губах, когда она увидела, что происходит.
- Не тебе об этом судить... - прошипел Вилле, подходя к нему вплотную. Его душила ярость, и он понял, что сейчас может произойти то, чего он сам не хочет... Но не сможет сдержать себя. Видимо, Рита тоже это поняла.
- Вилле, я прошу тебя! Перестань! - она подскочила к нему.
- Замолчи... - уже второй раз повторил он.
- А ты не затыкай ей рот!
- Я тебя предупреждаю по-хорошему... - прохрипел он. - Я тебя предупреждаю... это плохо для тебя кончится!
- Что?! Ты что, мне угрожаешь?!
- Я тебя предупреждаю... Не будь идиотом!
- Укороти язык! Иначе это сейчас сделаю я!
Вилле почувствовал, что еще слово - и он сорвется... Злоба - на него, на Риту, заполнила его целиком, застлав сознание, но где-то в самой его глубине билась единственная здравая мысль - что все это сейчас нужно прекратить, иначе случится непредвиденное. В нем все больше вскипала, накалялась неуправляемая сила, которая, он знал, еще чуть-чуть - и прорвется наружу. Но он уже не мог позволить себе просто развернуться и уйти, что означало сдаться без боя...
- Я тебя последний раз предупреждаю... - схватившись перебинтованной рукой за перила, а другой прикрыв глаза, проговорил он, из последних сил пытаясь сдержаться. - Прекрати...
- Что? Прекратить? Я не ожидал, что ты окажешься таким придурком! - выкрикнул Дэн. - Но ты редкостным придурком!!! - хохотнул он. - И не смей мне угрожать!
- Вот теперь я тебе угрожаю... - стальным голосом проговорил Вилле, не отнимая руки от лица. Его трясло, словно в лихорадке, по лбу катились капли пота. - Если ты не понимаешь предупреждения, то теперь - угрожаю. Еще одно слово, и тебе будет плохо! - выкрикнул он. - Ублюдок...
- Что? - Дэн взвился. Прежде, чем Вилле успел хоть что-то понять, страшный удар в челюсть свалил его на пол. В глазах потемнело так резко, будто разом выключили весь свет.
- Дэн! - отчаянно закричала Рита, бросаясь к нему. Рэй слетела вниз по лестнице, но Дэн, ничего уже не соображающий от ярости, подскочил к Вилле. Удар ногой под ребра уже вторично повалил его на пол. Вилле сдавленно вскрикнул, уже и не попытавшись подняться.
- Дэн!!! - Рита попыталась его оттащить, но он в бешенстве оттолкнул ее и вновь бросился к Вилле. Еще один удар...
Вилле, уже почти отключившись, ничего не видя и не слыша, слишком поздно понял, что делает. Дэна сбило с ног и отнесло к стене, хотя он даже не прикоснулся к нему. Дэн, от потрясения не в силах даже двинуться, остановившимся взглядом смотрел на Вилле, скорчившегося на полу.
- Вилле! - Рита бросилась к нему. - Вилле! О господи... - она помогла ему приподняться. С разбитой губы стекала тонкая темная струйка. Кривясь и бледнея от боли, он приподнялся на локте, даже не глядя на нее.
- Вилле...
- Отойди от меня... - прохрипел он, и, с трудом поднявшись, пошатываясь, поднялся по лестнице, ни сказав больше ни слова. Оглушительно грохнула дверь.
- Вилле! - Рита бросилась было за ним, но дверь, хлопнувшая прямо перед ее носом, остановила ее.
- Как... Что произошло?! - выкрикнул вдруг Дэн, возвращая ее в реальность. Она только сейчас поняла - Вилле на их глазах применил магию...
- Я не знаю... - она посмотрела на них. - Дэн, я же говорила тебе!!! - ее голос все-таки сорвался на крик. - Ты идиот!!! Ты понимаешь, что ты наделал?!
Она выскочила из подвала, оставив перепуганных Дэна и Рэй в одиночестве.

Вилле, с трудом заставляя себя держаться на ногах, быстро натянул сапоги и плащ и вылетел на улицу. Почему-то он был уверен, что Рита бросится за ним - но этого не произошло, что еще больше убедило его в правильности его мыслей. Поняв, что не сможет идти дальше и просто и сейчас рухнет, он тяжело опустился на край фонтана в ожидании, пока живот перестанет скручивать судорогами. Согнувшись и прикрыв от боли глаза, стараясь не вдыхать глубоко, он с трудом подавил подкатившую к горлу тошноту.
Он ошибся - Рита все-таки пришла. Он не услышал, как она подошла к нему, и только когда поднял голову, увидел, что она стоит прямо перед ним.
- Вилле, ты в порядке? - спросила она. Глаза у нее влажно блестели.
- А как ты думаешь? - зло выдохнул он.
- Вилле, я прошу тебя... Ты же сам прекрасно понимаешь, что это все не так, как ты подумал...
- А я тебя и не виню... - он снова согнулся - его свело судорогой, новый приступ тошноты заставил стиснуть зубы и до боли зажмурить глаза. - Иди, давай, тебя же ждут! Зачем ты пришла ко мне?!
- Перестань!.. Вилле, перестань...
- Давно это у вас? - он злобно, криво усмехнулся. Рите стало не по себе.
- Вилле, мы только друзья... Ты и сам это все прекрасно знаешь! А то, что он сделал сегодня... Ты же видел, что я не хотела этого.
- Видел... Видел и знаю. Потому и не предъявляю к тебе никаких претензий! Я просто хочу, чтобы ты сейчас убралась отсюда! - рявкнул он, окончательно срывая голос.
- Вилле, перестань! - она подошла вплотную к нему, глядя прямо ему в глаза.
- Уйди... - прошипел он. - Я сказал, убирайся!
- Вилле, ты идиот! Ты понимаешь, что ты говоришь?!
- Убирайся!!! - он вскочил. Рита, не сдержавшись, размахнулась. Он пощечины у него зазвенело в ушах, все поплыло. Он снова рухнул на край фонтана, в смутной дымке глядя, как она почти бегом направляется к дому. Он вскочил и бросился вон из сада - тоже почти бегом. Пинком открыв калитку, тут же повиснувшую на одной петле, он вылетел на дорогу и быстрым шагом пошел вперед, не разбирая, куда, зачем... Пару раз он кого-то толкнул плечом, ему вслед слышались злобные выкрики и проклятья, но он их даже не слышал. Через полчаса быстрого шага он вдруг почувствовал, что задыхается. В глазах начало темнеть, и он испугался - приступов у него не было уже очень давно. Он сел прямо на бордюр, зайдясь в отчаянном рвущем грудь кашле, стараясь выровнять дыхание и не поддаваться панике. Постепенно вместе с разумом медленно становилось на свое место и дыхание - после нескольких минут борьбы он наконец вдохнул полной грудью.
Не было никаких уже мыслей - только тупая, острая злоба. Он провел рукой по лицу - на пальцах остался красный след. Облизнув губы, он почувствовал вкус крови - нижняя губа была горячей, прикасаться к ней было больно. Но он специально, словно желая доставить себе еще более сильную боль, прикусил ее, чувствуя, как набегает кровь... Отдышавшись и чувствуя, что сердце перестало беспорядочно колотиться, он тяжело поднялся, и пошел вперед - уже медленно, оглядываясь по сторонам. Потом вспомнил, что у него есть сигареты, и испытал с этой мыслью настоящий восторг. Вытянув из кармана пачку, он, уже не заботясь о том, что его могут увидеть, поджег сигарету щелчком пальцев. И чувствовал, что с каждой затяжкой все больше успокаивается. Нет, идти обратно он не собирался - злоба не утихла и он знал, что не скоро утихнет... Он шел вперед, не заботясь - куда. Кажется, в этом районе он еще не был - дома здесь были незнакомыми. И были очень похожи на их дом - такие же полузаброшенные, обвитые лозами винограда, с запущенными садиками. Он шел все дальше, поднявшийся ветер безжалостно трепал полы не застегнутого плаща и распушенные волосы. Упругие волны воздуха били прямо в лицо, мешая вдохнуть и снося сигаретный дым резкими порывами.
Вилле докурил одну сигарету и достал еще одну. Остановившись, он прикурил и оглянулся по сторонам. Куда он зашел? Да, в принципе, и не важно... Возвращаться обратно в его планы пока не входило, хотя он прекрасно знал, что все равно вернется... Хоть это и будет выглядеть до предела глупо и унизительно... Другого выхода для него не было. Куда он денется от нее? Да никуда... Пусть даже она его обманет, он знал, что будет валяться у нее в ногах, молить только о том, чтобы она позволила ему хотя бы находиться рядом с собой... Не смотря на то, что он ей наговорил, не смотря ни на что, он знал это...
Еще одна сигарета. Он уже перестал замечать, как саднит воспаленное горло. Он снова оглянулся по сторонам... и едва не вскрикнул от изумления. Сознание отказывалось анализировать то, что он увидел, этого просто не могло быть! Это не реально! П Но тем не менее, глаза его не обманывали - прямо к нему, по тому же самому тротуару шел... Грегори... Вилле метнулся в сторону. Он обознался?! Нет... Это был именно Грегори - его Вилле не спутал бы ни с кем... Но он продолжал вглядываться в его лицо, силясь убедить себя, что это не игра его воображения. Но это был он! Что он здесь делает?!
Вилле, спохватившись, отскочил в сторону, спрятавшись за каким-то забором. Грегори - теперь сомнений, что это он, у него не было - не заметив его, прошел мимо. Вилле, подождав, пока он отойдет на порядочное расстояние, выбрался из своего укрытия, и крадучись двинулся за ним, прячась за спины редких прохожих или за деревья. Грегори шел вперед, не замечая его, и Вилле не отставал. Он не знал, какое безрассудство гнало его вперед, но он уже прекрасно понимал, что развернуться сейчас и бросить свое импровизированное преследование он не сможет. Но зачем он это делал, он тоже не знал, хотя понимал, что если будет обнаружен, то ему конец...
Так он шел за ним еще около получаса - то прячась, то снова двигаясь вперед, готовый в любую секунду метнуться в сторону, в укрытие. Но Грегори даже ни разу не оглянулся - видимо, ему было невдомек, что за ним следят. Но вдруг он резко остановился, свернул налево. Вилле скользнул под тень полуразрушенной беседки, но все обошлось - его не заметили. Он снова двинулся за ним. На этот раз они шли всего минут пять... и Грегори скрылся за незакрытой калиткой совершенно заброшенного дома, с забитыми окнами, прохудившейся крышей и страшно заросшим садом. Вилле подождал, когда хлопнет дверь. И скользнул в калитку вслед за Грегори.

Дверь оказалась незапертой. Вилле еще несколько секунд напряженно прислушивался к тому, что происходит в доме, но до его ушей не достигло не единого звука. Он приоткрыл дверь и скользнул внутрь, стараясь унять бешено колотившееся сердце, которое, казалось, одним звуком своих ударов о ребра может его выдать. Гостиная была пуста, из-за забитых окон в ней царил полумрак, но Вилле отчетливо видел ведущую наверх лестницу, несколько дверей - очевидно, на кухню и в подвал. Грегори не было видно нигде. Вилле сделал несколько шагов вперед. И тут ему показалось, что он уловил какое-то движение внизу... В подвале.
Неслышно ступая, тихим кошачьим шагом он подошел к обшарпанной двери и снова прислушался. На этот раз - тишина. Он толкнул дверь и вздрогнул - она отчаянно заскрипела. Он замер, чутко прислушиваясь, но все было тихо. Видимо, Грегори, если и был здесь, его не услышал.
Вилле скользнул внутрь и медленно, прислушиваясь к звенящей тишине после каждого своего шага, спустился вниз по лестнице.
Он ошибся - здесь никого не было. Подвал был завален каким-то барахлом, в том числе и магическим - многие из предметов, находившихся здесь, очень походили на те, которые он во множестве видел в кабинетах профессоров. Вилле оглянулся по сторонам, задерживая взгляд на казавшихся ему подозрительными вещах. Тусклый свет, льющийся из небольших окошек почти под потолком, давал очень плохое освещение, и трудно было разглядеть что-то как следует. Вилле поспешил в лестнице. И сердце у него замерло - наверху послышались торопливые шаги. Вилле метнулся назад, как раз вовремя, чтобы человек, показавшийся из приоткрывшейся двери, не успел его заметить. Вилле бросился за груду каких-то коробок в самом дальнем углу подвала.
Грегори, видимо, сразу понял, что он тут не один. Тихо, крадучись, спустившись по лестнице, он огляделся по сторонам... и вскинул руку. На пальце у него блестел большой перстень с ярким рубином. Камень запылал, и Вилле с ужасом понял - это артефакт. Медленным осторожным шагом Грегори приближался прямо к тем коробкам, за которыми укрылся Вилле. И тот понял, что незамеченным ему не уйти.
Вилле вскочил и бросился к двери. Грегори от неожиданности отпрянул в сторону, но моментально сориентировался. Послышался тонкий нарастающий свист, Вилле краем глаза увидел, как за спиной что-то полыхнуло...
Либо ему повезло, либо Грегори не ставил себе целью его убить, вырвавшийся из кольца луч хлестнул его по ноге. Вилле рухнул на пол - боль была адской, словно его ударили тяжелой цепью, усаженной раскаленными шипами. Прежде, чем он успел хотя бы двинуться, Грегори бросился к нему, и Вилле оказался прижатым к полу. Он почувствовал, как его руки оплетают толстые, змеящиеся веревки, которые двигались само по себе. Он попытался вывернуться, но не хватило сил, Грегори лишь пошатнулся, но слабая магия не причинила ему никого вреда. Вилле попытался ударить сильнее, но ему на спину словно обрушилось что-то тупое и тяжелое. Вилле обмяк, задохнувшись от боли. Безжалостно стянув его запястья, Грегори без труда вздернул его на ноги. Его лицо выражало предельно удивление и некоторый испуг. Видимо, как раз Вилле он ожидал здесь увидеть меньше всего.
- Ты... - прохрипел он. - Как... - но тут же удивление сменилось ликованием. - Я так и знал, что тебе не будет сидеться на месте! Добро пожаловать!
Он швырнул его обратно на землю, поднял кольцо и что-то пробормотал. Вилле ожидал вспышки, направленной на него, но ничего не произошло. Вместо этого с потолка посыпалась серая пыль, которой становилось все больше, она повисла, словно густой серый туман. Но вдруг она вся разом исчезла в одной неяркой вспышке. Кольцо Грегори погасло.
- Вот так... И не пытайся применить здесь магию! - ухмыльнулся он. - А потом мы решим, что с тобой делать... Ты оказался еще глупее, мальчик, чем я думал!
Вилле понял, что произошло - Грегори повесил здесь антимагическое заклинание. Вилле едва не застонал, когда понял, чем это чревато...
Грегори снова вздернул его на ноги и оттащил куда-то к стене. Вилле уже на краю сознания почувствовал, как он привязывает его к трубе. Тугие, словно железные узлы стянули немеющие руки, и Вилле скривился от боли. Он было попытался вырваться, вскочить... но неожиданный тяжелый удар в висок заставил его мгновенно провалиться во тьму.

Глава 10

Рита не находила себе места. Уже наступил вечер. Рэй и Дэн уехали еще днем, потому что им не хотелось становится свидетелями скандала, который, они были уверены, разразится, когда вернется Вилле. Но он вернулся. Рите и подумать страшно было, что могло с ним случиться, когда он убежал вот так, ослепленный яростью, не желая ничего слушать и понимать... Она сидела перед камином, невидящими глазами глядя в огонь. Глаза покраснели от слез, хотя она уже больше не могла плакать. Сначала она лишь злилась на него за то, что он заставляет ее так за себя волноваться, но потом злость ушла, и оставила вместо себя только страх... Она уже была на грани того, чтобы вскочить сейчас и бросится искать его - не зная где и не зная как. Но это ожидание в плену ужасных предположений, которые ей рисовал ее мозг, был в десять раз хуже...
Он не пришел и к ночи. Тогда она уже запаниковала по настоящему. И уже под утро, после проведенной без сна ночи она схватила телефонную трубку и трясущимися пальцами набрала номер Рэй.
- Вилле пропал... - всхлипнула она, когда в трубке послышалось сонное заспанное "алло".
- Что? Рита, это ты? В чем дело?
- Вилле... он... он не пришел...
- Что?! Как?
- Я не знаю... он не пришел... - она снова расплакалась.
- Подожди... Успокойся, прошу тебя! В чем дело?
- Я не знаю! После того, как он убежал... он не... он не... при...пришел... - всхлипывания в трубке уже с трудом позволяли понять, о чем она говорит.
- Рита, успокойся, я приеду... Я сейчас приеду, слышишь?
- Хо...хорошо... - выдавила Рита и бросила трубку.
Через полчаса ожидания на дверь посыпались громкие нервные удары. Но Рэй приехала не одна - с ней был и бледный, встревоженный Дэн. Видимо, он уже был в курсе.
Рэй, видя лицо Риты, сразу бросилась к ней.
- О господи... Рита, да что же ты... - она схватила ее в охапку и потащила в гостиную. - Сядь, успокойся... Ты можешь объяснить, в чем дело?
- Он не пришел! Я уже сказала тебе...
- Подожди... Ну и что? Он же... ну ты видела, в каком он состоянии был... Просто не захотел приходить пока...
- Нет! Ты не понимаешь! Он никогда бы так не сделал! Потому что он знает... знает...
- Что?
- С ним что-то случилось... - слезы снова потекли у нее по щекам.
- Да с чего ты взяла? Сидит в каком-нибудь кафе...
- Нет!!! Он не сделал бы так! Что-то случилось, я знаю!
- Давай позвоним в полицию...
- Нет! Ни в коем случае! - закричала она. - Нельзя, что бы об это кто-то узнал... Его могли поймать... - Рита уже не соображала, что говорит.
- Чего? - нахмурилась Рэй. - Рита, ты что, бредишь? Кто мог поймать?
Эти ее слова словно отрезвили Риту. Она замолчала, судорожно соображая, что ответить.
- Ладно, перестань реветь... Я пошла обзванивать больницы... С ним и правда что-нибудь случиться могло... У него же сердце больное...
- Нет, Рэй!!! Нельзя... Нельзя!..
- Что нельзя? Рита, я тебя не понимаю... Ты говоришь, что что-то случилось, а сама не даешь мне не позвонить ни в больницу, ни в полицию!
- Нельзя что бы о нем кто-то узнал!!! - она сорвалась на крик. - Пойми это!!!
- Да почему?
- Его ищут!!!
- Что? Кто ищет?!
- Министерство!!!
- Какое... министерство?..
Рита вдруг умолкла и, вытерев слезы, серьезно посмотрела на Рэй и Дэна. Отчаяние, овладевшее ею, заставило забыть обо всем.
- Хорошо... Я... я сейчас расскажу вам... вы может быть, не поверите... Мы... мы на самом деле не учимся ни в каком колледже... нас с ним... нас забрали в школу... магии... Хелланд...
- Чего?! Рита, ты что? Какой... магии?! - вытаращила глаза Рэй. - У тебя не температура, случайно? - она попыталась приложить ладонь к ее лбу, но она оттолкнула ее руку.
- У меня нет никакой температуры! Да послушай ты, не перебивай... Мы - маги.
- Ага, а я королева Британии.
Рита издала звук, походивший на отчаянный вой, и, взмахнув рукой, заставила стопку журналов слететь со стола. Вслед за журналами на ковер с глухим стуком упала пустая кружка. Хотя Рита не прикоснулась к ним даже пальцем...
- И в это - не верите?! - крикнула она.
Повисло молчание. Рита и Дэн в ступоре смотрели на журнальные листы, которые с сухим шорохом, словно листья с деревьев опали на ковер.
- Что... как...
- Так! Или вы будете отрицать даже то, что видели?! А ты, Дэн? Что вчера в подвале случилось, ты помнишь?! И тоже отрицать будешь?!
- Но... Рита, вы что, и правда...
- Да... - она устало прикрыла глаза рукой - совсем так же, как это обычно делал Вилле. - Мы - маги... И я, и он...
На пару минут повисла звенящая тишина. Дэн и Рэй недоверчиво и испуганно смотрели на Риту, словно ожидая подвоха.
- Хорошо... - наконец проговорила Рэй, но Рита оборвала ее.
- Подожди... Это не главное... Мы сбежали.
- Откуда?
- Из Хелланда... Из этой школы.
- Зачем? И поэтому вас ищут?
- Нет... Ищут только его...
- За что?
- За... за убийство...
- Что?! - в один голос воскликнули Рэй и Дэн.
- Да...
- Кого он убил?
- Это долго рассказывать...
- Нет, рассказывай уж!
- Хорошо... Тогда я расскажу все с начала... Нашу школу основали четыре мага... И Вилле - сын двоих из этих основателей. Но их убили... Сразу после его рождения... Убил один из этих же основателей... Потому что им нужны были их артефакты...
- Что, прости?
- Артефакты... Магические предметы... Они ему помешали, но убить не смогли... И вот недавно он... он снова напал... Снова стал пытаться найти эти артефакты... Чтобы высвободить с их помощью силы, которые удерживал Хелланд... Уничтожить его. Мы об этом узнали... Вилле не знал до этого, кто на самом деле его родители, он думал, что они - люди... А потом узнал об этом... И об артефактах... которые искал этот маг... Он их до сих пор искал, а они на самом деле были укрыты в Хелланде, у нас, в замке... Вилле решил их искать... И в подземелье Хелланда мы наткнулись на этого мага... Он убил бы нас... Он едва не убил Вилле... Это тогда он на самом деле сломал руку... - Рита перевела дыхание. - Но Вилле... он смог... в общем, он воткнул ему в грудь кинжал... он убил его...
Рита умолкла, прервав свой бессвязный малопонятный монолог. Но, судя по всему, до Рэй и Дэна медленно доходило, в чем дело.
- Но... за что тогда... за что его ищут? Ведь он убил самого...
- Преступника, да! Все об этом знают... Но в этом министерстве, о котором я уже говорила, на самом деле были сторонники этого мага... И они решили его убрать...
- Зачем?
- Вилле - единственный, кто может помешать этому магу... Его сила... Он обладает очень мощной магией...
- По нему не скажешь... - пробормотала Рита. - Извини... Продолжай.
- И сейчас сторонники этого мага снова что-то готовят и боятся, что Вилле может им помешать... И решили убрать его...
- Подожди... Но кому он собрался мешать? - нахмурилась Рэй. - Ведь он же этого мага... убил?
- Да... Я не знаю, никто не знает... Его арестовали... А потом... его приговорили к смертной казни...
- Что? Его?!
- Да... Поэтому подготовили его побег. А я сбежала с ним.
- Так... Что-то у меня голова отказывается все это понимать... Хорошо, это потом... Но сейчас-то что? С чего ты взяла, что его...
- Его могли выследить, понимаешь?! Это министерство!
- Так... И что нам делать?
- Я не знаю... Я не знаю, что делать!
- Получается, положение у нас безвыходное... Полицию поднять мы не можем, сами где его искать - не знаем...
Рита закрыла лицо руками, помолчала немного.
- Я не знаю, что нам делать... - наконец едва слышно проговорила она. - Честное слово, не знаю... Я даже не могу сообщить о том, что случилось... Я не знаю, что делать...

***
Болезненный толчок в грудь привел его в чувства. Вилле скривился, закусив губу - жутко ломило безжалостно выкрученные назад руки. Открыв глаза, он увидел, что перед ним стоит Грегори.
- Очухался? - рыкнул он. - Ну вот теперь давай-ка с тобой поговорим... А ну, поднимайся!
Прежде, чем Вилле хотя бы успел понять, что происходит, Грегори схватил его за воротник и, рывком подняв, заставил сесть, облокотившись о стену. Вилле едва подавил стон, растянутые плечи отозвались резкой горячей болью. Но он лишь встряхнул головой, убирая с лица разметавшиеся рыжие локоны, и поднял на Грегори уже более осмысленный взгляд.
- Ты как здесь оказался? - Грегори придвинулся к нему вплотную. Вилле молчал, глядя в его нервно бегающие, встревоженные, но злобные глаза. - Ты не играй со мной в молчанку... - прошипел он. - Иначе мне придется выбивать это из тебя силой...
Вилле чуть приподнялся, морщась от боли в вывернутых руках. Глаза Грегори яростно сверкнули.
- Молчишь? Молчи...
Рука Грегори взметнулась неестественно быстро, Вилле даже не успел уловить его движения. Удар в скулу едва вновь не повалил его на пол.
- Молчи... - удовлетворенно проговорил Грегори. - Ничего... Посмотрим, как ты потом заговоришь... Как ты меня выследил? - он придвинулся еще ближе, их лица были прямо напротив друг друга. - Отвечай!.. Ты что, думаешь, что я буду тут с тобой возиться? Мне ничего не стоит прикончить прямо здесь и сейчас...
Вилле не произнес ни слова. Это привело Грегори в настоящее бешенство. Он снова схватил его за воротник и резко притянул к себе. Затрещала ткань.
- Можешь и дальше молчать... - проговорил он ему. - А я буду дальше делать с тобой то, что захочу... Не ожидал, что ты окажешься таким идиотом... Тогда это все упрощает...
- Что... что упрощает? - прохрипел Вилле. Не с первого раза - в горле стоял ком, говорить было больно и трудно.
- Что упрощает... - усмехнулся Грегори и отшвырнул его обратно к стене. - Ты еще спрашиваешь, что это упрощает?
- Что, опять засадите меня за решетку?
- За решетку? - захохотал Грегори. - Да делать мне больше нечего! Нет, сначала, ты мне поможешь, а потом я тебя прикончу...
- В чем помогу?
- Исправить то, что ты сделал... Когда мы найдем книгу... Вот тогда... - он ухмыльнулся.
- Какую книгу? - Вилле облизнул губы.
- Ты думаешь, я тут с тобой беседовать буду? - хмыкнул он. - Хотя, потом поговорим... Уж будь спокоен, мы с тобой та-ак поговорим... - он оскалился. - Пока у меня есть для тебя другой... собеседник... А ты дождись меня... Скоро я вернусь, и не один.
Грегори рывком поднялся и, не сказав больше ни слова, вышел из подвала. Вилле с тихим стоном выпустил сквозь зубы воздух. Как же больно... Он чуть пошевелился, пытаясь принять более удобное положение. Щека горела, во рту почему-то чувствовался привкус крови. Он безжизненно откинул голову назад. Глаза закрылись сами собой, а открыть их опять уже не хватило сил.
- Вильгельм... Вильгельм... очнись... - тихое прикосновение к разбитой щеке вырвало его из забытья. Видимо, потревоживший его человек не подозревал, что причинит боль своим касанием, потому что когда Вилле, едва слышно застонав, дернул головой, он ощутил, как рука резко отдернулась.
- Вильгельм... - он почувствовал, что кто-то, обхватив его за плечи, осторожно его приподнимает. Бессильно откинувшуюся назад голову бережно поддержали. - Вильгельм, очнись пожалуйста... Вильгельм...
Он все-таки приоткрыл глаза и с трудом сумел сфокусироваться на выплывшем из тумана чьем-то лице.
- Адена... - едва слышно прошептал он в следующую секунду, не веря своим глазам.
- Тише... тише... все нормально, Вильгельм... Ты так долго не приходил в се6я... Кажется, они чем-то тебя напоили... Как ты?
- Что? Я ничего не помню... Сколько я здесь пробыл?
- Это уже вторая ночь...
Он слабо встряхнул головой, силясь сделать зрение более четким. Как - вторая ночь? Вилле никак не мог понять, ведь он находится тут только... Или... или его действительно чем-то напоили?.. Но он ничего не помнил, и сколько не силился вызвать в памяти хоть какие-то события, произошедшие после того, как ушел Грегори, ничего не получалось.
- Адена... что ты здесь делаешь?.. Меня охраняют, как ты сюда попала?.. - проговорил он сквозь зубы - его жутко мутило, он с трудом подавлял то и дело подкатывающие к горлу приступы тошноты, но сознание, тем не менее, быстро возвращалось, будто его вливали в него, словно воду в сосуд.
- Тихо, успокойся... Все в порядке...
- Адена, зачем ты здесь? Меня же охраняют!..
- Да, охраняют... Я охраняю. - Она внимательно посмотрела ему в глаза.
- Что? - до него не сразу дошел смысл сказанного ею. - Что?.. Ты... Ты с ними?!
- Тише! - она приложила палец к его губам. - Услышат... Успокойся, понял? У тебя кровь... - тихо выдохнула она и вдруг резко придвинувшись к нему, осторожно слизнула струйку крови, стекающую по его подбородку. Потом еще и еще раз. Вилле замер, не понимая, что она делает. Ее горячий язык еще раз коснулся его губ, и она отстранилась. - Прости, Вильгельм... Кровь... Ну ты знаешь, что это для нас... Почти как для вампиров, только мы в ней не нуждаемся так сильно... Ладно, сейчас не об этом, я отвлекаюсь... Послушай, Грегори мне доверяет. А я помогаю тебе, ясно? Я не с ними...
- Но... Я не понимаю...
- Я помогу тебе, слышишь? Помогу тебе выбраться отсюда...
- Ты же говорила мне, что...
- Да, я знаю... Я все это время находилась с ним... Но для того, чтобы понять, что они затевают...
- Что... Подожди, ты знала об этом? И не говорила мне? Ты...
- Я не знала... Только теперь поняла... Послушай, тебе надо отсюда убираться, иначе тебя прикончат... Я тебе помогу... Веришь мне?
- Откуда мне знать, что ты не...
- Нет! Я тебе помогу! - воскликнула она. - У тебя нет другого выхода... Грегори мне доверяет, и поэтому оставил тебя охранять... Все, хватит... Не надо терять времени... - Адена чутко прислушалась, но все было тихо. Продолжая бережно придерживать его, она распутала узлы толстых, словно железных веревок, стянувших его руки. Вилле со сдавленным стоном потер запястья - на коже остались огромные синяки и глубокие кровоточащие полосы.
- Адена, скажи... В чем дело? Что они затеяли? Ты же узнала об этом, да?
- Да. Они... Они собираются оживить его.
- Кого? - не понял Вилле.
- Дориана.
- ЧТО? Но как? - смысл этих слов медленно достигал сознания. - Это же невозможно...
- Возможно...
- Но... нет... - Вилле мотнул головой. - Это...
- Ты конечно, знаешь легенду о древнем артефакте, книге, которая может оживлять? - не слушая его, проговорила Адена.
- Но это всего лишь легенда! - Вилле, разумеется, знал ее - в далекой древности один маг создал артефакт, способный вернуть к жизни мертвого... Подробностей он не знал, эта легенда лишь вскользь упоминалась иногда на уроках их истории. Он и значения ей никогда не придавал...
- Нет, Вильгельм. Она существует.
- Откуда ты знаешь?
- Я - знаю. Ее создал тот же маг, который создал и нас... Горгулий. Я помню этого мага и видела эту книгу.
- Что? Но это же было...
- Очень давно, да. - кивнула она. - Но я тоже не молода... Хотя по мне не скажешь, - она криво усмехнулась. - Но сейчас речь не об этом... Они ищут эту книгу. Но не знают, где она.
- А ты знаешь?
- Пока нет. Никто не знает. Поэтому и думают, что это всего лишь легенда. Ведь испокон веков известно, что ни одно заклинание не может оживить мертвого... Но тем не менее эта книга - может. Только один раз и только одного человека.
- Неужели они и правда думают оживить Дориана? Так вот из-за чего все это...
- Да. Именно из-за этого... Но подожди, Вильгельм... Это не очень подходящее место для разговоров... Нам нужно уходить... Встать сможешь?
- Не знаю... - он закусил губу и снова почувствовал вкус крови. Адена помогла ему подняться, настороженно следя за ним. Вилле пошатнулся, но удержался. Только сейчас о себе напомнила нога, по которой хлестнуло заклятие Грегори - предательская дрожь и острая, словно в колено был забит железный штырь, боль не давала ступить и шагу.
- Вильгельм, только тихо... Сейчас в доме, возможно, еще кто-то находится... Нас не должны услышать. Ты как?
- Нормально... - он встряхнулся. - Ты уверена, что кроме тебя меня никто не охранял?
- Да, уверена. Но на втором этаже может быть еще кто-то... из его людей, поэтому нам нужно быть осторожнее. Идем...
Она неслышно, словно кошка, скользнула вперед, знаком приказав ему подождать. Видимо, все было спокойно, потому что через минуту сверху, из приоткрытой двери послышался ее шепот.
- Идем, Вильгельм... Скорее...
Он взлетел вверх по лестнице, стремясь поскорее вырваться из этого места. Им повезло - в холле действительно никого не было. Вилле вздохнул свободно - антимагическое заклинание тут уже не действовало, так что у него было определенное преимущество. Преодолев гостиную, заваленную поломанной мебелью и каким-то мусором, они скользнули к двери. Она оказалась запертой...
Вилле взялся за ручку. Что же, ломать замки магией он не пробовал никогда, но надо же когда-то начинать? Он прикрыл глаза, представляя мысленно, как отодвигается шпенек замка, когда поворачивают ключ. Что-то щелкнуло несколько раз подряд.
- Что ты делаешь? - Адена присела рядом с дверью, в отчаянии глядя на Вилле.
- Не знаю... Подожди... - еще пара щелчков. - Получилось, кажется...
- Обычно эти двери не запирали... - Адена первая скользнула на крыльцо. - Идем скорее...
- Что мне делать? Они знают, где мы укрылись?
- Нет, Вильгельм, пока не знают. Но теперь будут искать, понимаешь? Вам нужно убираться отсюда. Больше чем на два дня не задерживайтесь, хорошо?
- А ты?
- Что - я? Теперь и мне придется скрываться... Но это неважно... мы еще встретимся...
- Постой...
- Вильгельм, уходи. Сейчас здесь безопасно... Но скоро наступит рассвет, и мне нужно успеть убраться отсюда!
- Хорошо... Адена, спасибо...
- Ступай, Вильгельм. - Она улыбнулась, обнажив острые клыки. - Мы еще встретимся... Ох, как же я не хочу тебя отпускать... - вдруг покачала головой она. - Но и сопровождать тебя не могу... Пока не могу... Но ничего... Я найду тебя... А сейчас - ступай.
Уже брезжил рассвет. Глухая тишина дома была настолько глубока, что было слышно, как на втором этаже в одной из комнат переговариваются Рэй и Дэн. И вдруг среди этой тишины Рита отчетливо услышала тихие шаги на крыльце. В первую секунду она подумала, что их рисует ее воображение... но в следующее мгновение она подскочила с дивана и бросилась к двери.
Слух ее не обманул.
- Вилле... - она остановилась как вкопанная, задыхаясь слезами злости. - Идиот... Где ты был?..
Не сумев удержать себя в руках, она, прежде чем он успел хоть что-то проговорить, размахнулась и ударила его по щеке. Размахнулась во второй раз, обуреваемая желанием причинить ему боль, выплеснуть на нем все, чем он заставил ее мучиться, но он, резко вскинув руку, перехватил ее ладонь - движение вышло резким и очень грубым, и Рита попыталась вырваться, чтобы ударить его снова.
- Не надо... Мне больно... - выдохнул он, едва не лишившись чувств. И только сейчас Рита, ослепленная злость на него, поняла, что что-то не так. Его пальцы, сжимающие ее запястье, вмиг ослабли, он отступил назад и, чтобы не упасть, прислонился к стене.
- Вилле, в чем дело? - она подскочила к нему. - Что у тебя с руками? - ужаснулась она, ухватив его запястья. - О господи, сколько крови... Да что произошло? - в отчаянии воскликнула она, видя, что он молчит и отвечать не собирается.
Он поднял на нее глаза. Сейчас в нем боролись два чувства - все еще не угасшая злоба на нее и осознание того, что им грозит сейчас большая опасность и нужно об этом рассказать. А с чего начать, он не знал. Тем временем на шум сверху прибежали Рэй и Дэн, и, как вкопанные, остановились посреди лестницы.
- Ты можешь мне объяснить? Что произошло?!
- Нам нужно убираться отсюда... - наконец выдавил он.
- Что? О чем ты?
- Меня будут искать...
- Кто?
- Грегори и его люди. Они здесь.
- ЧТО?! - Рита отступила на шаг. - Что... не может быть...
- Они здесь. Послушай меня... Когда я ушел, я увидел Грегори...
- Здесь?! Вилле, ты в своем уме?
- Да! - рыкнул он, взбешенный ее непонятливостью. - Здесь! Он был здесь! Я пошел за ним, и он зашел в какой-то дом... Далеко отсюда. И там...
- Ты шел за ним?! Он тебя увидел?
- Если бы не увидел, то я не провалялся бы два дня в том подвале! - он резко выдохнул и сполз по стене на пол. - Адена была с ними, но помогла мне. Она вывела меня оттуда. Но теперь меня будут искать, зная, что я где-то в этом городе. Поэтому нам нужно убираться...
- Но куда?
- В Хелланд.
- Что? Ты что, спятил?! Дракула же приказал тебе ни в коем случае...
- Мы не можем не сообщить о том, что я узнал!..
- О чем? - Нахмурилась Рита.
- Они собираются оживить его...
- Кого? - пролепетала Рита севшим голосом, хотя что-то ей уже подсказывало ответ.
- Дориана.
Рэй и Дэн так и стояли на лестнице, недоуменно вслушиваясь в его слова. Рита, казалось, понимала не больше... Можно было подумать, что он снова в бреду и сам не слышит, что говорит... Оживить Дориана? Но ведь ничто не может оживить мертвеца!
- Вилле, но как? Это же... Нет, это невозможно!
- С помощью книги... Это какой-то древний артефакт... Его создал тот же маг, который создал горгулий... Мне рассказала об этом Адена...
- И ты ей веришь? Она же предала нас!
- Как раз наоборот... Она помогает нам. И вывела сегодня меня. Но речь не об этом... Они пока не знают, где находится книга, но уже ищут ее. Ты понимаешь, что будет, если они ее найдут?! Если они его оживят?
- Понимаю... Но я не могу поверить, что это возможно!
- Нам нужно как-то оповестить Дракулу...
- Но как?
- Я не знаю... Для начала нам нужно выбраться отсюда. Потом найдем способ добраться до Хелланда...
- Нет, Вилле, нет! - она ухватила его за руки, и он скривился он боли. - Тебя поймают...
- А могут и не поймать. Или ты предпочитаешь, чтобы они оживили Дориана?
- Но может, есть еще какой-то способ?
- Нет. Мы вернемся в Хелланд, и я сразу уйду.
- Что? А я?
- Ты?! - злобно крикнул он. - Ты? Ты еще спрашиваешь? Может, тебе будет лучше вообще остаться здесь? Я смотрю, тебе здесь совсем неплохо! - он кивнул на стоящего на лестнице Дэна. - Я доставлю тебя в Хелланд... и все!
- Что - все? - пролепетала она.
- А то - все! Хватит... Я не хочу сейчас об этом говорить! К вечеру нас уже тут не должно быть, поняла? Либо ты мне говоришь, что остаешься здесь.
- Нет... Нет, Вилле...
Он только молча кивнул, поднялся, опираясь о стену, и под взглядами всех троих хромой, шаткой походкой направился в сторону ванной.
Его тошнило, перед глазами начинало все больше мутнеть. Он невольно зажимал рот рукой, будто это могло помочь. Заперевшись в ванной, он включил воду, набрал ее в ладони и плеснул себе в лицо. От этого стало еще хуже. Он вдруг резко согнулся, не сдержав слабого стона. Его несколько раз подряд жестоко выворачивало, живот сводило болезненными, резкими судорогами, которые полосовали мышцы словно острым ножом. Наконец, через несколько мучительных минут все кончилось. Снова набрав в ладони воду, он жадно пил, чувствуя, как ледяная вода ручейками растекается по разгоряченному, все еще сводимому спазмами желудку. Он без сил опустился на край ванной, переводя дух. Превозмогая боль, он сунул руки под воду - она одновременно приносила и пытки, и облегчение, охлаждая израненные запястья. Вода стала красной...
- Вилле... - послышался вдруг тихий голос под дверью. В нем слышались слезы. - Вилле, открой, пожалуйста... Прошу тебя...
Он даже не поднял головы. Открывать он не собирался. Но вдруг щеколда звякнула и сама собой дернулась в сторону.
- Вилле... - Рита вошла и прикрыла за собой дверь. Ее лицо было мокрым от слез, она то и дело всхлипывала. Он поднял на нее глаза, одновременно незаметно для себя и радуясь, и сердясь на нее за то, что она вошла.
- Вилле, я тебя прошу... Ты не стал тогда слушать... Я прошу тебя... послушай сейчас... Ты же все и сам прекрасно знаешь... То, что ты видел - было ошибкой. Но не моей! Почему тогда ты отталкиваешь меня?
Он опустил голову, взявшись руками за бортик ванной. На пол падали розоватые капли. Что же он на самом деле творит?! Он же действительно все это прекрасно знал... Не хватало ему, похоже, только этих самых только что произнесенных ею слов... И что тогда заставляет его так поступать?
Он глянул на нее, на слезы, бегущие по ее бледным щекам, на красные от двух бессонных ночей глаза и сердце тоскливо заныло - как он может заставлять ее так мучиться? В злобе на самого себя он закусил распухшую губу. Внутри него сейчас словно что-то сломалось - то, что держало его до этого и теперь позволило ему наконец преодолеть себя и свою гордость...
Он встал и, подойдя к ней, молча ее обнял, прижимая к себе изо всех сил...
- Прости... Прости меня, пожалуйста... - зашептал он. - Я же был полным идиотом... Рита, прости меня... прости...
Она замерла в его руках, не зная, что сказать. Но тем не менее на ее лице, совершенно независимо от нее самой, расползлась счастливая и немного грустная улыбка. Она прерывисто вздохнула и стиснула руки у него за спиной.
- Значит, ты меня не оставишь?
- Нет, конечно... ни за что... Я ни за что с тобой не расстанусь... никогда в жизни... Я тебе обещаю... Они еще долго стояли обнявшись, пока Рита наконец не отстранилась и обеспокоенно глянула на его кровоточащие запястья.
- Господи... Что с тобой делали? - всхлипнула она.
- Забудь... Все теперь в порядке...
- Иди сюда, - не слушая его, Рита усадила его снова на бортик ванной. - Сядь...
Взяв полотенце, она принялась осторожно смывать кровь с его рук. Вилле вздрагивал от боли, но молчал, ощущая бережные, но все равно болезненные прикосновения.
- Тише, потерпи... - она на мгновение оторвалась от своего занятия. - Очень больно?
- Немного... - почему-то улыбнулся он.
- Тебя что, били? - она коснулась пальцем его чуть припухшей губы, провела по щеке, на которой остался след от удара. Он опасливо отстранил ее руку, замотав головой. И правда было больно...
Она намочила полотенце ледяной водой и осторожно приложила его к его щеке.
- Подержи... Легче станет, - он взяла его ладонь и заставила прижать полотенце. - Ты очень бледный... Ты нормально себя чувствуешь?
- Меня тошнит очень... - он скривился. - Меня чем-то поили, мне Адена сказала... И я ничего не помню, что там было...
- Вилле... послушай... неужели это правда... они что, могут его оживить?
- Получается, могут...
- Вилле... - она, словно не придав никакого значения тому, что он сказал, глянула на него, поджав губы. - Я так испугалась за тебя... Я думала...
- Рита, не надо... - он растерянно заморгал, невольно отняв полотенце от лица. Для него всегда было очень болезненно осознание того, что он заставляет ее чувствовать подобное тому, что он произошло сегодня. - Рита, но все же в порядке... Только не плачь, пожалуйста...
Он бросил полотенце в раковину, где шумела и крутилась вода и взял ее руки в свои. И почувствовал, как она вздрогнула от прикосновения его ледяных влажных пальцев.
- Не надо, пожалуйста... - он притянул ее к себе и тихо поцеловал в уголок губ. - Не надо... - проговорил он и еще раз коснулся ее губами.- Все нормально...
- Хорошо, Вилле, не буду... Возьми полотенце... - она вытащила его из раковины, выжала и снова приложила к его щеке. - Надо холодное подержать... Эй, ты чего? - он вдруг чуть подался назад, зеленые глаза заволокло мутью. Она ухватила его за плечи, не дав упасть. - Вилле!..
- Голова кружится, - тихо проговорил он, прикрыв глаза. - Мне нужно прилечь...
- Идем... Давай, я помогу...
Когда они наконец оказались в спальне, Вилле опустился на постель, свернувшись клубком, словно хотел сделаться как можно меньше и еще долгое время лежал неподвижно, приходя в себя. Рита обеспокоенно всматривалась в его бледное, все еще влажное от воды лицо, потом подошла к окну и приоткрыла балконную дверь, впуская свежий прохладный воздух.
- Тебя не стошнит? - спросила она, вновь вернувшись к его постели. - У тебя такой вид...
- Больше не стошнит... Уже нечем... - проговорил он, прикрыв глаза.
- Послушай, я же тебе забыла сказать... Рэй и Дэн... я им рассказала... о нас... что мы маги...
- Что?
- Да... - она глянула в его глаза, пытаясь понять, как он на это посмотрит.
- И что? - совсем неожиданно для нее он улыбнулся. - Как они отреагировали?
- Ну как... Сначала не верили, а когда я показала... - она пожала плечами. - В общем, нормально...
- Ну и ладно... Но только вот зачем?
- Когда ты не пришел... Я позвонила Рэй и сказала, что ты пропал... Они с Дэном приехали, и Рэй хотела позвонить в полицию... А я сказала, что нельзя... И почему нельзя...
- И про Дориана?
- Ну да... В общих чертах... Что ты его убил и почему тебя ищут.
- Ясно...
- Это ничего?
- Да нет, ничего... - он снова улыбнулся. - Ведь многие люди о нас знают. О магах. Я даже думал, что ты расскажешь своим родителям правду... Вот мои... ну, то есть те, в Финляндии... - поправился он. - Они знают. Ну хотя да, им-то трудно было не узнать... Когда пятилетний мальчишка заставляет предметы летать по воздуху - на это нельзя не обратить внимания. А я такое творил, пока не научился нормально управлять собой... - он невольно улыбнулся. - Ну, они постепенно привыкли... Да им, наверняка, все и так рассказали... Ладно, послушай меня... - он вздохнул. - К следующему утру нам нужно отсюда убраться... Сейчас я не в состоянии, да и тебе надо отдохнуть...
- Хорошо... Может, тебе принести чего?
- Нет, не надо... Мне просто надо полежать... Иди поспи, Рита. У тебя усталый вид...
- Хорошо, я пойду... Ты тоже спи... - она резко наклонилась к нему, коснулась губами его горячей щеки, быстро, пока он не успел ответить, отстранилась и вышла из комнаты.
Вилле еще долго лежал, прислушиваясь к тишине и глубоко дыша, все еще мучаясь приступами тошноты. Но потом, сам этого не заметив, провалился в спасительный сон...

Рита спустилась вниз, где ее ждали встревоженный Дэн и Рэй. Они в молчаливом напряжении сидели на диване, ожидая, когда же спустится Рита.
- Ну? Что? - не выдержала Рэй, только Рита показалась на верхней ступеньке. - Что с ним?!
- Завтра мы уедем.
- То есть... как это уедете? - вскочила Рэй.
- Уедем. Нас ищут...
- Но... И куда?
- Я не знаю... Пока - из города, а потом будем искать способ как добраться до Хелланда...
- А в чем дело? Что с Вилле?
- Ну ты же слышала, что он рассказал...
- А кто такая Адена?
- Горгулья.
- Горгулья?! - Дэн задумался на мгновение... - Так это ее следы мы видели?
- Да... И с ней тогда разговаривал Вилле. Она ему помогла...
- Я не поняла... - Рэй снова опустилась на диван. - Я не поняла... Он говорил что-то о том, что какого-то Дориана собираются оживить... ты мне можешь сказать, в чем дело?!
- Дориан - это тот маг, которого убил Вилле... И теперь его хотят оживить.
- Что? Как это - оживить?
- Не знаю... С помощью какой-то книги... Я не знаю, Вилле мне ничего не объяснял... Да он и сам не знает, наверное... Ладно, я пойду спать... Поговорим об этом потом, хорошо?
Рита, пока еще у Рэй не созрел новый вопрос, развернулась и, поднявшись по лестнице, исчезла в своей комнате.

Вилле уже давно не спал, но подниматься не спешил. Его продолжало мутить, в глазах иногда темнело - даже когда он лежал неподвижно. В комнате было холодно, но это, как ни странно, только облегчало его состояние - тихий ветер, вздымавший занавески, чуть шевелил его волосы, обдавал холодными потоками плечи. И он не сразу услышал, погрузившись в самоощущение, как приоткрылась дверь.
- Вилле, ты не спишь?
Он чуть приподнялся на локте. В комнату входила Рэй, держа в руке высокий стакан с водой.
- Держи... - подойдя к постели, она протянула ему стакан. - Что это?
- Простая вода... Выпей, - кивнула она. - Станет легче...
Вилле обхватил холодное стекло и тут понял, что ему действительно очень хотелось пить. Он быстро осушил стакан крупными, жадными глотками, часто переводя дыхание. Рэй забрала у него стакан и поставила на столик.
- Спасибо... - пробормотал Вилле, снова откидываясь на подушки.
- Как ты?
- Нормально...
- По твоему виду не скажешь... - вздохнула она. - Рита тоже отдыхает... Вы что, правда сегодня уедете?
- Да... Нам придется уехать...
- Я не хочу, чтобы вы уезжали.
- Я тоже не хочу. - Он вздохнул.
Дверь открылась во второй раз и вошла Рита, немного заспанная, зябко кутаясь в теплый халат.
- Вилле, как ты?
- Нормально... Я думал, что ты еще спишь...
- Нет. Уже вечер... Ты же говорил, что нам нужно уезжать...
- Да, ты права... Нужно убираться... - он поднялся с постели, чуть качнулся, и сел обратно, стараясь унять головокружение. - Вот черт... - тихо ругнулся он. - И как можно скорее, - закончил он со вздохом.
- Но куда?
- Сначала нам нужно выбраться из города - как можно дальше. А уже потом будем думать...
- Хорошо... - вздохнула Рита. - Тогда я пойду собираться. Рэй, а вы разве не уехали?
- Я попрощаться хотела...
- А Дэн где?
- Внизу... Мы скоро уедем, но я хотела проводить вас... Может...
- Нет, Рэй, не надо... Мало ли что может случиться... Езжайте, коли собрались уже... Мы тоже скоро уедем.
- Рита, послушай... - нахмурилась Рэй. - А что мне предкам твоим сказать? Ты же не можешь просто так вот исчезнуть?
- Ой, точно... - она растерянно посмотрела на Вилле. - И что делать?
- Рэй, а ты передай им, что мы, например, срочно уехали обратно в колледж... - задумался на мгновение Вилле. - На какой-нибудь там турнир или экзамен... Придумай что-нибудь...
- Как скажешь. - Она пожала плечами. - Я пойду вниз, оденусь... Мы ведь сразу уезжаем, собрались уже.
- Хорошо, мы сейчас спустимся...
Рэй вышла, а Рита и Вилле еще некоторое время смотрели друг на друга, потом словно по команде вздохнули и вместе вышли из комнаты.

Прощались долго и все никак не могли расстаться. Точнее, прощалась сначала одна Рита. С Дэном, правда, немного холодно... Вилле до этого лишь мрачно глядел на всех них, вжавшись в стену в темном углу прихожей. Задумавшись, он не сразу заметил, что к нему подошел Дэн.
- Послушай... - неуверенно начал он. - Я хотел тебе кое-что сказать... Может быть, мы больше никогда не увидимся, и поэтому я не хочу расставаться, будучи с тобой в ссоре. Конечно, я понимаю, что не мне об этом говорить... Потому что виноват в этом всем я... И я хотел... В общем, извини меня...
Он протянул руку. Вилле долго смотрел ему прямо в глаза, пока тот, смутившись, не отвел взгляд, и думая, как же ему поступить. Потом кивнул и пожал протянутую руку.
- Ладно. Забудем... - проговорил он. - Может, если бы у нас было больше времени, мы бы с тобой помирились. Я даже уверен в этом... - он чуть улыбнулся. - Так что все... все в порядке. Пока, Дэн...
- До встречи...
Едва Дэн успел отойти, ему на шею бросилась Рэй. Ее глаза были мокрыми от слез, но она растерянно и немного глупо улыбалась, изо всех сил стискивая руки.
- Как же я не хочу, что бы ты уезжал... - всхлипнула она. - Ты ведь приедешь еще, да?
- Я не знаю... - вздохнул он, тоже сжимая у нее за спиной руки.
Рэй подтянулась на носочках и поцеловала его в обе щеки.
- Какой же ты высокий... - пробормотала она. - Вилле, будьте там осторожны, хорошо?.. И приезжай нас навестить... - она снова чмокнула его и, наконец, отстранилась. - Мы даже не успели поговорить о том, как у вас там в Хелланде... Наверное, здорово, да?.. Жаль... Вы бы, наверное, много нам рассказали... Так что приезжай еще, хорошо? С тобой здорово было...
- Я... я постараюсь... - и его голос дрогнул. - Честно, постараюсь. Ты только реветь перестань, - он улыбнулся. - А то даже как-то нехорошо получается... Ну, идем, я вас провожу...
Они всей толпой вышли на крыльцо. Вилле, зябко кутаясь в пушистый теплый свитер, присел на перила. На дороге, светясь фарами, их уже поджидала машина отца Рэй. Еще минут десять они толкались на крыльце, и все никак не могли друг друга отпустить. Наконец Рэй и Дэн спустились с крыльца, то и дело оглядываясь. Хлопнула дверь машины, и тут же поднялось стекло, и показалась яростно машущая на прощание рука Рэй. Рита помахала в ответ, Вилле только безрадостно смотрел вслед удаляющейся машине, уцепившись пальцами за гладкие деревянные перила, на которых он сидел.
- Идем... Ты замерз... И собираться надо, - Рита, видя, что он задумался, положила руку на его коленку, обтянутую блестящей кожей его черных брюк.
- Я посижу еще... Покурю...
- Хорошо... Только не долго, ладно? - Рита хлопнула его по коленке и исчезла в дверях дома. Вилле со вздохом вытянул из заднего кармана пачку сигарет, закурил и, сделав глубокую затяжку, посмотрел прямо в небо, на котором звездам сегодня зажечься было не суждено - его заволокло тяжелыми тучами. Растягивая сигарету как можно дольше, он все смотрел и смотрел вверх, не чувствуя уже ни холода, ни ветра, который без труда забирался под свитер. Потом кинул окурок куда-то за перила и вошел в дом, тихо прикрыв за собой дверь.
***
Рита обернулась, услышав, как хлопнула входная дверь. Вилле прикрыл ее за собой и задумчиво остановился на пороге, глядя на Риту отсутствующим взглядом. А она смотрела на него, думая, что же он сейчас ей скажет. Растянутый воротник его свитера съехал набок, обнажив хрупкое плечо, волосы были встрепанными и спутанными, закатанные рукава открыли испещренные красными полосами от веревок запястья. "Какие у него руки красивые и тонкие..." - почему-то подумала про себя Рита, разглядывая его сейчас особенно внимательно.
- Чего ты, Рыжий?.. - жалобно спросила она, закусив губу и участливо глядя на него.
- Ничего... - вздохнул он, словно очнувшись. - Ни-че-го... - нараспев повторил он, вздохнув.
Рита бросила на диван сумку, в которую собирала последние вещи и, наклонив вбок голову, наконец поймала его взгляд. Он смотрел на нее, удивляясь, как она не мерзнет босиком и в этом легком коротком платьице, которое было сейчас на ней - она как раз собиралась идти переодеваться. Хотя, возможно, в доме на самом деле было тепло, а его просто так сильно знобило...
- Ты весь трясешься... - Рита, подойдя и коснувшись его руки, подтвердила его догадку. - Тебе нехорошо?
- Даже очень... - скривился он. - Ладно, Рита, это уже неважно... Надо собираться, ступай...
- Как скажешь, - тихо улыбнулась она. - Ты присядь пока... Принести воды?..
- Не надо. Я сам в состоянии дойти до кухни, - хмыкнул он. Рита только пожала плечами и вернулась к своей сумке.
Вилле, зайдя в кухню и даже не потрудившись зажечь свет, в тусклом свете пробивающихся с улицы электрических лучей фонарных столбов, сел на стул, закурил, взял было бутылку с водой, но потом вновь отставил ее, так и не сделав ни единого глотка.
Докурив наконец свою сигарету, он вернулся в гостиную. Риты там уже не было, очевидно, она уже собиралась наверху. Было очень тихо, пустынный дом сейчас казался ему слишком большим и слишком тихим...
Он съежился и зябко дернул плечами и накинул валявшийся на подлокотнике дивана плащ. Ну вот опять, срываются с места и вынуждены убегать не зная куда, не зная - к чему... Вилле уже перестал задумываться о том, по какой причине это все происходит, из-за чего все это. Просто он знал, что это так и теперь приходится делать то, что они делают...
Слишком тихо... Его угнетала эта тишина. Этот дом всегда хранил тишину - его не удивило бы это, но сейчас она была особенно гнетущей и тягостной, словно густой. Он беспокойно оглянулся по сторонам, не в силах понять, что же творится. Или это опять его больное воображение дает о себе знать?
Не было никаких поводов для беспокойства - абсолютно никаких! - но почему он ощущал, как все чаще его окатывает ледяными волнами страха. Нет, это неспроста... Он поднялся и подошел к окну. На улице - тишина, ни единой тени, ни единого движения... И это еще больше усилило его и без того все нарастающую тревогу. Все это напоминало затишье перед бурей. Почему ему так казалось - он никак не мог понять. Просто чувствовал тревогу и все нарастающее волнение.
Он вновь присел на диван, отойдя от окна. Спустя мгновение на крыльце раздался тихий глухой стук... Шаги? Или опять ему кажется? Вилле, и злясь на самого себя за излишнюю пугливость, и все больше беспокоясь, снова поднялся с дивана.
- Рита! - позвал он, глядя наверх, на лестницу. Через мгновение послышались быстрые шаги, и появилась Рита, все в том же легком платье, на ходу пытаясь надеть пушистый смешной белый носок.
- В чем дело, Рыжий? Ты чего такой взъерошенный? Случилось чего?
- Н-нет... - он, снова прислушавшись, мотнул головой. - Просто...
- А что ты меня звал? - нахмурилась она, наконец справившись с носком. Вилле только нервно отмахнулся, но Рита все равно спустилась вниз. Смятение на его лице передалось и ей.
- В чем дело-то? - она оглянулась по сторонам, словно надеясь увидеть причину его беспокойства.
- Не знаю... - сдавленно проговорил он. - Что-то не нравится мне...
- Что?
- Не знаю... Ты ничего не слышишь?
- Нет... - она удивленно посмотрела на него. - А что я должна услышать?
- Нет... Не услышать... - поправился он. - Не чувствуешь ничего... странного?
- Вилле, ты опять за свое?! - возмутилась она. - У тебя вечно за каждым углом по снайперу, которому ты заказан...
- Нет... нет! - он резко обернулся к двери. - Рита, уйди наверх!
- Что? Зачем? Вилле, я не поня...
Вилле схватил ее за плечи, развернув так, что она оказалась у него за спиной. Вовремя - что-то оглушительно грохнуло снаружи, на крыльце. С потолка посыпались куски цемента и пыль.
- Вилле! - взвизгнула Рита в следующую секунду, когда входная дверь с треском и дождем кирпичной крошки вылетела из косяка. Их обоих словно ударила невидимая и упругая стенка, но благодаря тому, что Риту заслонила спина Вилле, она удержалась на ногах.
Когда еще не успела осесть пыль, Вилле различил, как в открывшийся пролом скользнули несколько теней. Сообразить, что происходит и что делать он уже не успел - отовсюду заполыхали яркие вспышки. Рита закричала, когда одна из вспышек пролетела рядом с головой Вилле. Начался настоящий хаос - ничего не было видно, нападавших скрыли всполохи света и пыль, вспышки рикошетили о стекла, крошили стены. Запахло гарью. Кто-то закричал, Вилле увидел, как к ним метнулись несколько силуэтов - быстрые легкие тени. Оттолкнув Риту назад, Вилле вскинул руки, хотя и знал, что остановить их он вряд ли сможет - к нападению наверняка готовились, выжидали, пока опустеет дом, пока они останутся одни... Получилось лишь отчасти - он смог только на мгновение заставить их замешкаться в попытках преодолеть невидимую волну. Сорвавшиеся вместе с ней со столов и полок книги, подсвечники, картины и посуда одним сплошным вихрем понеслись вперед, ударяя наподдавших. Но те либо увертывались, либо просто отбрасывали их в сторону, и это не дало Вилле много времени...
Рита, отскочив, попыталась обездвижить хотя бы одного, но ничего не получилось - то ли ее магия была слишком слаба, либо они ожидали этого и вовремя успевали защититься. Стало понятно, что продолжаться все это будет недолго - вспышки стали прицельнее. Комната потонула в пыли, грохоте падающих вещей. От вспышек ни Рита и Вилле, ни сами нападавшие не могли ничего разглядеть.
Ее сбило с ног, и она даже не успела понять, почему. Из хаоса прямо перед ее глазами выплыл вдруг темный силуэт. Где-то, словно очень-очень далеко, раздался крик Вилле, но она уже не смогла различить слов. Все резко стихло. Она поняла, что что-то произошло... Потом где-то внутри маленьким костерком разгорелась боль, все больше и ярче... В груди несколько раз раскатисто прогрохотало... И, наконец, словно взорвавшись, боль заполнила ее всю, до кончиков пальцев, пробежав, словно поток кипятка по венам вместо крови... И осталась бурлить, заставляя закричать от боли, а потом - оборвать крик, потому что от него словно стало еще хуже...
Это было странное ощущение - чувствовать, что твое сердце уже не бьется, что ты уже не дышишь... но еще живешь. Последнее, что она увидела - это полные ужаса глаза Вилле, возникшего на мгновение в перед ней, ее открывшиеся в беззвучном для нее крике губы... Она хотела что-то крикнуть в ответ... или хотя бы прошептать... Но умерла прежде, чем слова успели вырваться из груди...
Вилле бросился вперед, не обращая уже внимания на бегущих к нему людей и летящие над головой вспышки, видя, как Рита упала, зайдясь в крике. Но тут его самого внезапно ударило в спину... Он рухнул на пол, ослепнув от жуткой, нечеловеческой боли - ему в спину словно вонзили толстый раскаленный прут, и теперь он крошил позвонки, разрывал плоть... Он ощутил вкус крови, почувствовал, как она хлынула из горла. Горячий ручеек пробежал по щеке... А потом он в смутной алой мгле разглядел, точнее, случайно уловил, как над ним на мгновение склонились какие-то люди, его вздернули вверх, понимая на ноги. Он закричал от боли, судорожно забившись в их руках.
- Идиот! - рыкнул кто-то слева. - Зачем ты прикончил девчонку?! Как мы будем это объяснять?!
Кто-то, кажется, что-то ответил, но Вилле уже не слышал. Убили... Убили?! Она мертва?! Что?.. Нет... Вилле попытался вырваться, не в силах от боли даже вздохнуть, но думал сейчас только об одном... Она не может умереть! Не может...
Второй удар тупым прутом в спину, и не осталось больше даже и этого. Только в ушах звенел его собственный исступленный крик, постепенно гаснущий во тьме, которую его мозг породил себе сам...

8

Глава 11
Он долго не мог понять, что происходит. Сквозь сомкнутые веки глаза невыносимо слепил слишком яркий, чтобы выдержать, алый пульсирующий свет. Не было слышно ни одного звука, а из чувств осталось только осязание - пальцы ощущали прочную грубоватую ткань под собой. Вилле чуть повернул голову, и это движение отозвалось болью в каждой клеточек тела. Значит, он жив - сделал он вывод. Раз есть боль - значит, жив... Только вот что произошло? И где он? Вилле сделал чудовищное усилие и приоткрыл глаза. В первые мгновения ничего не увидел, но потом из дымки начали выплывать очертания серой комнаты. Это еще больше озадачило его. Он попытался приподняться, но в спине, где-то в пояснице, что-то звонко хрустнуло, будто там сломалось что-то твердое, и теперь его обломки острыми краями впиваются в плоть, разрывая ее, как тупые зазубренные ножи... Он рухнул обратно, хрипло вскрикнув.
Вилле закусил губу - от боли исчезли очертания комнаты, все стало темным и колышущимся. Он никогда не думал, что человек может испытывать такую боль... Только бы сейчас отключиться, провалиться в забытье, только бы прекратить это...
Постепенно боль перестала быть такой резкой, она сменилась тупыми тянущими толчками; кости ныли... Он прикрыл глаза. Он никак не мог понять, что происходит - где он и что с ним. Но из-за этой жуткой боли он не мог ни на чем, кроме нее, сосредоточится... Он стал вспоминать, почему же...
Перед глазами вдруг встала четкая картина, легко затмившая собой боль, потому что она была с сотни, тысячи раз хуже и мучительнее любой боли, любых пыток... Он увидел ее фигуру, скорчившуюся на полу, вновь услышал ее отчаянный полный боли крик и непонимающий, обиженный и умоляющий взгляд, который он успел уловить за секунду до того, как ее глаза закрылись... навсегда.
Он снова попытался вскочить, словно эта мысль вонзилась в него тучей острых ножей, и он хотел только одного - убежать от этого, скрыться... Где угодно, как угодно... Только бы прекратить это... Но боль снова свалила его в постель, и не только боль - он понял, что даже пытаясь ее превозмочь - подняться не сможет, физически не сможет, он перестал вообще что-либо чувствовать, осталось только затуманенное сознание, над которым с каждой секундой боль приобретала все большую власть...
Он же знал, он чувствовал, чем это кончится! Он не смог уберечь ее... Случилось самое страшное... То, что не должно было случиться, не имело права на это... И почему тогда забрав ее - ту, которая ни в чем была не виновата, оставили его? Зачем? Почему не убили сразу?!
Лязгнула дверь, больно резанув по раздраженному слуху. Какой знакомый звук... Он уже определенно знал его, слышал раньше. К нему приблизились два силуэта. Вилле вскинул руку, скорчившись от боли - даже это далось с трудом. Но фигуры даже не пошатнулись, никак не отреагировали. Его рука бессильно упала на простыню. Теперь он точно знал, где находится - опять на тюремном форте... Так же лязгающие двери и антимагическое заклинание... Прежде чем он успел подумать хотя бы что-то еще, один из силуэтов уже успевший приобрести облик немолодого мужчины в форме, ухватил его руку. Вилле почувствовал болезненный укол, когда иглу шприца вогнали в руку целиком. Он хотел что-то сказать, спросить... Но не смог издать ни звука. Через мгновение, ни сказав ни слова, силуэты удалились. Дверь лязгнула снова, и снова наступила тишина. И Вилле начал чувствовать, что сознание постепенно заволакивает туманом, зрение начинает отказывать... Он все еще пытался сопротивляться, но вскоре все же провалился в забытье, напоследок успев подумать - а чего он сопротивлялся? Ведь забытья и хотел...

***

Таких пробуждений было очень много. Но как только он приходил в себя, через несколько минут непременно являлись те же два человека, что-то ему кололи - и вновь отключался... Зачем все это делали, он не знал, да и не задумывался - просто не было времени и сил... Он не знал, сколько это продолжалось - несколько дней, неделю? Две? Счет времени он давно потерял. Что с ним будет дальше - он тоже не знал... Впрочем, не особо и интересовался... Словно он ехал в лифте - чувства, словно люди - входят и выходят, без следа - он их не больше вспоминает, а он все движется... вниз... Как же он жалел о том, что приговор не успели привести в исполнение, проклинал Дракулу за то, что он подстроил этот побег... Проклинал охранников, которые не пристрелили его тогда...

Новое пробуждение его удивило - к нему не приходили уже, наверное, полчаса, не вкололи, как обычно, какую-то дрянь, от которой он мгновенно отключался... Вилле был одновременно и рад этому, и нет. Снова вернулась боль и тяжелые мысли... Зачем-то ему захотелось встать, хотя он и знал, что боль будет дикой, если он попытается хотя бы двинуться. Но он все же, стиснув зубы, чуть приподнялся на локтях. Снова послышался хруст, от которого по спине бежали мурашки. И снова та же жаркая режущая боль... Но он заставил себя терпеть. Несколько мгновений пробыв в таком положении неподвижно, он еще чуть приподнялся. Как же больно... Но почему? Что с ним такое? Он удивился этой своей мысли - впервые он спросил себя о себе же... Получается, ему еще не совсем стало все равно, что же с ним будет... После нескольких попыток, стараясь подавить рвущийся наружу стон, он даже сел на постели. Боль была страшной, вернулось ощущение, что в позвоночник ему вогнали раскаленный прут. Он покачнулся, и едва удержался, вцепившись руками в край постели.
Немного придя в себя, он, стараясь не делать резких движений, он поднялся на ноги. Держась дрожащей рукой за спинку кровати, он надолго замер, боясь двинуться. Как ни странно, боль не усилилась, но стоять было тяжело - подкашивались ноги. Потом все же решился сделать шаг. И так, держась за стену одной рукой, чтобы чувствовать хотя бы что-то похожее на опору, добрался до окна.
Ненавистное море... Опять оно здесь и опять оно издевается над ним! Вилле резко отвернулся, и тут же пожалел об этом - все взорвалось болью. Уцепившись рукой за решетку, он все же устоял на ногах, стараясь не смотреть за окно.
Ну вот, о нем все-таки вспомнили. Дверь распахнулась, вошли трое. Как всегда, в форме.
Вилле невольно шагнул назад.
- Хм... Вот как... - усмехнулся один из них, по виду - старший, его форма отличалась от других. - Давайте, забирайте его.
Двое остальных молча подошли к нему, крепко взяли под руки. Влекомый ими к выходу, Вилле, покорно двинулся за ними. Идти было больно, каждый шаг отдавался резью в спине, в глазах мутнело, но он не издал ни звука. Куда его ведут - не смотрел, да и не задавался такой целью. Шли совсем недолго, и наконец они оказались в небольшой комнате. Когда Вилле оглядел ее, то все сразу встало на свои места - в углу, перебирая в руках какие-то бумажки, стоял Грегори. Увидев Вилле, он, чуть прищурившись, оглядел его с головы до ног. Вилле только угрюмо смотрел ему в глаза, но не увидел в них ни единой эмоции. Впрочем, долго ему смотреть на Грегори не пришлось, потому что его самого тут же усадили в какое-то кресло.
В комнате помимо Грегори находилось еще несколько человек. Охранники разошлись по углам. Грегори махнул кому-то рукой, и к Вилле подошел какой-то человек. Все происходило в абсолютном молчании, никто не произнес ни слова. Вилле почувствовал неприятное покалывание в солнечном сплетении... Почему-то ему стало страшно. В руке у подошедшего возник шприц, еще один человек, подойдя, ухватил руку Вилле и закатал рукав. Вилле понял, что сейчас произойдет. Он словно в ступоре смотрел, как игла вонзилась в и без того уже исколотую вену, вокруг которой расплылся огромный синевато-желтый кровоподтек. Он почувствовал запоздалую боль и чуть вздрогнул. Человек вытащил иглу, и Вилле пару секунд неотрывно смотрел, как по коже бежит тоненький алый ручеек. Он ожидал, что сейчас снова отключится - ведь за такими уколами обычно следовало это... Но на этот раз все было не так. Через мгновение он почувствовал, как все его тело расслабляется, обмякает в кресле. Ушла боль, накатило неожиданное блаженство и уют... Но он все равно чувствовал смутную тревогу, и изо всех сил сопротивлялся... Но безуспешно... Сознание заволокло туманом, поглотившим все - чувства, боль... Вилле вдруг понял, как же ему на самом деле сейчас хорошо и уже сам поддался воле этого мягкой, обволакивающей дымки.
Но его опасения подтвердились. Голос, словно порыв ветра, раздернул завесу, стоящую перед глазами своим грубым, раздирающим слух звуком.
- Что ты знаешь о Книге?
Вилле тут же понял, что это на самом деле - допрос. Но эта мысль тут же улетучилась - и снова стало так хорошо, так спокойно... Да он все что угодно расскажет за такое блаженство, за избавление от боли...
- Что ты знаешь о книге? - повторил голос. Знакомый отвратительный голос Грегори показался ему вдруг великолепной музыкой... Но проблема в том, что он не может ответить... Не может, потому что не знает... Ничего не знает об этой книге...
- Я... я не знаю... - тихо проговорил он. Язык не слушался, слова с трудом срывались с губ, будто он уже засыпал...
- Говори, что ты знаешь о ней! - повторил голос.
Да как они не понимают... Он не знает, что это за книга... Сказал бы, но не знает...
- Я и правда не знаю... - прошептал он. - Я не знаю...
- Черт, неужели не действует? - раздался голос совсем рядом спустя некоторое время, прошедшее в абсолютной тишине, никто не произнес ни звука. Вилле прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла. - Вколите еще!
- Нет, нельзя! Передозировка может плохо для него кончится...
- Колите, я сказал, - рявкнул второй голос.
Вилле нимало не обеспокоился этими словами, и даже на повторный болезненный укол воспринял как лишь легкое холодное прикосновение. Еще несколько секунд - и он почувствовал, что опускается словно во что-то вязкое и теплое. Теперь он уже не чувствовал ничего, голова стала абсолютно пустой, никаких мыслей и ощущений... И потом он расслышал с трудом пробивающийся в его сознание голос Грегори, повторяющий опять все тот же вопрос о книге.
- Я не знаю... - выдохнул Вилле и почувствовал, что сознание начинает медленно покидать его. И правда, он, похоже засыпает. Просто засыпает... Как же хорошо...
- Где книга? - уже намного громче повторил голос. Вилле на краю сознания почувствовал, как кто-то трясет его за плечо.
- Я... я не... - только и смог проговорить он, и почувствовал, как медленно проваливается в пустоту. Кажется, его снова потрясли, но это не помогло.
- Похоже, он действительно не знает... - проговорил кто-то. - После такой дозы сопротивляться не сможет никто. Все, оставьте. Это бесполезно - он не знает.
Вилле тихо вздохнул. Смысл сказанного дошел до него с большим опозданием.
- Хорошо... Но у меня еще много вопросов к нему...- хмыкнул Грегори. - Где артефакты?
Вилле понял, что этот уже адресовано ему.
- В Хелланде... - тихо проговорил он, так и не открывая глаз.
- Где именно?
- Не знаю...
- Я не могу поверить, что он ничего не знает! - воскликнул Грегори, обращаясь к кому-то из стоящих в зале. - Это невозможно...
- Как видишь, это правда... - проговорил чей-то незнакомый голос. - Он ничего об этом знает. Все это было зря...
- Отлично! - прогремел где-то над самым ухом голос Грегори. - Потом мы еще этим займемся... А с тобой бы мне хотелось поговорить... - Вилле ощутил, как кто-то взял его за подбородок и вздернул его голову вверх. Вилле приоткрыл глаза, и в дымке различил лицо Грегори. Вздохнул и снова опустил веки - ему было слишком хорошо сейчас, чтобы раздумывать о нем. - Считал, у тебя получится от меня сбежать, да? - прошипел он ему прямо в лицо. - Никуда ты не денешься... Ну, ничего...
Он отпустил его подбородок, и Вилле, будто лишенный опоры, откинулся на спинку. И почти сразу почувствовал чьи-то стальные руки, ухватившие его и поднимающие из кресла. На ногах держаться он почти не мог - его поддерживали, и он безжизненно висел между двумя охранниками. Его выволокли из комнаты. Вилле, все еще пребывая в состоянии эйфории, не очень-то понимал, что происходит. Кажется, по дороге он несколько раз терял сознание, но почти сразу вырывался из темноты и зрение вновь выхватывало куски коридоров и залов, по которым его вели. Наконец он оказался в своей камере. А после того, как он рухнул на постель, он уже ничего не помнил.

***

Вилле натянул на ладонь рукав свитера, чтобы кисть была полностью скрыта, и ударил в стекло. С оглушающим звоном посыпались осколки. Свитер не помог - стекло легко распороло сплетение шерстяных петель, и вместе с осколками на пол падали теперь капли крови. Однако Вилле не обратил на это никакого внимания - он замер, чутко прислушиваясь, но похоже, звон стекла ни привлек ничьего внимания. Он глянул на свою руку - по запястью и ребру ладони вился длинный глубокий порез, кисть была испещрена еще множеством мелких царапин. Он стер рукавом выступающие ручейки крови, морщась от боли, потом присел, рассматривая горку осколков на полу, и взял один, особенно длинный и острый, как настоящий кинжал. Подобрав его, он снова прислушался - но за дверью было тихо.
Он вспоминал вчерашний допрос. Именно вспоминал, потому что все события вчерашнего дня были словно в дымке. Он с трудом вспомнил, как его привели в какую-то комнату, и Грегори спрашивал о книге... Но его заботил лишь один вопрос - откуда они узнали, что Вилле может что-то знать об этой книге? Неужели Адена все-таки...
Вилле тряхнул головой, отгоняя эти мысли. Какая уже разница? Он сжал осколок в руке, уже не боясь порезаться. Потом со вздохом стал раздумывать, хватит ли у него духу осуществить то, что он задумал.
По прежнему ему было неизвестно, что же с ним собираются делать, но ждать ему уже надоело. Возможно, от всего того, что на него свалилось, произошло полное отупение и отрешение от всего окружающего, поэтому и появилось такое желание помочь себе все это оборвать, а именно - привести в исполнение свой собственный приговор, который он вынес сам себе, но, впрочем, ничем не отличающийся от приговора, вынесенного им судом полтора месяца назад. Он просто хотел умереть, не объясняя себе зачем и почему и стоит ли, возможно, действительно поступая очень глупо, а возможно, просто подсознательно понимая, что осуществить задуманное, возможно, у него не хватит духу, он просто испугается...
И сейчас он держал осколок в руке, чувствуя, что он прилипает к коже, потому что был залит уже загустевшей кровью. Его передернуло - ощущение было противным, а потом он вспомнил, что вообще боится крови... Но продолжал сжимать осколок в руке. Он боялся, что кто-то может помешать тому, что он задумал, хотя была уже ночь. Он сел на постель, но слишком неосторожно - что-то опять хрустнуло в позвоночнике, обдав его резкой горячей болью. Он с минуту не решался двинуться, приходя в себя, потому что сразу, как и было всегда после подобного, темнело в глазах и почему-то подкатывали приступы тошноты. Однако на этот раз все обошлось.
Он снов глянул на осколок в своей руке. В местах, где края стекла соприкасались с кожей, выступила кровь. Он ослабил пальцы, словно только сейчас почувствовал боль.
Нет, было слишком страшно... Он боялся, элементарно боялся. Он пытался заставить себя поверить в то, что единственное, что может ему помочь, но все равно боялся и никак не мог пересилить страх. Пытался заставить себя убить себя же. Он говорил себе, что возможно, если это все не вранье про призраков и параллельный мир, то он отыщет ее там... Что тогда они будут возможность быть вместе в том жалком подобии существования... Что он воскреснет там... с ней...
Осколок вдруг выпал из его руки и со звоном разлетелся об пол. Пораженный собственной мыслью он остекленевшим взглядом смотрел на блестящие брызги у себя под ногами. Как же он сразу не додумался. Идиот!!!
Он вскочил, словно не почувствовал снова взорвавшейся в спине боли. Идиот, совершеннейший идиот!!! Как же он раньше не подумал о книге!!! Ведь есть шанс, пусть ничтожный и смутный, но все же есть... Что он сможет вернуть ее! Сможет воскресить ее с помощью той самой книги... Но нужно найти ее. Но как? Сидя здесь он точно не сможет ничего сделать...
Вилле метнулся к окну в непонятном порыве. Как, как отсюда выбраться?! И Дракула ничего о нем не знает, вряд ли кто сможет помочь...
На него накатило вдруг отчаянье, затмившее вспыхнувшую было надежду. Он со стоном сполз по стене, обхватив голову руками и чувствуя липкую кровь уже и на щеках. "Не выбраться... Мне не выбраться отсюда..." - едва не вслух простонал он.
Он закусил губу, сильно, почти до крови, едва сдерживая вой, который рвался наружу в порыве отчаяния. Такой безысходности он еще никогда не чувствовал. Словно он сейчас во второй раз уже потерял ее, не зная способа, как добраться до той единственной маленькой надежды на ее возвращение... Это было словно прекрасный сон, в котором исполнились его все мечты, но он проснулся и оказалось, что это лишь сон... Но он ни за что не хотел это признавать и позволять себе поверить, что это на самом деле так... Он, заставив себя успокоится хотя бы немного, поднялся на ноги и оглядел свою камеру так, будто она была виновата во всех его несчастьях. Что ему делать, он по-прежнему не знал, хотя в постепенно проясняющейся голове у него уже выстраивалась определенная картина.
- Что ж... Один раз отсюда я уже сбежал... - нервно усмехнулся он сам себе. Потом глянул на свои изрезанные окровавленные руки, и тут же отвел глаза.
Теперь он почему-то точно знал, что ему делать. Будто кто-то подсказал ему. Знал что, но не знал как. Знал, что ему нужно просто переместиться, переместиться куда угодно, только подальше отсюда, сломав эту защиту, это антимагическое заклинание... "Если говорят, что я обладаю такой уж большой силой... Вот и пришло время проверить, какова она на самом деле..." - проговорил он про себя. Он знал, что сейчас он слишком ослаблен, знал, что может не получиться... Что он не имеет понятия, что делать... Но уже мало придавал этому значение.
Он прикрыл глаза, собираясь с мыслями. Надо попробовать сначала сделать что-нибудь простое... элементарное... И если получится это, то треснувшую защиту он сможет сломать окончательно. И поэтому решил начать прямо сейчас. Он оглядел комнату в поисках предмета, который можно было бы попытаться сдвинуть с места с помощью магии. Его взгляд упал на подушку - она более чем хорошо подходила для этой роли.
Вилле подошел чуть ближе, словно ничтожно уменьшившееся расстояние могло ему помочь и внимательно глянул на подушку, вспоминая свои ощущения во время того, как он обычно применял магию. Но дело в том, что как раз применял он ее всегда мало об этом задумываясь, и никогда не задавал себе вопросов - как? Хотел что-то сделать - и делал... А теперь? Осталось только предположить, что сейчас надо попробовать ровно наоборот - то есть именно задуматься о том, что он хочет сделать.
Прикрыв глаза, он сосредоточился на том, что хочет сдвинуть с места эту подушку. Но ничего не произошло. Совсем ничего...
Прошло минут десять, а он все пялился на эту несчастную подушку, чувствуя, как внутри вновь вскипает ярость. Ничего не получалось, хотя он чувствовал, что начинает выбиваться из сил. Значит, магия была, значит, он ее использовал! Но почему-то она не действовала... Снова и снова он пытался сдвинуть ее хотя бы на сантиметр, хотя бы, чтобы она шелохнулась... Но опять же с нулевым результатом. Вконец взбесившись, он схватил ни в чем ни повинную подушку и швырнул ее об стену.
- Черт! - злобно выдохнул он, едва сдержав крик - его могли услышать. - Черт!.. Да двигайся ты!
Подушка лишь насмехалась над ним, ярким пятном белея в тени стены. Вилле бросил на нее еще один яростный взгляд. Ну неужели эту защиту невозможно сломать?
Вилле сел на постели, ненавистно глядя на подушку, на это окно, дверь... Все, что здесь находилось - все это было во вред ему... Он опустил взгляд на белое пятно у стены, сосредоточенно нахмурился, снова пытаясь заставить его шевельнуться.
- Двигайся... - взмолился он. - Ну давай... Пожалуйста!..
Но подушка оставалась нема ко всем его действиям и тем более словам.
Что же делать? Если бы он знал, как... Если бы знал, какое заклинание может ему помочь...
Но сдаваться ему не хотелось. Сев прямо на пол, по привычке облокотившись о стену, он снова посмотрел на подушку, лежащую напротив. И ударил ее настолько сильно, что, скорее всего магии, которую он на это направил, хватило бы, чтобы без труда разнести стену этой тюрьмы. И снова ничего! И только чувствовал все большую усталость. Он уронил голову на колени, пытаясь немного прийти в себя, но через минуту повторил свои попытки. Подушку сдвинуть он больше не пытался, он просто выплескивал раз за разом волны магии, уже напрямую пытаясь сломать защиту, уже не тратя силы, которых и так не было, на эту подушку. В его голове не было определенной цели теперь - что-то сдвинуть или переместить, а просто - сломать ее, неважно как, но сломать... Из этого не получилось тем более ничего, и спустя час он уже едва сумел найти в себе силы хотя бы подняться на ноги. Немного отдохнув, он теперь действовал по другой тактике - задался целью, что сможет сломать заклинание, попробовав переместиться. Но мало того, что он не знал, как преодолеть антимагический барьер, так он еще и вообще не знал, как перемещаться. Он не сомневался, что в обычной обстановке у него бы получилось, он мог бы научиться, но сейчас... Он раз за разом, чувствуя, как с каждой попыткой все больше слабеет. В очередной раз попытавшись подняться, он лишь со стоном вновь сполз вниз по стене, у которой сидел - он был слишком измучен... Но он ни за что не хотел прекращать свои попытки, хотя у него едва хватало сил, чтобы хотя бы просто поднять руку.
Он, держась за стену, кое-как поднялся на ноги и, пошатываясь, добрел до постели. Он знал, что все делает не так, знал, что лишь в пустую тратит силы, но другого выхода у него не было. Ему нужно только немного отдохнуть...
Он не хотел засыпать, боролся со сном, как мог, но все равно уснул. Это даже был не сон, а чуткая тревожная дрема, сквозь которую он спустя некоторое время почувствовал, как дверь с лязгом отворилась. Он открыл глаза и убедился, что слух его не подвел - в его камеру вновь входил тот же охранник, который вчера вел его на допрос. Только сегодня он почему-то был один.
Вилле вскочил было, но боль в спине, о которой он совсем забыл, тут же свалила его обратно. Охранник подошел к нему, непонимающе глядя на разбитое стекло и окровавленные руки Вилле, но промолчал.
- Давай, поднимайся... - бросил он. - Пошли.
- Куда? - Вилле, кривясь, все-таки сел на постели. "Только бы опять не допрос..." - взмолился про себя он - "Я не вынесу больше!.."
- Куда и вчера... - но охранник подтвердил его догадки.
"Нет, нет..." - уже запаниковал про себя Вилле. - "Только не это!.."
Охранник, словно не замечая отчаянья на его лице, молча подошел и взял его под локоть. Вилле, в панике переводя взгляд то на охранника, то на дверь, ни за что не хотел даже двигаться с места.
- Давай, давай... - они подтолкнули его к выходу. И тут Вилле озарило. Он никогда не пытался пользоваться чужими артефактами, кроме серебряного жезла, но сейчас это было его единственным шансом - с артефактом его сила будет еще больше. Только вот какой артефакт у этого охранника?..
Вилле повезло, что охранник был один. Пользуясь тем, что он возился с ключами, Вилле, не осознавая еще, что он делает, будто это кто-то другой управлял им, подскочил к нему сзади.
Для охранника сегодня был явно неудачный день. Он никак не ожидал, что этот заключенный сможет оказать ему какое-то сопротивление. Но вышло именно так. Вилле с быстротой молнии оказался у него за спиной и вырвал из кобуры его пистолет прежде, чем тот успел хотя бы двинуться. Вилле никогда не приходилось иметь дело с оружием, но сейчас это имело небольшое значение. Он просто поднял пистолет и прежде, чем охранник повернулся, приставил его к его затылку. Почувствовав упирающийся в его голову ствол, тот замер. Ключи так и остались торчать в замочной скважине.
- Не делай глупостей... - произнес охранник. - Тебе это дорого обойдется!..
- А что мне терять? - Вилле сглотнул, стараясь, чтобы голос его не дрожал так явственно. Боялся он сейчас не меньше этого охранника. - Давай, ты мне поможешь. Как снять антимагическое заклинание?
- Что?! - опешил охранник, пытаясь обернуться, но Вилле напомнил ему о существовании пистолета в своей руке сильным толчком. - Это невозможно! Это заклятие охраняет тюрьму уже многие годы! Его нельзя снимать!
- Нельзя? Или невозможно?
- Нельзя... - пробормотал охранник. - Ты нарушишь...
- Ясно, ясно... Меня это не интересует! Ты знаешь, как его снять?
- Нет.
- Как это - нет? - Вилле покрепче перехватил рукоять.
- Не знаю! - охранник запаниковал, чувствуя, как дуло все сильнее прижимается к его затылку. - Ты делаешь огромную глупость! - быстро заговорил он. - Ты что, думаешь, что тебе сойдет это с рук?!
- Не думаю... - выдохнул Вилле, облизнув пересохшие губы. Он и без напоминания охранника знал, чем это сейчас может кончится. - Я жду!
- Я не знаю! - завопил охранник. - Я не знаю, как его снять!
- Не думаю... - повторил Вилле, на его лице расплылась какая-то сумасшедшая улыбка. - Хорошо... Тогда мне нужен твой артефакт.
- Что?! - опешил охранник, все-таки повернулся и с ужасом уставился на искаженное безумием лицо Вилле.
- Я сказал - мне нужен твой артефакт! - рявкнул Вилле, толкнув его дулом. Охранник что-то испуганно забормотал.
- Зачем?.. Это не...
Вместо ответа Вилле снова ткнул его дулом пистолета. Охранник с присвистом выдохнул.
- Хорошо, хорошо... - видимо, Вилле сумел ему внушить, что его намерения более чем серьезны. - У нас у всех одинаковые артефакты... Наше оружие оно и магическое и... Его превратили...
- Ясно, - оборвал Вилле. - Значит, этот пистолет и есть артефакт? А откуда мне знать, что ты не врешь?
- Я не вру!..
- Хорошо... - выдохнул Вилле. Другого выхода, как поверить ему, у него не было. - Ты один пришел за мной?
- Да...
- И куда тебе было приказано меня отвести?
- В ту же самую комнату для допросов...
- Черт... Ты сможешь вывести меня в холл?
- Нет! Нет! - завопил он. - Там же всюду охрана!
- Ясно... Тогда... - Вилле, все еще прижимая дуло пистолета к его затылку, другой рукой взял его за плечо. - Не пытайся мне помешать, понял? А то ведь мне действительно терять нечего... Ты получишь свое оружие обратно прямо сейчас, если все получится...
Вилле заставил охранника отойти в дальний угол, а сам не сводил с него глаз - и дула пистолета. Почему он был уверен, что на этот раз у него получится, он не знал, но уверенность не покидала его. Охранник расширенными от ужаса глазами смотрел на Вилле, который нерешительно покрутил в руке пистолет и потом взял его обеими руками.
Вилле, не решаясь закрыть глаза, зная, что это даст шанс охраннику, сосредоточился на том, что хочет оказаться... неважно где. Главное, подальше отсюда. И там где ему смогут помочь... Хоть куда-нибудь... Точно, в Хелланд... Он даже не задумывался сейчас, как это далеко от тюремного острова, а просто хотел оказаться там... Представил, как объединяет воедино свою силу и силу артефакта...
Он не поверил сам себе, когда вдруг почувствовал, как металл нагревается в его руках. "Неужели... Неужели получается?!" - подумал он. И в ту же секунду ощутил, как сам с каждой секундой все больше слабеет, слишком, слишком быстро. Он напряг последние силы, но все-таки не удержался на ногах и рухнул на пол, все еще сжимая рукоятку пистолета. Краем глаза он увидел, как охранник вскочил и бросился к нему, и это словно придало ему сил. Вилле зажмурился, стиснул зубы и, когда уже почувствовал, что очертания комнаты начинают меняться, успел выпустить пистолет из рук. Но звона металла о каменный пол уже не услышал - потому что это уже было слишком далеко, и он сам медленно проваливался в черноту...



Глава 12

Он рухнул где-то с метровой высоты прямо на каменный пол. Приземление удачным назвать было нельзя, и поэтому он едва удержал себя на краю сознания, сдавленно вскрикнув от боли. А когда решился открыть глаза, то понял, что лежит на полу... прямо рядом с кафедрой, за которой, не в силах сдвинуться с места от шока, сидел Адамс. За партами с открытыми ртами замерли ученики, и первое движение, которое он увидел - это как со стула медленно поднялась бледная перепуганная Эшли...
Почти вместе с ней со стула вскочи Адамс и бросился к Вилле.
- О господи... - выдохнул он. - Вильгельм! Что... Что с тобой?! Как ты здесь оказался?!
- Я... я... они снова... мне нужно к Дракуле... - простонал Вилле, пытаясь подняться с помощью Адамса. - Они хотят оживить его... У меня мало времени... Они ведь будут искать меня здесь!
- Что? Кто? О чем ты?
Вилле хотел было что-то ответить, но чувствовал, что сознание вот-вот его покинет. Все поплыло перед глазами, в ушах зазвенело. Следующий вопрос Адамса он расслышал с трудом, так и не поняв его смысла, и все-таки лишился чувств.

Кто-то хлопал его по щекам - несильно, но отчего-то все равно больно. Очень долго он никак не мог открыть глаза, а когда наконец открыл, то увидел над собой встревоженное, даже испуганное - именно испуганное лицо Дракула.
- Вилле, ты слышишь меня? - он снова приложил ладонь к его щеке и Вилле чуть прикрыл глаза - холодное прикосновение было приятным, словно влажное полотенце на лбу при горячке. - Вилле, как ты? Что случилось? - его глаза беспокойно бегали.
- Все... все нормально... - закашлялся Вилле и попытался приподняться, но ему не позволили. - Влад... они... они...
Он хотел сказать о том, что собираются оживить Дориана, но из горла рвались совсем другие слова. Он закусил губу, чтобы сдержаться и не прокричать, а хотя бы просто тихо произнести их.
- Они ее убили...
- Что? Кого? - Дракула отнял ладонь от его щеки. - Вилле, да в чем дело?! Ты можешь мне сказать? Что с тобой? Винс, принеси воды! - бросил Дракула Адамсу, до этот молча стоявшему рядом с ними. Через мгновение тот передал Вилле стакан с водой. Вилле чуть приподнялся и наконец понял, что лежит на диване в кабинете Дракулы.
- Давай, давай... Пей... - кивнул тот. Вилле видел, как дрожала его рука.
Он взял стакан и опрокинул в себя его содержимое, кашляя и переводя дыхание, никак не находя в себе сил выровнять дыхание. И словно не замечал, что его руки трясутся гораздо явственней. Адамс забрал у него стакан, Вилле попытался еще раз ответить на вопрос Дракулы, но вместо слов получился какой-то сдавленный всхлип. Сейчас, в этой обстановке, в Хелланде, почему-то вновь вернулась острая боль потери, которая даже там, в тюрьме, в первые дни не была такой сильной... Тогда не было слез - а сейчас почему-то глаза начало щипать...
- Вилле, в чем дело?! - Дракула уже почти кричал. - Что случилось?
- Они ее убили... - и опять не слова, а какие-то судорожные полувсхлипы.
- Кого? Риту?.. - севшим голосом прохрипел Дракула, невольно отступая на шаг.
- Да... - Вилле спрятал лицо в ладони, стараясь не глядеть на руки, по локоть залитые кровью - только бы сейчас не видеть взгляда Дракулы! Послышался звон разбитого стекла - из руки Адамса выскользнул стакан.
- Что... Как...
- Они убили ее, понимаешь? Убили! - он все-таки сорвался на крик. - Они пришли за мной!!! Но убили ее!!!
- Вилле, прошу тебя, подожди! - Дракула кинулся к нему, видя, что он снова пытается встать. - Успокойся! Ты можешь сказать, что произошло?!
- ЕЕ УБИЛИ!!! - исступленно закричал он, отталкивая Дракулу и уже не в силах владеть собой. - Ее убили!!! Ты понимаешь?! Убили!!!
- Вилле, прошу тебя... Успокойся! - Дракула ухватил его за плечи, встряхнул, от чего Вилле болезненно вскрикнул, и заставил его посмотреть себе в глаза. - Успокойся... Я тебя прошу, успокойся и расскажи, в чем дело и как это произошло... - дрогнувшим голосом проговорил Дракула.
Некоторое время тянулось молчание, нарушаемое лишь прерывистыми полувздохами-полувсхлипами Вилле. Дракула, притягивая его к себе за плечи, крепко, но бережно держал его, хотя он и не пытался уже ни двинуться, ни хотя бы просто пошевелиться.
- Ну все, все... Все, Вилле... тише... - Дракула почти шептал. - Успокойся... Все нормально... Успокойся пожалуйста... Ты расскажешь мне, что произошло?
- Я не знаю, кто это был... - Вилле опустил голову, надеясь, что так он не увидит его взгляда. - Мы остались в доме... уже собирались куда-нибудь бежать оттуда... И пришли они. В нее попала белая вспышка, и она упала. А следующий луч ударил уже меня... А что было дальше, я не знаю... - монотонно, словно читал молитву, проговорил Вилле.
- В каком доме? Вилле, подожди, я ничего не понимаю... Я прошу тебя, расскажи все по порядку - с того момента, как ты... как ВЫ сбежали.
- Откуда ты знаешь, что и она...
- Я это сразу понял. Она исчезла, а вместе с ней - и ваши пегасы. Рита стащила у меня из кабинета карту, по которой, наверняка, и нашла Тюремный остров... Это трудно не понять...
- Если бы ни она, твой план бы не удался, а она сейчас была бы жива! - злобно выдохнул Вилле, но потом все-таки принялся рассказывать. - Мы прилетели в тот монастырь, о котором ты и говорил... А потом отпустили пегасов и укрылись у людей... У нее дома. А потом... потом она предложила нам переехать в их пустующий дом в пригороде. И мы переехали туда... Целый месяц все было спокойно... А потом... потом меня схватили...
- Кто? И как?
- Грегори... Он был там...
- Где?
- В ее городе!
- Черт... Наверняка там у него был твой след! Ты хочешь сказать, что видел его прямо на улице?
- Да! Я пошел за ним, и он вошел в какой-то старый дом... Совсем старый, уже полуразрушенный...
- Вилле, ты идиот! - покачал головой Дракула. - О чем ты только думал?!
- Теперь это разве важно? Он схватил меня там... И я... я кажется, был там дня два... Не помню... Влад, подожди! - вдруг закричал он. - Книга!!! Главное - книга!
- Какая книга?! - не понял Дракула.
- Книга, которая может оживить человека! Грегори хочет найти ее, чтобы оживить Дориана!!!
- Что?! Это же невозможно! Этой книги... Ее не существует!!!
- Существует! И ее ищет Грегори!
- Откуда ты узнал это?
- От Грегори... И Адены. Она помогла мне выбраться оттуда... сбежать... И она знает об этой книге, потому что она сама видела ее! И помнит мага, который создал ее и эту книгу!!!
- Что? Но... Нет, этого не может быть... Эта книга - легенда! Ее не...
- Ну как ты можешь мне не верить?! - взвился Вилле. - Что ты знаешь об этой книге?
- Не больше, чем ты. Темная книга... Макабрия... да, ее называют "Макабрия"... По легенде она способна оживить человека...
- Вот именно! - прервал Вилле. - Она существует, поверь мне!!! И я должен найти ее...
- Что? Зачем? - опешил Дракула.
- И ты называешь идиотом меня? - закричал Вилле. - Чтобы вернуть ее! Вернуть Риту, понимаешь?!
- Вилле, я понимаю. Но ты - нет. Ты говоришь вещи... которых просто не может быть! Этой книги нет!
- Есть! И я уйду искать ее, как только узнаю о ней хоть что-нибудь! Профессор Адамс... Где Адена? Вы не знаете, где она может быть? Она многого знает об этой книге и возможно знает даже, где ее найти!
- Вильгельм, я не...
- Винс, подожди. Вилле, я прошу тебя прислушаться к моим словам! Этой книги НЕ СУЩЕСТВУЕТ!!! Это легенда, пойми ты!!!
- Заткнись! - рыкнул Вилле, вконец взбесившись, и Дракула, как ни странно, умолк, хотя по выражению его лица нельзя было сказать, что он отверг свою версию. - Она существует! И ты понимаешь, что будет, если они ее найдут!? Если они его оживят?!
- Понимаю... - вздохнул Дракула. - Подожди... Успокойся, пожалуйста. - Видимо, он решил выбрать другую тактику. - Подождем пока говорить об этом. Расскажи дальше... Что было дальше?
- Мне помогла бежать Адена. - все еще тяжело дыша от злобы, продолжил Вилле. - Она была с ними, и Грегори ей доверял, но она помогала на самом деле мне. И вывела меня оттуда. Она сказала, что теперь меня будут искать, и нам надо скорее убираться из города... Но мы... - у него перехватило дыхание. - Мы не успели... Мы уже готовы были уйти. Но появились они. Прямо в доме...
- Кто? Ты видел когда-нибудь раньше этих людей?
- Нет... - Вилле покачал головой, закусив губу и стараясь не смотреть на застывшие ручейки крови у себя на руках.
- А Грегори там был?
- Нет...
- Хорошо... Что было потом?
- Я не знаю... Когда я очнулся... Я понял, что я опять в этой тюрьме... А дальше... Я не знаю... - он нахмурился. - Мне постоянно что-то кололи... И я, едва приходил в себя, сразу вновь отключался... потом был какой-то допрос... Мне опять что-то вкололи... И я не знаю... Было такое ощущение... Я отвечал на все, о чем они спрашивали, не сопротивлялся... Не хотел...
- Что? - Дракула вскочил. - Что тебе кололи?
- Я не знаю... - Вилле устало покачал головой. Дракула подскочил к нему и рывком закатал его рукав на правой руке, посмотрел на вену и не сдержал изумленно-возмущенного вскрика при виде огромного кровоподтека.
- Ты точно не знаешь, что это было?
- Нет...
- Черт... Я удивляюсь, как они тебя не прикончили... Что они у тебя спрашивали?
- Я почти ничего не помню... Они почему-то решили, что я знаю, где эта книга, спрашивали о ней... И об артефактах...
- Что ты сказал?
- То, что знаю... Что они в Хелланде...
- Что ж, тогда ты им несильно помог... - нервно усмехнулся Дракула. - Хорошо, что ты и правда не знал, где они... Ты бы не смог сопротивляться... Хорошо... Как ты оказался здесь?
- Переместился... Кажется... Я не знаю...
- Переместился, - кивнул Дракула. - Но откуда?
- Из тюрьмы...
- ЧТО?! - вскричали разом Дракула и Адамс.
- Из тюрьмы... - повторил Вилле, прикрывая рукой глаза.
- Но как... Там же защита...
- Да не знаю я, как я это сделал! - крикнул Вилле. - У меня был артефакт... Может быть, поэтому и получилось...
- Какой артефакт? - нахмурился Дракула. - Откуда?
- Когда... Когда за мной приходил охранник... кажется, опять на допрос... Я... Я выхватил у него пистолет... Спросил, может ли он меня вывести, но он сказал, что нет... слишком много охраны... Тогда я сказал ему, чтобы он отдал мне свой артефакт, а пистолет... он и оказался артефактом...
- Что? Ты чуть не пристрелил охранника?!
- Да не собирался я в него стрелять... - вздохнул Вилле, устало откинувшись на спинку. - Или ты думаешь, что он отдал бы мне артефакт просто так, если бы в его затылок не упирался ствол?
- Хо...хорошо... - запинаясь, проговорил Дракула. - Что дальше?
- Не знаю. Просто подумал... и переместился сюда... И все... А как я сделал это - не знаю...
- Подожди, ты что, хочешь сказать, что ты сломал антимагическую защиту и переместился сюда с такого расстояния?!
Вилле только промолчал, его совсем не заботил ответ на этот глупый вопрос. Он просто откинул голову назад - ему было очень, очень плохо, мысли путались, сердце, он только сейчас это понял, колотилось как сумасшедшее, к горлу подкатывала тошнота. Некоторое время в комнате царило молчание.
- Вот что, Вилле... Я вижу, ты сейчас не в очень хорошем состоянии... Тебе нужно отдохнуть... Идем в больничный корпус. А потом мы поговорим об этом еще... мне нужно все это осознать и обдумать...
- Что? Я останусь здесь?
- Да.
- Но меня же наверняка будут искать?
- Да, будут... Но теперь они не станут обыскивать каждый закоулок замка... Так что можно сказать, что пока ты тут в безопасности.
- Но постой... А как же книга? - Вилле занервничал. - Книга... Ее же нужно найти!
- Вилле, да пойми ты!!! Ее НЕ СУЩЕСТВУЕТ!!! - все-таки сорвался Дракула. - Понимаешь, это миф, выдумка!!! Ее нет!!!
- Скажи это Грегори! Ты думаешь, они стали бы искать какую-то мифическую...
- Вилле!!! Ее не может быть!
- Послушай меня... - Вилле сделал усилие и поднялся на ноги. - Она - существует. Она нужна МНЕ, ты понимаешь?!
- Я... я понимаю, что Рита... Но... Ты не сможешь ее вернуть... Ничто не может вернуть мертвого... - осторожно проговорил Дракула, наперед зная реакцию Вилле.
- Не сможет? - прохрипел он. - Вообще-то, знаешь что? Плевал я на твои "существует - не существует"... Я сказал, что буду искать книгу и найду, чего бы мне это не стоило!
- Послушай, Вилле... - вздохнул Дракула. - Хватит об этом сейчас... Тебе нужно отдохнуть... Сейчас же ты ничего не сможешь сделать... Я тебя прошу... Идем в больничный корпус... ты едва держишься на ногах... Вилле лишь вымученно вздохнул и вместе с Дракулой, который поддерживал его, вышел из кабинета. Когда они дошли до больничного корпуса, навстречу им вылетела миссис Дюраль, которая при виде Вилле сразу побледнела, как стена.
- Господи, да что же это делается?! - воскликнула она, бережно обнимая Вилле за плечи. - Опять!
- Миссис Дюраль, он... - начал было Дракула, но она даже не стала его слушать, смерив ненавидящим взглядом.
- Я вижу, что с ним! - раздраженно вскрикнула она. - До чего вы довели ребенка?! Знаете что? Идите-ка отсюда, я сама о нем позабочусь!
- Хорошо, - вздохнул Дракула. - Только у меня к вам одна просьба - проследите, чтобы он не покидал пределов своей палаты... Если ему вдруг вздумается поговорить со мной, то сообщите мне об этом, но его не отпускайте, хорошо? Я потом вам все объясню.
- Хорошо... - брюзгливо отозвалась главврач. - А теперь давайте, давайте... Идите отсюда.
Дракула молча развернулся и быстрыми шагами вышел из больничного корпуса. Миссис Дюраль, поддерживая пошатывающегося на ходу Вилле, привела его в одну из палат.
- Нет, ну что же это такое... Третий раз! - бормотала она. - О чем они только думают... Раздевайся, - обратилась она уже к Вилле. - Снимай свой плащ... И это рванье тоже снимай! - приказала она, глядя на его свитер. - Господи, что же это делается? Ложись скорее, дорогой...
***
Она просто стояла рядом с ним и улыбалась. Он не поверил своим глазам, но наконец отважился протянуть руку. Она была настоящая, живая. И засмеялась, глядя на его удивленно-радостное лицо... Он хотел взять ее за руку, но она отчего-то вдруг сразу посерьезнела и покачала головой, а потом пошла вперед, приказав ему идти следом. Он шел, не решаясь снова дотронуться и только смотрел на ее маячившую впереди тонкую фигурку. Кажется, они шли очень долго, и наконец перед ними появился какой-то серый камень - вырос, как из-под земли. Рита указала ему на него, Вилле глянул и понял - это надгробие, и на не высечено ее имя. Он вопросительно глянул на не: "Зачем оно тебе?". Она только вздохнула, качая головой, а том снова указала на серый камень, а потом - на что-то в пустоте, словно говоря: "Я здесь, а ты - еще там...". Вилле лишь на мгновение отвернулся, но когда снова посмотрел туда, где она стояла мгновение назад, то рядом с надгробием уже никого не было. Он в панике озирался по сторонам, но ее нигде не увидел. Звал - но кроме него его крик никто не слышал...
- Вилле... Вилле, тише, успокойся... - он почувствовал прохладную руку, легшую ему на лоб и резко распахнул глаза, тяжело дыша и чувствуя, как колотится сердце. Перед ним стояла встревоженная миссис Дюраль, положив руку на его горящий лоб. - В чем дело, дорогой? Ты кричал во сне, я подумала, что что-то случилось...
Вилле сглотнул, постепенно возвращаясь в реальность. Горькое, убийственное разочарование - сон, это всего лишь сон! - едва не заставило его застонать.
- Ты... ты звал ее, - тихо, осторожно проговорила миссис Дюраль. Вилле понял, что Дракула уже наверняка рассказал ей обо всем, что с ним случилось...
Вилле перевел дыхание и чуть приподнялся, облокотившись о подушки.
- Простите... я... я... не хотел... - пробормотал он.
- Дорогой мой, это ничего... проговорила она, а потом снова приложила ладонь к его лбу. - У тебя опять высокая температура... - отвлеченно покачала она головой и немного помолчала. - Рита... она... она снилась тебе, да?.. Я знаю, каково терять любимых людей... Тебе нужно просто пережить это... Ты еще прольешь много слез над ней... Но все равно это надо пережить...
Вилле вздохнул про себя - и она туда же! "Пережить"! Да что они могут знать? К тому же, еще рано ее оплакивать... Потому что есть шанс ее вернуть...
- Ты хочешь, чтобы я оставила тебя? - словно догадавшись о его мыслях, спросила миссис Дюраль, заглядывая ему в лицо. - Хорошо, разумеется. Я уже ухожу. А если что, я буду рядом, позови меня...
Она поднялась с постели и еще раз внимательно глянув на него, ушла. Вилле снова сполз на простыню, сжался в один комок, и стиснул руками край подушки, уткнувшись в нее лицом.
Во сне сегодня она пришла к нему впервые. И это было ужасно... Нет, не сам сон, а пробуждение и осознание того, что это лишь сон... Такое чувство у него уже было когда-то... И ему казалось, что это все было давно, очень давно, и в его памяти уже успело покрыться туманом...
Он долго лежал так, в каком-то отупелом ступоре вспоминая свой сон. Хотелось снова заснуть, но не для того, чтобы перестать об этом думать, а как раз наоборот, чтобы дать себе шанс вновь увидеть ее, прекрасно понимая, что когда проснется, снова испытает то уничтожающее чувство потери... Уже который раз...
В окно что-то стучало. Вилле сначала подумал, что это ветка - точно так же в их доме, он прекрасно помнил, его окно скреблась тоненькая веточка плюща, но потом он вспомнил, что находится чуть ли не на самом верху башни Хелланда, и, само собой, никаких деревьев тут не было. Он повернулся к окну, уже смутно догадываясь о том, что может там увидеть. И оказался прав - на подоконнике сидела Адена. Вилле подскочил, и снова, как всегда, скривился от дикой боли в спине. Адена прильнула к стеклу, с нетерпением ожидая, пока Вилле подойдет и откроет окно. Он никак не мог справится с задвижкой, но наконец отодвинул ее и распахнул окно. Адена запрыгнула в комнату.
- Вильгельм... что с тобой? - севшим шепотом приговорила она, хватая его за руки. - Что случилось?! Я едва нашла тебя!
- Что случилось? Ты спрашиваешь, что случилось? - он сглотнул, стараясь унять дрожащие всхлипы в голосе. - Ты разве не знаешь?..
- Что? Вилле, в чем дело? Я была в вашем доме... Но там... там... вы пропали, и я не знала, где ты и что с тобой!
- Со мной - ничего... Риту... убили...
- Что? Как... Вилле, но...
- Убили. Нас выследили... На следующий же день, уйти мы не успели...
- Я... я... - она посмотрела на него. - Я не знаю, что... Если ты думаешь, что это я вывела их...
- Нет, Адена, не ты... - он покачал головой. - Я знаю... Это не важно, как они нас нашли...
- Вилле, я не знаю, что сказать... Я даже подумать не могла, что они на это способны... Это ужасно... - она сникла, глядя ему в глаза и все еще не отпуская его рук. - Но... скажи, как ты оказался здесь?
- Я очнулся уже в тюрьме... Что было там - не важно... А потом переместился сюда...
- Но там же заклинание...
- Да... - он оборвал ее, замотав головой. - Прошу тебя, не спрашивай об этом... У меня уже нет сил объяснять все это... - он поморщился.
- Хорошо... Хорошо, как скажешь... Нет, я не могу поверить... - она покачала головой. - Не могу... Вилле, что же теперь...
- Для этого ты мне и была нужна... - вздохнул Вилле. - Мне нужно знать об этой книге все. Где она - самое главное.
- За тем, чтобы рассказать тебе это, я сюда и прилетела... Ты не поверишь, - она улыбнулась. - Книга - у вас на острове.
- Что?! - он подскочил. - Но... Где именно?
- Я не знаю точно. Это связано, кажется, в вашим лесом... Этот остров очень большой... И я пока не могу сказать тебе...
- Но почему у нас? Ведь есть и другие...
- Да. Но книга здесь. На этом острове издавна жили волшебники, он считается магическим центром... так что ничего удивительного. Я так и думала.
- А Грегори знает об этом?
- Нет, - она покачала головой. - И надеюсь, пока не догадывается. Но, ты сам понимаешь...
- Да! Мне нужно ее найти!
- Что? Вильгельм, зачем?
- Адена... - он поморщился. - Чтобы вернуть... ее...
- Что?.. Риту?
- Да... Я прошу тебя, помоги мне! Помоги мне найти ее! - взмолился он.
- Но... Вилле, милый, ты не понимаешь, на что идешь...
- Да мне плевать на это! Я верну ее, чего бы мне самому это не стоило! Ты поможешь мне, Адена? Я прошу тебя!
- Вилле, я хочу сохранить тебе жизнь... Неизвестно, что из этого всего может получиться!
- Я все равно прикончу себя, если не получится! - воскликнул он. - Если ты не желаешь мне помогать, то я уйду один! Я буду искать ее, пусть не зная где, но буду!
- Ты не понимаешь, что говоришь!.. - она покачала головой. - Но я вижу, что намерения твои более чем серьезны... Ты совсем еще молод, но ты уже пережил такое... Хорошо, я помогу тебе... Я и сама не знаю, где она... Но мы ее найдем.
- Адена, завтра я выберусь отсюда... Я возьму своего пегаса...
- Хорошо... Завтра ночью... Но разве тебе удастся так легко покинуть школу?
- Вряд ли так уж легко... Но пусть только попробуют меня удержать... Дракула не верит, что эта книга существует!
- Что? Кому как ни ему знать о ней все! - поразилась Адена. - Нет, он не мог...
- Он пытался убедить меня в том, что ее нет...
- Нет, он прекрасно знает, что это не так. Я Дракулу знаю уже довольно давно... Не так близко, как Эдварда... В смысле, Дориана... Но знаю. И про книгу он так зря... Хотя я, кажется, догадываюсь, в чем дело. Он лишь пытается убедить тебя, что книги не существует, чтобы ты не попытался ее найти. Наивно с его стороны, я вижу... - она улыбнулась.
- Один раз так уже было, - вздохнул Вилле. - Но ему это не помогло... Ладно, Адена, меня его мнение мало интересует. Я хочу вернуть Риту, и я это сделаю, чего бы мне это не стоило. Но постой... Ты знаешь о ней что-либо еще? Что нужно сделать, чтобы оживить...
- Кровь. Человеческая кровь...
- Значит, моя... - кивнул Вилле.
- Значит твоя, - усмехнулась Адена. - А кого ты хочешь воскресить, книга поймет сама... Больше я не знаю ничего... Но я думаю, если мы ее найдем, остальное будет уже не так сложно... А найти нам ее могут и помочь. Этот лес - не необитаемая пустыня... Хорошо, Вилле. Но сейчас мне нужно уходить. Скоро рассвет, а я могу не успеть... Завтра... Завтра твое дело - выбраться из замка и оказаться на опушке леса. Я тебя найду, не беспокойся...
- Хорошо, я понял... - кивнул он, глядя на Адену. Сейчас у него не было ассоциации, что перед ним стоит не человек, а лишь разумное существо. Он видел перед собой сейчас именно человека, женщину, такую же, как все...
- Ты умница, Вильгельм. - Довольно улыбнулась она кошачьей улыбкой, а слова прозвучали томно и ласково. - Ты даже не представляешь, насколько ты мне стал дорог. Я сама удивляюсь себе - говорю такое человеку! Никогда не думала, что мне придется такое испытывать. Ты какой-то особенный... И стал для меня теперь не просто еще один представителем человеческого племени, ты стал для меня много большим... Другом, наверное... Наверное, ты удивляешься, да? Слышать такое от зверя...
- Адена, а я только что как раз думал об этом, - он невольно улыбнулся и сам удивился своей улыбке, она была первой после смерти Риты. - Я почему-то перестал воспринимать тебя как... как...
- Как нечеловека, говори, не бойся, - с улыбкой кивнула она.
- Ну... да... В общем, ты поняла меня...
- Поняла. Это хорошо, и я очень рада этому. Иногда мне очень не хватает общения хотя бы с кем-нибудь... - она пожала плечами. - А ты еще совсем мальчик, а сумел привязать меня к себе. Тут, похоже, уже не важно, человек ты или кто. У тебя какой-то дар нравится окружающим... Людям, не людям - не важно... Ну все, Вильгельм, а то мы никогда не попрощаемся, - она отступила к окну. - До свидания... Я буду ждать тебя завтра.
- Хорошо... - тихо прошелестел его голос. Горгулья выпрыгнула в окно и тут же поднялась с потоками воздуха, с шумом раскрыв крылья. Вилле захлопнул рамы и сел на постель. Подумав немного, он сосредоточился, закрыв глаза. Интересно, перемещаться он и правда научился?
Открыл глаза он уже в своей бывшей спальне. Она была пуста, видно, сюда никого не подселили. "Никто не согласился" - удовлетворенно подумал Вилле, оглядывая комнату. Все здесь осталось по-старому... Его и ее вещи все на местах, только более-менее аккуратно разложенные. Видимо, здесь убирались - на мебели не было пыли... Вилле пришел сюда только для того, чтобы взять хотя бы какую-то одежду, но тут же понял, какой было ошибкой приходить сюда самому. К горлу подступил комок - он смотрел на ее вещи, на валявшиеся под постелью ее белые кроссовки и, на ее тетрадки, стопкой разложенные почему-то на его столе... Он заставил себя отвести глаза и не зацикливаться на всем этом, но получалось из рук вон плохо. Каждый предмет напоминал о ней. Это кресло перед камином - Рита всегда ругалась, когда он оставлял на нем свою гитару, и даже подсвечник на стене - он шатался, из него вываливались свечи, и Рита в конце концов замотала его скотчем. Куда ни глянь - каждый предмет норовил еще раз плюнуть ему в сердце безжалостным напоминанием о ней...
Вилле подошел к ее тумбочке с зеркалом. Там стояла шкатулка, всегда бывшая для него запретным предметом. Вилле с тихой улыбкой протянул к ней руку: "Считай, это в отместку за то, что ты нашла тетрадь с моими песнями", - подумал он и открыл ее. Но в шкатулке не было ничего, кроме каких-то цепочек, колечек и сережек. Скорее всего то, что она прятала там от Вилле, если вообще что-то прятала, она просто забрала с собой, когда сбежала... Вилле вынул маленькое тоненькое колечко из серебра - оно было безо всяких украшений, только с едва заметной узорчатой резьбой. Он вспомнил, что кольца Рита не очень любила, но вот это время от времени все же надевала.
Он вздохнул и надел кольцо на безымянный палец правой руки. Маленькое колечко налезло удивительно легко, и было ему, кажется, даже великовато. Наверное, все же нет, просто замерзли пальцы и это только кажется... Вилле закрыл шкатулку и пошел в свою половину. Покопавшись в шкафу, нашел приличную футболку и свитер. Тут же, сняв старую одежду, натянул их. Еще раз осмотрел комнату, вспоминая, что же ему может понадобиться. Но, так ничего и не вспомнив, снова прикрыл глаза, чтобы не прощаться с этой комнатой, переместился обратно к себе в палату. "Полезное умение..." - подумалось ему. - "Эшли повезло..."
Он решил, что самым правильным решением сейчас было бы уснуть... Пытаясь внушить это самому себе, он лег, но сон никак не шел. Забрезжил рассвет, и Вилле, глядя, как светлеет горизонт, почему-то начал чувствовать, как тяжелеют веки. А заснул он тогда, когда солнце уже совсем встало.
***
Вилле проспал весь день - сказалось его состояние. Правда, где-то после полудня пришел Дракула вместе с Лайт, безжалостно его разбудил, и Вилле снова пришлось в подробностях пересказывать все, что с ним произошло. Выслушав, они удалились - разговаривать о книге Дракула не пожелал, но а Вилле сделал вид, что угомонился и ничего искать не собирается - лишнее внимание было ему ни к чему. После того, как они ушли, он снова провалился в сон - и теперь почувствовал, что кто-то осторожно гладит его по руке.
- Вилле... - жалобно протянул чей-то тихий, почти плачущий голос. - Вилле...
Он распахнул глаза и прежде, чем человек, сидевший рядом успел отпрянуть, приподнялся и схватил его за плечо, резко притянув к себе. И в ту же секунду понял, что над ним стоит насмерть перепуганная Эшли.
- Прости... я напугала тебя?.. - пролепетала она. Вилле тут же выпустил ее, и, тяжело дыша, откинулся на подушки.
- Эшли... Черт, да! - выдохнул он, унимая бешено заколотившееся сердце. Что-то в последнее время он стал слишком дерганным... Похоже, он окончательно спятил... Так, неровен час, и вообще кого-нибудь прикончит с перепугу...
- Прости пожалуйста, я не хотела... - она снова погладила его по руке, виновато и умоляюще глядя на него, но в глазах все же сохранилась настороженность и испуг.
- Ладно, ничего... - он приподнялся, забыв, как всегда, что лучше избегать резких движений. И поэтому тут же зашипел от боли и упал обратно в подушки.
- Вилле, ты чего? Что с тобой? - перепугалась она.
- Ничего... Я уже привык... - немного придя в себя, он все же поднялся, стараясь быть осторожнее. - Что ты здесь делаешь?
- Я к тебе пришла... Как ты?
- Ничего, нормально... - вздохнул он.
- Я так испугалась! - пробормотала Эшли. - Когда ты появился... Ты был весь в крови, что-то бормотал, а потом потерял сознание... Как ты здесь оказался?
- С неба свалился... - буркнул Вилле - только бы не пришлось опять рассказывать, что там произошло!
- А где Рита? Она разве не с тобой была?
- Да... Была... - его голос задрожал.
- И где она?
- Эшли... Только... Я тебя прошу...
- Что? В чем дело? - еще не услышав ответа, они заранее понимала, что он скажет что-то страшное.
- Ее... ее... убили... - проговорил он.
- Что? О Господи, Вилле, нет... Только не это... - она прижала руки к лицу. Вилле только молчал, глядя на ее полные ужаса глаза, на которых заблестели слезы. - Кто? - всхлипнула она, едва сумев выдавить хотя бы это короткое слово.
- Люди, которые охотились за мной... Ее смерть была случайной...
- Вилле... я... я не... - она так и не смогла ничего произнести - ее душили слезы.
- Эшли, перестань реветь... - вздохнул он. - Иначе ты сейчас спровоцируешь меня на то же самое...
- Хорошо... - всхлипнула она, утирая слезы. - Что же теперь... Что же теперь будет?
- У меня есть шанс... вернуть ее... - проговорил он.
- Что? - она не поверила своим ушам. - Но... как?!
- Хорошо, я расскажу тебе... Ты знаешь легенду о древней книге, созданной давно сильным магом?..
- Ну, да... Вроде бы как... Только не помню, как называется... - задумчиво проговорила Эшли.
- Макабрия, - подсказал Вилле. - Книга мертвых. С ее помощью можно оживить... оживить человека...
Глаза Эшли загорелись противоестественным энтузиазмом.
- Что? То есть ты знаешь, где она?!
- Что? - нахмурился он. Не "Это невозможно!" или "Ее же не существует!", а "Ты знаешь, где она?!". Вилле удивило это - похоже, она не подвергала сомнению существование этой книги и была рада тому, что есть хоть какая-то возможность... И в то же время, удивлял этот ее вопрос. Словно она сама знала об этой книге, и вопрос заключался в том, чтобы ее теперь найти... Но Вилле решил не предавать этому значения, ведь сейчас ему было совсем не до того...
- Ой... То есть... - она замялась... - Ну то есть, ты хочешь... хочешь вернуть Риту с помощью этой книги?
- Да...
- И где она, эта книга?
- Я не знаю... - вздохнул Вилле. - И сегодня ночью я пойду ее искать...
- Что? Сегодня?!
- Да... Но не один, само собой...
- А Дракула знает об этом?
- Нет, само собой. И узнать не должен, хорошо?
- Хорошо, конечно...
- И еще... мне понадобится твоя помощь... Скажи, наши пегасы вернулись?
- Да. В тот же день, как исчезла Рита...
- Отлично...
- Вилле, я поеду с тобой! - вдруг выпалила она.
- Что? Ты что, спятила?
- Нет. Я прошу тебя! Я поеду с тобой! Вдруг тебе понадобится моя помощь? Я же смогу что-нибудь...
- Эшли, это тебе может понадобиться помощь, - прервав ее, невесело усмехнулся он. - Ты не понимаешь, на что идешь! Это не увеселительная прогулка!
- Но Вилле! Я что, не могу за себя постоять?! - возмутилась она. Глаза ее бегали в страхе от того, что он откажется.
Вилле, словно не слыша ее, нервно перебирал три сережки в левом ухе. И Эшли, видя, что отвечать они ей не собирается, принялась следить, как он крутит в пальцах серебряные колечки.
- Вилле... - робким шепотом позвала она, видя, что он продолжает теребить серьги, не обращая на нее внимания. - Ну... пожалуйста...
- Сколько времени?
- Что? А... - она посмотрела на часы, немного удивившись такому вопросу. - Почти пять часов...
- Пять... Значит, у нас еще часа четыре... - словно про себя пробормотал он.
- Что ты имеешь в виду?
- Ничего... Забудь...
- Вилле... Я пойду с тобой! - не унималась она. - Я помогу тебе... Пожалуйста!
- Ты умеешь ездить верхом? - спросил вдруг он.
- Что?
- Верхом, - нетерпеливо повторил он.
- А кто, ты думаешь, ваших пегасов "выгуливал", когда вы слиняли? - буркнула она.
- Ладно... Послушай, тебя сюда пустили или ты сама переместилась?
- Конечно, сама! Как только я заикнулась Дюраль о том, что хочу тебя навестить, она меня чуть ли не пинками выгнала из холла. Кричала, что ты спишь и тебе необходимо отдохнуть...
- Ясно, значит, о том, что ты здесь, никто не знает?
- Нет...
- Скажи, мой Глиф все в той же клетке?
- Да... И конь Риты - тоже...
- Отлично... Мне нужно будет проникнуть туда и забрать Глифа так, чтобы Адамс не увидел... Хотя, я знаю. Я перемещусь во двор, а ты его выведешь, хорошо?
- Хорошо, Вилле... Но разве я... я не еду с тобой? - с отчаяньем и паникой в голосе спросила она.
- Нет, само собой... - вздохнул он.
- Но...
- Ты поможешь мне или нет?! - взвился он.
- Хорошо, хорошо... - попятилась она. - Не кричи только, пожалуйста...
- Прости... - вздохнул он. - Вот что, послушай... Ровно в девять часов Глиф должен быть в роще, которая у нас под стенами. Справишься? Там ты либо увидишь меня, либо, если я еще не приду, просто привяжешь его к какому-нибудь дереву.
- Да, конечно... - вздохнула она. - Но... - она осеклась - хотела было заикнуться вновь о том, чтобы поехать и ей, но видя выражение лица Вилле, умолкла.
- Спасибо. Ты мне очень поможешь...
- И ты ничего не скажешь учителям?
- Конечно нет. Иначе я отсюда не выберусь...
- А если с тобой что-то случится?.. - занервничала она.
- Ну и? - пожал плечами Вилле.
- Но...
- Перестань, - скривился он, оборвав еще не начатую ей фразу. - Все, Эшли, хватит... я не хочу сейчас ни о чем и ни с кем разговаривать, хорошо? Не обижайся, но не хочу... Если я... если мы, - поправился он, - вернемся, мне будет что тебе рассказать... А сейчас - ступай, пожалуйста... - он прикрыл глаза и покачал головой.
- Хорошо... Хорошо, Вилле, я понимаю, что... Ладно, не стоит... - сделала правильный вывод она и исчезла. Вилле, как только на месте только что стоявшей перед ним Эшли возникла пустота, откинулся назад, в складки одеяла и посмотрел в высокий потолок. Лежать в одиночестве ему пришлось недолго. Хлопнула дверь, Вилле, запрокинув голову, увидел, что вошла миссис Дюраль. В руке она держала какую-то чашку. "Только бы не заставила что-то пить..." - подумал Вилле.
- Ты уже не спишь? - она внимательно посмотрела на него. - Как ты себя чувствуешь?
- Нормально... - соврал Вилле. Миссис Дюраль пропустила его слова мимо ушей и, когда он сел на постели, протянула ему чашку.
- Что это? - настороженно спросил он.
- Пей, пей, - кивнула она.
- Но что это?
- Выпей, Вильгельм! - она сунула ему чашку. - Перестань упрямиться!..
- Хорошо, как скажете, - вздохнул он, взял чашку и глотнул из нее пряно-горькую теплую жидкость, крепкую и противную, словно подогретое вино. Его передернуло, он скривился и отнес кружку подальше от лица - запах напитка не прибавлял ему приятности.
- Выпей все. - Миссис Дюраль была непреклонна. Вилле послушно все допил и спустя несколько мгновений неожиданно почувствовал, что у него начинает кружиться голова, в глазах темнеет и мутнеет.
- Голова кружится? - словно угадав все это, спросила миссис Дюраль.
- Да... - проговорил Вилле, опираясь рукой о край постели, чтобы не потерять равновесие и удержаться в сидячем положении.
- Так и должно быть... Ты ляг, ляг... Минут через десять пройдет, и потом станет намного лучше. Лекарство сильное, но, как видишь, действие его не очень приятно... - пробормотала она, помогая ему улечься. - Вот, все нормально. Только не вставай пока, хорошо? А то можешь упасть в обморок... А я пойду, загляну в другие палаты и снова к тебе зайду...
Он услышал ее шаги позади себя и щелчок дверного замка. Вилле лег поудобнее - голова уже не кружилась так сильно, была лишь легкая муть перед глазами и в желудке.
Теперь осталось только дождаться девяти часов... А пока постараться об этом не думать..

9

Глава 13

Миссис Дюраль он теперь был даже благодарен - помучившись минут десять тошнотой и головокружением от того снадобья, который она заставила его выпить, он теперь ощущал, что голова стала на удивление ясной, даже усталость ушла. И теперь он сидел на низкой толстой ветке полуповаленного дерева, почти стелящейся по земле и ожидал Эшли. Она должна была появиться с минуты на минуту. Выбраться ему труда не составило, он теперь и не представлял, как раньше жил, не умея перемещаться. Его, правда, весьма удивляло то, что он так легко этому научился - помнится, Эшли очень и очень долго пришлось обучать, как использовать свой дар... Впрочем, какая уже разница - научился и научился...
Часов у него не было - он их никогда не носил и вообще не имел, и поэтому во времени привык ориентироваться практически наугад. Однако, часы в больничном корпусе, когда он последний раз на них глядел, показывали ровно девять. Сейчас уже, наверное, прошло минут десять, а ее все нет... Вилле уже начал нервничать. Он не сомневался, что она готова была ему помочь, но ведь ее могли поймать. Тогда его тоже хватятся, а потом, второй раз уже будут следить, чтобы он не сбежал снова...
Поэтому напряжение все нарастало. Вилле закутался в свой неизменный плащ и сел, облокотившись о ствол, подтянул коленки к подбородку и обхватил их руками. Интересно, Адена его уже ждет? Солнце уже скрылось, было уже темно, как ночью...
За своими мыслями Вилле не сразу услышал дробный стук копыт. Он встал на ветке в полный рост, держась за ствол и силясь разглядеть, что происходит.
К нему на всех порах несся Глиф, а за ним... за ним, на сером пегасе Риты, к седлу которого были пристегнуты какие-то маленькие сумки, восседала радостная Эшли, подгоняя отставшего было коня. Вилле чуть не свалился с ветки - она что, всерьез думает, что поедет с ним?!
Он спрыгнул на землю и поймал разгоряченного коня под уздцы. Тот резко осадил, храпя и пытаясь встать на дыбы. Пока Вилле утихомиривал пегаса, Эшли уже была рядом и, не слезая с лошади, затараторила:
- Меня чуть не поймали! Адамс там словно специально караулил!
- Эшли, ты зачем второго взяла?
- Вилле, ну как же, зачем?! - она спрыгнула на землю. - Я тебя не отпущу одного! - твердо кивнула она. - Так что я еду с тобой!
- Нет! - случилось то, чего он и опасался. - Ты...
- Вилле, у нас мало времени!!! - она, по-видимому, считала вопрос решенным. - Мне кажется, что Адамс мне не совсем поверил, когда я наплела ему про то, что пойду прогуляюсь под ночь и с вещами! Он сейчас, я уверена, пойдет и проверит, на месте ли ты!
- Вот поэтому разворачивайся и чтобы через секунду ноги твоей здесь не было! - рявкнул Вилле, поправляя седло.
- Что? Если... - она хлюпнула носом. - Если ты меня не возьмешь... Я... я...
- Что ты сделаешь? Утопишь меня в своих соплях? - поинтересовался он, увидев заблестевшие на ее глазах слезы обиды.
- Нет! - снова хлюпанье. - Я сейчас же... я сейчас же пойду к Дракуле... - казалось, слова вырываются у нее из груди с трудом. - Пойду и скажу, куда ты уехал... И тебя... тебя поймают!
- Чего?! - Вилле не поверил своим ушам, угрожающе надвигаясь на нее. - Ты...
- Да, пойду и расскажу! - с боязливой твердостью в дрожащем голосе, вжав голову в плечи, повторила она.
- Значит, послушай меня! - рыкнул он, ухватив ее за локоть так, что она вскрикнула, с испугом и почти паникой в глазах глядя на его искаженное злобой лицо. - Если ты... Если... Черт... - он вдруг отпустил ее руку, видя, как она кривится от боли. - Хорошо... - прошипел он. - Забирайся на лошадь... Но я тебя предупреждал!
- Вилле, я так и знала! - ее лицо мгновенно стало счастливым, и она повисла у него на шее. - Вилле, какой же ты хороший! Я тебя обожаю!
- Хорошо, хорошо... - он удивленно скосил на нее глаза. - Ну все. Перестань... Послушай, меня и правда могут хватиться?
- Ой, Вилле, да! Адамс и правда пойдет проверит!
- Тогда идем... Надо спешить...
- Ага! - Эшли снова взлетела в седло, видимо, за это время она и правда недурно научилась ездить верхом. - Что бы ты без меня делал? - вновь затарахтела она. - Ты же не взял с собой ничего! А мы, как я понимаю, туда ни на один день! Вот я и собрала кое-что, - она хлопнула по одной из сумок. Вилле только со вздохом покачал головой и забрался в седло, морщась от боли в спине. Он уже успел отвыкнуть от поездок верхом, и нерешительно тронул поводья, оглянувшись назад, на Эшли. Та пустила коня мелкой рысью, Вилле вскоре подстроился к ней и через минуту лошади уже во весь опор неслись к лесу.
- Вилле... - позвала Эшли через некоторое время спустя позвала Эшли, поравнявшись с ним. Впереди уже маячила кромка леса, почва стала неровной, то и дело попадались вылезающие из земли корни, и лошадей иногда приходилось придерживать. - Вилле... Послушай, а ты правда испугался, что я... что я расскажу им...
Он посмотрел на нее со смесью задумчивости и удивления.
- А ты бы правда это сделала? - ответил он вопросом на вопрос.
- Н-нет... Нет, Вилле, я бы не рассказала... - она потупила взгляд. - Я так сказала... Потому что иначе бы ты меня не взял... Но я бы ничего не сказала...
- Это бы не помогло... - он скептически поднял бровь.
- А почему же ты тогда меня взял...
- Не знаю... Наверное... наверное боюсь...
- Что? Чего?
- Не знаю... Одиночества... - буркнул он, сам недовольный своей откровенностью.
Эшли задумчиво молчала. Через несколько минут они уже были на опушке леса. Вилле озирался по сторонам, искал во тьме силуэт Адены. Она сказала, что найдет их в лесу... Ну вот они и в лесу... А где она?
- Эшли... Нам нужно тут кое-кого... подождать... - проговорил он, вглядываясь в темную сень деревьев. - Остановимся здесь...
- Кого подождать?
- Помнишь, Адамс нас с горгульей знакомил? Ее зовут Адена... - Вилле остановил коня и слез на землю. Спина начала жутко ныть даже после всего где-то минут двадцати езды.
- Ну да... помню...
- Ну вот ее...
- Что? Ее?! - опешила Эшли и ее глаза забегали в поисках темной тени над головой.
- Да. Она все знает и о Дориане, и обо всем, что происходит...
- И не только... - промурлыкал у него над самым ухом тихий голос, чьи-то губы обдали кожу горячим воздухом. На плечи легли ее руки, и она прижалась к его спине. - Здравствуй, Вильгельм...
- Здравствуй... - он не стал даже оборачиваться и невольно подался шеей назад, как кот, подставляющий голову под ласкающую его руку.
- Ты готов?
- Да, конечно...
- А это кто? - Адена посмотрела на стоявшую невдалеке Эшли, с ужасом глядевшую на горгулью.
- Она со мной поедет...
- Что? Но зачем? - с легким удивлением спросила она.
- Спроси у нее... Лично я надеялся, что она передумает к этому моменту... - он посмотрел на Эшли, но та отрицательно замотала головой.
- Мне все равно... Глупая девочка. Ну да ладно... Вилле, послушай... Я узнала кое-что еще насчет этой книги... Ты как, хорошо знаком с географией этого острова?
- Ну... - он замялся. - Не очень... Но знаю приблизительно, где тут что...
- Хорошо... Сейчас мы находимся в лесу, который обрывается горной цепью. Так вот, нам - именно туда, к горам.
- Зачем?
- Что-то, связанное с книгой, находится там. Понимаешь, никто не знает ее точного местоположения, поэтому нам придется руководствоваться подобными туманными указаниями... Вот что... Конечно, я понимаю, что для вас это не очень удобно, но мы будем лететь...
- Лететь? - вырвалось у Эшли.
- А ты предлагаешь мне бежать за пегасами на четвереньках? - рассмеялась горгулья, но Эшли вздрогнул и попятилась, будто та собиралась напасть. - Ну вот, ночами нам придется двигаться вперед, а днем, вы сами понимаете, я засыпаю... Но и вам отдых нужен...
- Ясно, Адена... Но что сейчас?
- Сейчас, я думаю, мы как раз полетим вперед... К горам... - она все еще продолжала держать руки на его плечах, прикрыв своими крыльями и его. - Идем, Вилле... И ты... как тебя зовут?.. - она кивнула Эшли, и та снова вздрогнула.
- Э...эшли... - пролепетала она.
- Да не трясись ты так! - она улыбнулась ей. - Сама же напросилась с нами...
Эшли только кивнула. Горгулья выпустила Вилле, он мельком посмотрел на нее, лишь чуть повернув голову, потом забрался в седло, силясь устроится поудобнее так, чтобы не так сильно болела спина. Да, для таких прогулок он явно был еще слабоват...

Уже, наверное, прошло два или три часа. А может, и больше - Вилле не знал. Лететь все-таки оказалось легче, чем двигаться по земле - круп коня ведь не подпрыгивал при каждом его шаге - его несли вперед плавно машущие крылья. Их вела Адена, но Вилле, впрочем, даже не смотрел куда и в какую сторону. Под ними было лишь зеленая, как море и тоже как море волнующаяся масса листьев и ветвей, над которыми они летели достаточно низко. По словам Адены, предстояло им лететь сегодня всю ночь, но Вилле прекрасно понял, что ему, да и Эшли тоже это будет не по силам. Адена то летела совсем рядом, то исчезала куда-то, и им некоторое время приходилось лететь просто наугад. Но эту дорогу Вилле помнил и знал, что еще вскоре под ними покажется огромная поляна, посреди которой - скала. Тот самый водопад и озеро... Вилле испытывал непреодолимое желание наведаться туда. Потому что... вдруг дракон еще там? И еще жив? Тогда он может знать что-то о книге! Нельзя было упускать этот шанс! Вилле чуть приподнялся на стременах, оглядываясь вокруг. Скорее всего, из-за крюка, который им пришлось сделать, они теперь летят к этому месту намного дольше...
- Адена! - крикнул Вилле, когда горгулья снова появилась в поле его зрения и подлетела потом совсем близко, паря в потоках воздуха, которые создавали крылья пегасов. - Мы сделаем остановку...
- Что? Где?
- Подожди... Где-то здесь - огромная поляна... Там мы сядем...
Адена что-то еще спросила, и, судя по выражению лица, предложение Вилле явно было ей не по душе. Но того, что она сказала, он уже не услышал, круто уйдя вверх, чтобы подняться выше и увидеть наконец, где эта поляна. Чем выше он поднимался, тем сильнее становились порывы ветра. Вилле облизнул губы, щурясь, и чувствуя, как слезятся глаза. Поэтому видно было плохо, но им еще повезло, что светила почти полная луна - она давала достаточно света, чтобы хоть что-то разглядеть. И наконец, когда он вглядывался в волнующуюся массу под собой еще около получаса, впереди показалось темное пятно и возвышающаяся скала, которая отсюда казалась крошечной и едва заметной. Значит, лететь еще около получаса... Вилле глянул вниз - Эшли и Адена летели почти у самых верхушек. Утруждать себя вторичным предупреждением о том, что он собирается сделать привал, Вилле не собирался и поэтому, снизившись лишь немного, молча летел вперед, тупо считая взмахи крыльев пегаса, но через минуту уже сбился и просто смотрел на медленно приближавшуюся иглу скалы...
Когда они спустились, видимость стала хуже - свет ущербной луны застилали негустые ветви. Вилле направил своего пегаса вниз, и через минуту он уже приземлялся. Вилле тихо ахнул, когда копыта коня коснулись каменистой почвы - резкий удар об землю отозвался болью в позвоночнике. Вслед за ним на земле оказались Адена и Эшли.
- Зачем мы... зачем мы остановились здесь? - Адена непонимающе посмотрела на него, складывая крылья.
- Я не выдержу целую ночь в седле! - раздраженно отозвался Вилле. - К тому же, насчет этого места у меня определенные предположения...
- Что ты имеешь в виду?
- Я... Ладно, потом... Я не уверен в этом, так что пока промолчу...
- Вильгельм, я не понимаю...
- Скажи, ты знаешь, что это за поляна?
- Нет...
- Я так и думал... Ладно, не важно... Идемте вперед...
- Куда?
Вилле не ответил, и, тронув поводья, пустил коня шагом. Тот, сложив кожистые крылья и пригибая голову под ветками, пошел вперед. Сзади послышался торопливый стук копыт коня нагонявшей его Эшли.
Вилле отлично помнил это место - мокрая почва под ногами и наполняющиеся водой следы, обросшие мхом стволы деревьев и камни. Только ночью все это выглядело совсем по-другому... В конце концов, ехать верхом дальше стало невозможно - ветки были слишком низкими, и Вилле спрыгнул на землю, взяв коня под уздцы. Минут десять они шли пешком, практически на ощупь. Но вот Адена, похоже, видела в темноте прекрасно. Она легко, словно крадущаяся кошка, шла за ними, все еще молча, и, как и Эшли, не понимая, что же он задумал.
Они преодолели еще одну небольшую каменистую тропку... и перед ними открылось то самое озеро. Было странно видеть в этом замершем, заснувшем на ночь лесу такое оживление - водопад грохотал, низвергаясь в высокого уступа, неся белую вспененную воду в прозрачное озеро, на дне которого был виден каждый камешек. Вилле огляделся вокруг. Вспомнил, как они стояли здесь с Ритой в прошлом году...
Уздечка Глифа соскользнула с его руки, Вилле этого не заметил, но конь и не выявлял желания уйти. Вместо этого он подошел ближе к кромке воды, и, нагнув голову, принялся жадно пить. Вилле удивленно посмотрел на пегаса, на расходящиеся вокруг его морды круги от воды. Вслед за Глифом и серый конь смекнул, что тут можно попить и целенаправленно последовал к озеру. Эшли выпустила его и посмотрела на Вилле, который неподвижно замер на берегу, глядя куда-то в одну точку.
- Ну? Зачем мы сюда пришли? - спросила Адена. Вилле вздрогнул от звука ее голоса, но не ответил и даже не обернулся, а только медленно пошел по берегу - к водопаду. Адена и Эшли последовали за ним. Прыгая по камням, выступающим во множестве над водой, он добрался до самого водопада и под удивленными взглядами Эшли и Адены остановился прямо перед водной завесой.
- Черт... - пробормотал он - мокнуть в прохладную апрельскую ночь совсем не хотелось. Он развел руками, и вода прямо перед ним разошлась, открыв небольшой проход. Вилле скользнул за водопад, и Эшли с Аденой не долго думая последовали за ним, пока проход еще зиял в воде.
- Вилле... Ты куда идешь? - Эшли нагнала его, то и дело спотыкаясь о камни и испуганно оглядывая высокие своды.
- Подожди... Я еще сам не знаю... - пробормотал он. Хотя уже знал, что пришел сюда напрасно - он не слышал ни единого звука... Пещера была пуста. Она осталась прежней - так же поднимался пар из трещин в полу, а с высокого потолка свешивались острые камни-сосульки. Но дракона не было...
Вилле оглянулся назад и увидел, как Эшли испуганно замерла на месте, не решаясь последовать за ним в открывающийся перед ними огромный грот. Тот самый, в котором в прошлом году дракон отдал им жезл и пророчество...
- Идем, не бойся... - вздохнул Вилле.
- Зачем мы сюда пришли? Мне здесь не нравится...
- Здесь безопасно...
- Но действительно - зачем? - Адена подошла ближе к Вилле, пристально глядя в его глаза.
- Я уже был здесь в прошлом году... С Ритой... - он сглотнул. - Здесь... здесь мы нашли тот жезл.
- Что? Но... Но а зачем мы здесь?
- Я рассчитывал получить ответы на некоторые вопросы... Но ошибся.
- И кого же ты собирался спрашивать?
- Дракона...
- Кого? - Эшли вытаращила глаза и огляделась по сторонам. - Он что, здесь?!
- В том то и дело, что нет...
- Подожди, подожди... - Адена непонимающе посмотрела на него. - Я не ослышалась? Дракон?
- Да, Адена, дракон... Которому семнадцать лет назад моими родителями был отдан на сохранение жезл моей... моей матери...
- Так вот он откуда у тебя! - воскликнула Эшли. - Но ты не говорил, что...
- Потому что я обещал... Обещал не говорить никому про него и не приходить сюда больше...
- Кому обещал?
- Дракону... Я обещал, что о его убежище никто не узнает. Но сегодня это обещание нарушил... - он вздохнул - Впрочем, это уже не важно... Его здесь все равно нет.
- Но зачем? Зачем, я не поняла, тебя нужно было сюда?
- Я думал... Я думал он может быть, знает что-нибудь об этой книге... - Вилле устало присел на каменный выступ. - Оказалось, ошибся...
- Странно это все. Я никогда не слышала, что на Хелландском острове остались драконы!
- А я никогда не слышал, что в мире остались горгульи! - съязвил Вилле. - Какая теперь разница? Он был здесь... А теперь... Возможно, ушел, возможно - и умер. Они ведь умирают?
- Все умирает, Вилле. Нет ничего бессмертного...
- А ты?
- Что - я? С чего ты взял, что и я бессмертна? Да, я уже долго живу, да и умирать пока не собираюсь - но я не бессмертна. Просто такой долгий срок жизни вам, наверное, кажется вечностью. Ладно, Вильгельм, послушай меня... Раз уж мы остановились тут... Я думаю, вам нужно отдохнуть. До рассвета еще достаточно времени, жаль его терять, но еще больше мне жать тебя - ты устал. Так что, я думаю, будет правильно до следующей ночи вам остаться здесь. Ты прав, тут безопасное место.
- А ты?
- Пока не рассвело... Я вас оставлю. Сразу предупреждаю - не обещаю вернуться к утру... Я могу заснуть и в лесу, если не успею к восходу солнца.
- Но терять целый день...
- Вилле, я вижу, к чему ты клонишь. Но мне не хотелось бы отпускать вас одних... Хотя я знаю, что ты все равно меня не послушаешь... Я вас найду, даже если вы уедете...
- Боишься, заблудимся?
- Нет, не боюсь. Пегасы прекрасно ориентируются... А этот остров знают вдоль и поперек - их же поймали именно здесь. Просто мне не хотелось бы вас оставлять... - повторила она. - Ладно, Вильгельм... Я не буду терять времени.

- Вилле... Вилле... - Эшли робко подергала его за рукав. Когда они уже остались одни.
- Что? - он обернулся, и она отдернула руку, словно ее ударили. - Чего ты? - удивился он.
- Ой, извини... А мы что, здесь ночевать будем?
- Нет, не здесь... В этой пещере мы просто задохнемся... Идем наружу...
Оказавшись снова под открытым небом, Вилле жадно и шумно втягивал прохладный ночной ветер, от которого после пещерного спертого воздуха сильно закружилась голова, но он все равно казался сладким и блаженным.
- Хочется просто упасть здесь и забыться... - пробормотал он так тихо, что Эшли даже не догадалась, что он что-то произнес, присаживаясь на корточки на самой кромке воды, и маленькие волны накатывали на носки его сапог. - Помнишь это озеро? Ты еще смывала кровь у меня с плеча этой самой водой...
Он протянул руку и погрузил ладонь в воду, набрав в ладонь крупного песка со дна, и потом снова выпустил его сквозь пальцы. Его в последнее время часто стали посещать мысли о том, что она где-то рядом. И постоянно наблюдает за ним, и смеется над его бессмысленными попытками что-то изменить, словно говоря: "Глупенький, мне же здесь так хорошо!". Но не понимал, то ли она звала его с собой, то ли еще к чему говорила эти слова... Создавался очень реальный, почти осязаемый эффект присутствия... Он только сейчас понял, что уже начал разговаривать с ней вслух...
Он закусил губу, вдруг поняв, что на самом деле никого рядом нет... Ее нет... Нигде нет, а тем более - здесь... Тряхнув собранными в хвост волосами, он увидел, как в спокойную воду прямо там, где в ней отражалось его лицо, что-то упало, разогнав слабенькие круги. Потом еще раз и еще. Он ударил рукой по воде, чтобы не видеть своего лица в ней, но как только вода чуть успокоилась, ее вновь колыхнула упавшая в нее капля.
- Вилле... ты плачешь?.. - раздался робкий голос совсем рядом. Лихорадочным движением мокрой ладони он провел по глазам, смешивая слезы с водой.
- Нет... - раздраженно пробормотал он, не поворачивая головы.
- Можно я... Можно я здесь посижу с тобой?
- Ну посиди...
- Ты из-за нее плачешь? - Эшли села на колени, подальше от воды, чтобы не намочить джинсы.
- А ты как думаешь...
- Прости... я глупость сказала...
- Ничего...
- Я не знаю, что сказать тебе...
- Можешь просто молчать. Не обязательно что-то говорить.
- Но я хотела как-то поддержать тебя...
- Не нужно... Все равно это мне не поможет...
- Хорошо...
Они и правда долго молчали. Вилле, которому уже надоело смотреть на и дело появляющиеся круги, набрал в ладони воду и плеснул себе в лицо.
- Эту воду можно пить? - неожиданно спросила Эшли. Вилле удивленно посмотрел на нее, но похоже, она спрашивала серьезно.
- Можно... - пробормотал он.
- А-а-а, ясно... - рассеянно протянула она.
- А тебе зачем?
- Просто... Хотела что-то спросить... Мне показалось, тебе нехорошо... Ты бледный...
- Я всегда такой... - буркнул Вилле.
- Я опять не знаю, что спросить. А молчать не хочу...
- Иди спать.
- Боюсь...
- Чего?
- Не знаю... Я еще никогда не спала в лесу...
- Ну вот и представился случай...
- А ты?
- Что я?
- Тебе здесь разве не страшно?
- Нет.
- Ну ладно. Тогда мне тоже. Но давай уйдем от воды - тут холоднее... Только идем вместе... Я одна боюсь...
- Хорошо... - он поднялся. Взяв лошадей, бока которых раздулись от выпитой воды, под уздцы, они пошли обратно в перелесок. Привязав там пегасов к корягами, Эшли принялась собирать какие-то мелкие палочки и хворост.
- Зачем? - спросил Вилле, глядя, как она то и дело наклоняется за очередной веткой.
- Как зачем? Костер разведем. А то ведь мы замерзнем тут.
- Пожалуй... - согласился Вилле и принялся помогать ей раскладывать костер. Через пять минут уже весело плясало пламя, бросая отблески огня на лицо сидящей вплотную к нему Эшли. Вилле отодвинулся подальше, под тень полувывороченной из земли сосны, удобно устроившись между ее корней.

- Вилле... Вилле, ты спишь? - спросила Эшли. Прошло уже около получаса - и опять в молчании. Но не в тишине - где-то недалеко грохотал водопад, а перед ними потрескивал костер, пожирая хворост. Лес был наполнен тысячами звуков - шорохами, каким-то стрекотание, криками ночных птиц...
- Нет... - он поднял голову.
- А можно мне спросить?
- Смотря о чем...
- Обо всем... Как это случилось?.. Если не хочешь, можешь не говорить... - поспешно добавила она. - Но я ведь тоже... Мне... - так и не найдя подходящего слова, она умолкла - но он понял ее и так.
- Само собой, я не хочу об этом говорить...
- Прости пожалуйста...
- Опять скажешь, что не хотела молчать? - вздохнул он.
- Н-нет... Ладно, прости. Все, я молчу, - пообещала она. И на этот раз и правда замолчала насовсем... Вилле даже не ответил, снова откинув голову назад, на удобный, как спинка стула, корень. Его хотелось хотя бы немного поспать, но вот уснуть почему-то никак не получалось.
Через пару часов костер начал гаснуть. Вилле, медленно опуская и вновь поднимая веки, сонно смотрел на красноватые угли. Эшли давно уже видела десятый сон, завернувшись в одеяло, взятое ей с собой. Вилле чуть поворочался, стараясь устроиться поудобнее и затих, прикрыв глаза и отчужденно прислушиваясь к ночным шорохам...

- Вилле, ты чего? Ты меня слышишь? - сначала он услышал громкий перепуганный голос, и только потом понял, что кто-то сильно трясет его за плечо. - Вилле, что с тобой? Тебе плохо?!
Он распахнул глаза и вскрикнул... прямо перед ним мелькнуло до боли ненавистное бледное лицо... лицо Дориана. Он подскочил, не пытаясь еще даже понять, в чем дело, и хватая стоявшего над ним человека за плечи, обуреваемый одним лишь желанием прикончить его на месте, и они оба вмиг оказались на земле.
- ААААА!!! Вилле, ты что, совсем контуженный?! - истошно завизжала Эшли, отбиваясь от него и пытаясь вырваться из его на удивление сильных рук. - ПУСТИИИИ!!!
Вилле вдруг понял, что никакого лица Дориана перед ним нет и не было. Он держал отчаянно брыкающуюся и продолжающую визжать Эшли...
- Чччерт... - выдохнул он севшим голосом и выпустил ее. Та мгновенно вскочила и отпрыгнула от него, словно он снова собирался на нее бросится. В ее глазах горел страх, даже паника, она до сих пор тяжело дышала и не могла отвести взгляда от его лица.
- Черт, прости... ты меня напугала... - выдохнул Вилле, унимая бешено колотящееся сердце - сам он перепугался не меньше. - Что случилось?
- Я... я... - заикаясь, начала она. - Я тут сижу... Я не знаю, я не поняла ничего... Ты спал вроде как... потом что-то забормотал во сне... мне показалось, тебе стало плохо - ты такой бледный был...
- Что? Я не помню ничего... Я что, во сне разговаривал?
- Да... Даже кричал... - она все еще тряслась. - Ты это... в порядке?
- Да вроде... - он потер висок. - Прости, мне спросонья мерещится ерунда какая-то... Испугалась? - виновато спросил он.
- У тебя глаза такие были, я подумала, что ты меня совсем прикончишь... - она сглотнула и наконец решилась подойти.
- Не знаю... Мне... мне показалось, что я... - он помотал головой, попытавшись отогнать бредовую мысль. Но не получилось, и поэтому он все же закончил фразу. - Показалось, что я Дориана увидел...
- Что? - глаза у нее забегали. - Д-дориана?!
- Да... Ладно, неважно... Показалось... - он несколько раз подряд глубоко вздохнул, окончательно успокаиваясь. - Забудь...
- Ладно... А Адена не явилась, - голос Эшли все еще был напряженно-высоким, но уже не дрожал.
- Солнце высоко уже... - Вилле поднял голову. - Значит, она и правда где-то в лесу... уснула...
- И что делать? Будем ждать ночи?
- Не знаю... Не хочется идти одним, но и время терять тоже... К тому же, мы от замка относительно недалеко... А нас наверняка уже хватились. Вдруг найдут?
- Спрячемся в пещере, - пожала плечами Эшли.
- Да. Но все же... Время...
- Но Адена ведь нас найдет?
- Найдет, само собой... Вот что, Эшли... Побудем здесь еще пару часов и потом поедем потихоньку. Лететь я не хочу, да и так ей труднее будет нас найти...
- Хорошо, как скажешь... А тут это... Нас никто... ну, в смысле, тут что водится?
- В каком смысле?
- Ну, звери...
- Волки - точно. В прошлом году сам в этом убедился, - Вилле вздохнул. - И получил от них в подарок шрам на плече...
- Ой... А может это... не надо? - Эшли испуганно посмотрела по сторонам.
- Может, и не надо... Но придется. Если что, я постараюсь что-то сделать... Тем более, сейчас день, и мало вероятно, что они охотятся... - проговорил он, подумав, что с Ритой они тогда напоролись на волков именно среди бела дня... Но Эшли он решил этого не говорить - по ее лицу было видно, что это точно будет лишним.
Придя минут через десять к озеру, он опустился на колени на камне прямо на самом берегу. Набирая в ладони прохладную, но уже не казавшуюся ледяной воду он долго плескал ее себе на лицо, чувствуя, как холодные ручейки стекают по шее за ворот свитера, весь передергивался, но продолжал попытки взбодрить себя. Черт, что с ним такое творится? Вот, уже стал бросаться на людей... Он все еще не мог прийти в себя, тяжело дыша и чувствуя беспорядочные удары сердца.
- Совсем спятил... Только бы и правда кого-нибудь не прикончить случайно... - пробормотал Вилле сам себе. Но в тот же время он до конца был уверен, что ему не показалось... Настолько реальным было лицо Дориана. Каждая его черточка, он успел даже увидеть, что у него карие глаза... Словно он и правда стоял тогда, склонившись над ним...
Вилле мотнул головой, пытаясь вытрясти из нее весь это бред. Само собой, в его положении немудрено свихнуться... Но все-таки лучше пытаться держать себя в руках, пока это не обернулось плачевными последствиями...
Он опустил глаза на воду - и тут же с воплем отшатнулся, свалившись с камня - снова, только теперь в виде водного отражения он увидел то самое тонкое красивое лицо с пытливыми карими глазами...
С хрипом втягивая воздух, он смотрел на накатывающие на берег слабенькие волны. Да что это такое?! Это уже слишком... Вилле, проведя рукой по глазам, с силой потер виски, запульсировавшие болью. Такого еще никогда не было. Эти внезапные припадки уже начали не на шутку его пугать...
Не решившись больше приблизиться к воде, он поднялся на ноги и поспешил прочь от озера, почти бегом, то и дело оскальзываясь на мокрой земле и спотыкаясь о корни и едва не падая.
- Вилле, что случилось? - нахмурилась Эшли. Когда он снова появился возле вновь разведенного ею костра.
- Н-ничего... - он как-то истерично замотал головой. - Все в порядке...
- Что у тебя с лицом? Ты чего такой испуганный?
- Ничего! - повтори он, широко открытыми глазами оглядываясь по сторонам, словно был уверен, что Дориан прячется где-то здесь за ближайшим стволом. Словно кто-то смотрел ему в спину, насмехаясь над его паникой. - Где ты? - прошипел Вилле и потом его голос независимо от него самого сорвался на крик. - Где ты?! Я знаю, что ты здесь!!! - Вилле поднял какой-то камень и швырнул его в ближайшие заросли. Эшли взвизгнула, до смерти перепуганная его внезапным безумием. - Выходи, мразь! Хватит уже целится мне в спину!!!
Но в ответ ему послышался только тихий смех, звучащий в его голове и сводящий с ума. Снова и снова раздавались ненавистные пугающие звуки.
- Замолчи! - выкрикнул Вилле, с силой протерев глаза так, что открыв их, первое время видел лишь разноцветный всполохи и кружащиеся точки. - Замолчи... - повторил он уже шепотом.
Эшли прижалась к стволу, в панике глядя на его искаженное лицо.
Вилле вдруг остановился, замерев посреди поляны. Посмотрел на Эшли, недоумевая, что это с ней и почему она так испуганно на него смотрит. Черт, что за...
Он качнулся назад, едва не оступившись, но устоял, схватившись рукой за де6рево.
- Что происходит?.. - простонал он, хватаясь за голову. - Эшли! - позвал он. Та отлепилась от ствола, опасливо глядя на него.
- Вилле, ты чего? - он даже всхлипывала от страха.
- Я не знаю... ты слышала что-нибудь?
- Нет, Вилле... Здесь никого нет! - она подошла ближе, видя, что он успокаивается. - Что с тобой?
- Я не знаю... Я не знаю, что со мной творится... Прости... Слушай, давай уедем отсюда сейчас... Не могу я на этом месте больше... Хорошо? - скривился он.
- Хорошо, конечно... - закивала Эшли. - Ты уверен, что с тобой все нормально?
- Нет... Не уверен... Черт, со мной никогда такого не было... Не понимаю я, в чем дело...
Эшли принялась поспешно собирать скудные пожитки. Что ни говори, а эти внезапные приступы пугали ее не меньше, чем самого Вилле. Минут через десять они уже были в седлах. Вилле, недолго думая, направил коня в самую чащу, где под кронами деревьев было темно, как ночью. Но эта обстановка, которая, казалось, должна была лишь еще больше его пугать, наоборот приносила какое-то спокойствие и чувство защищенности, словно это не стволы деревьев были, а каменные стены, которые с легкостью постоят за его. Он постепенно успокаивался, и его даже покинуло чувство тревоги. Не казалось больше, что за ним наблюдают, не чудились никакие лица... Вспоминая обо всем этом, он только качал головой, недоумевая, в чем же дело.
- Вилле... - его мысли прервал дрожащий робкий голосок. - А куда мы едем?
- Ох, Эшли! - выдохнул он, спохватившись и оглядевшись по сторонам. - Действительно... Черт, сейчас бы мне пригодилась карта-поводырь...
- Мы не заблудимся здесь?
- Нет, не думаю. Адена помнишь что сказала? Нам надо оказаться у гор... А они пересекают остров почти поперек, разрезая лес словно бы на две части... Значит, мы, если будем даже просто все время двигаться вперед, все равно приедем туда...
- Но... но тут... в такой чаще...
- Держись поближе, и если услышишь что-то странное, скажи мне. Ничего, все в порядке...
- Ага, в порядке? А то, что ты уже сам с собой разговариваешь и тебе невесть что мерещится - это тоже "в порядке"? - тонким напряженным голосом спросила она. - Вилле, я боюсь... тебя!
- Эшли, если я тебя напугал, прости... - он с мукой на лице посмотрел на нее. - Я сам боюсь не меньше и ничего не понимаю... Я, похоже, уже схожу с ума и не знаю, что делать... А может, и не схожу... - он помотал головой. Глаза Эшли снова засветились неподдельной тревогой.
- Что ты имеешь в виду?
- Я не знаю...
- Ты что, и вправду думаешь, что этот... Дориан... где-то рядом? - она подалась вперед, к нему.
- Я не знаю! - повторил он. - Он же мертв... Ну как, как он может быть здесь?! Если только кто-то нас опередил... Нет, нет... - он зажмурил глаза, тряхнув головой. - Не может этого быть... Они не могли узнать о книге, не могли его оживить... - пробормотал он тихо - Эшли его не слышала.
- Скажи... а ты правда думаешь, что это возможно? - спросила вдруг она после некоторого молчания.
- Что? - Вилле нахмурился.
- Воскрешение... - тихо проговорила она.
- А ты что, не веришь в это? - в его голосе слышалась угроза.
- Хо...хочу верить... - она сглотнула, опасаясь его нового приступа безумия. - Я не так долго... пойми пожалуйста... я не так долго в Хелланде... я еще не знаю, что может быть, а что нет... просто мне трудно в это поверить...
- Я - верю. - Коротко бросил он. - И не только я...
- Что ты имеешь в виду?
Вилле озадаченно посмотрел на нее.
- Что? - а потом все понял и сам ответил на свой вопрос. - Черт, ты же не знаешь!
- Чего я не знаю?
- Книгу мы ищем не одни.
- Как это... не одни?
- Кое у кого есть на нее совсем другие виды... Знаешь, почему заварилась вся эта каша с моим арестом и приговором?
- Почему?
- Потому что они боялись, что я помешаю им... помешаю им оживить Дориана.
- Что? Постой... Так они что, тоже ищут эту книгу? Ну, министерство?!
- Какая ты сообразительная... - съехидничал он. - Именно!..
- И... и что же делать?
- Они не знают, где она... - Вилле пожал плечами. - По крайней мере, я думаю, что не знают... И поэтому хочу найти эту книгу как можно быстрее...
Эшли только молча кивнула, снова уставившись в землю. Они ехали не спеша - шагом, да иначе и нельзя было - мешали узловатые корни деревьев. Вилле был впереди метра на два, и она задумчиво смотрела ему в спину, имея возможность созерцать только затянутые в низкий хвост волосы, перетянутые черной резинкой, из которой выбилось несколько тоненьких рыжих прядок и обтягивающую хрупкие плечи черную блестящую кожу его плаща. Они ехали так уже довольно долго - в одном темпе и абсолютно молча. И чем дальше отъезжали от поляны, тем зловещее становился лес. Деревья плотно сплели свои ветви, образовав плотный купол, через который пробивались лишь редкие слабые лучики. Посмотрев наверх, Эшли поняла, что взлететь они здесь ни за что не смогут, и путь их и дальше будет проходить по земле. Сколько они уже ехали - она не знала, трудно было сориентироваться в расстоянии и времени, когда мимо медленно проплывал один и тот же пейзаж - бесконечные стволы... Но уже точно очень, очень долго... Пару раз им пришлось продираться через непролазный колючий кустарник или прыгать через громадные поваленные стволы. Само собой, никаких тропинок тут не было и в помине - изредка встречались лишь узенькие дорожки, протоптанные оленями или кем-то в этом роде.
- Вилле... - позвала она, когда уже не было сил хранить молчание. - Ты уверен, что мы правильно едем? Он даже не поднял головы, и не последовало никакого ответа. Эшли нахмурилась и подогнала коня, но ехать рядом в этом узком месте было нельзя, и поэтому она продолжала созерцать его спину.
- Вилле! - снова позвала она, чувствуя что-то неладное. - Ты меня слышишь?
- Что? - он вдруг резко выпрямился и обернулся на нее.
- Ты уверен, что мы правильно едем? - повторила она. И вызвала почему-то этим неожиданную вспышку гнева с его стороны.
- Да ни в чем я не уверен! - резко бросил он ей. - Никто не заставлял тебя ехать со мной! Сидела бы в замке и не ныла сейчас!
- Но я...
- Сделай одолжение - умолкни!
Эшли, невольно втянув голову в плечи, испуганно замолчала. Что она сказала такого? Хлюпнув носом, она чуть поотстала, словно боясь рассердить его своим присутствием, и вытерла скудные слезинки обиды.
- Хм... Эшли... - опустив голову, она не сразу заметила, как он придержал коня и остановился рядом с ней. - Прости пожалуйста... Я не хотел на тебя кричать...
Она подняла глаза - смотрел он и правда виновато, без тени насмешки.
- Ну не плач... - он чуть наклонил голову вбок. - Похоже, у меня правда с головой не все в порядке... Говорю, сам не знаю что... Не обижайся на меня, ладно? - тут он сделал и вовсе неожиданное - протянул руку и с улыбкой коснулся ее ладони. - Прости пожалуйста...
- Ладно... Я на тебя не обижаюсь... - она робко закивала и потом опасливо добавила. - Вилле, я устала... Может, мы немножко отдохнем? Совсем чуть-чуть!..
- Хорошо, - задумчиво вздохнул он. - Я тоже очень устал... Закат уже скоро, думаю, здесь мы можем подождать Адену...
Они расположились тут же, у корней большого раскидистого дерева. Пегасы принялись поглощать молоденькую, едва пробившуюся из земли травку, а Эшли снова принялась собирать ветки для костра, хотя сейчас Вилле не ощущал в нем надобности - в этом месте чаща не была такой густой, было достаточно светло и очень тепло...

Вилле открыл глаза. Он что, задремал? Похоже на это... Тряхнув головой, чтобы разогнать сонную муть в глазах, он огляделся. Эшли спала совсем рядом с ним, едва не прижимаясь к нему и уткнувшись лицом в его руку. Вилле хмыкнул и осторожно освободился, чтобы ее не разбудить.
Поднялся на ноги и осторожно потянулся. На землю уже спускались сумерки, костер едва тлел. Пегасы, привязанные к дереву, дремали тут же, опустив головы. Вилле вздохнул и вгляделся в чащу. Вовремя. Едва он посмотрел на соседние заросли, ему показалось, что там мелькнула темная быстрая тень. Но, прислушавшись, он не уловил ни единого шороха. "Опять начинается!.. - Вилле мотнул головой, - совсем схожу с ума..."
Он обернулся - Эшли все еще спала, но вот пегасы, будто кем-то внезапно потревоженные, разом вскинули головы.
- Что за черт... - теперь Вилле перепугался. Все это можно было бы списать на его галлюцинации, если бы не пегасы. Они тоже явно что-то заметили...
Вилле присел возле догорающего костра и подбросил еще веток. Через десять минут пламя разгорелось как следует, разгоняя наплывающие сумерки. Но тревога не покидала ни его, ни лошадей - они все так же беспокойно прядая ушами, вглядывались куда-то в чащу...
Вилле не выдержал. Взяв толстый сук, он сунул его в огонь, и, когда он загорелся, вытащил его и пошел вперед, освещая себе дорогу. Продрался сквозь кусты и пошел дальше, петляя среди стволов.
И почти сразу вновь увидел метнувшуюся прочь тень - но на этот раз настолько отчетливо, чтобы понять, что это было.
- Черт... - выдохнул он и повернул обратно, туда, где среди деревьев плясали языки пламени. А тень уже была совсем рядом. Вилле наугад взмахнул факелом и свет на миг отразился в зеленых волчьих глазах. Вилле замер.
А волк и не подумал убегать или нападать. Он просто сидел, не двигаясь, в отдалении и смотрел на него. Но стоило Вилле хотя бы двинуться, он поднимался и делал шаг в его сторону.
Шорох сзади он услышал слишком поздно. Волк, прыгнув, без труда повалил его на землю. Вилле на мгновение словно провалился куда-то, довольно ощутимо ударившись затылком о какой-то корень, но сознание вмиг вернулось к нему. Когда он открыл глаза, то увидел прямо перед собой... озадаченную - именно озадаченную - морду волка. Умные глаза смотрели прямо на него, без тени враждебности, но тяжелые лапы продолжали придавливать его к земле. Вилле попытался нашарить рукой факел, но видимо, тот был далеко. Сглотнув, он вновь уставился на волчью морду... И вскрикнул он изумления - она менялась на глазах... Исчезла шерсть, укоротились и опустились уши...
И через мгновение над ним, все еще упираясь в его плечи ладошками, стояла хорошенькая хрупкая молодая девушка, светловолосая и худенькая, с улыбкой и восхищением в желтоватых глазах, сохранивших волчьи зрачки, изучающая его лицо.
- Ух ты!.. Какой ты красивый! - воскликнула она, наклоняясь еще ближе. - Настоящий человек! Как давно я не видела вас... Нет, ну ты просто прелесть! - она схватила его за подбородок повернула его лицо в профиль, не обращая внимания на его удивленные, но уже менее испуганные глаза. - Тебя как зовут?
- Вилле... - пробормотал он.
- Какое смешное имя!.. А я Лиена... Ой, прости, я тебе не сделала больно? - она наконец слезла с него и помогла подняться, видя, что его довольно сильно шатает. Оказалось, что она едва достает ему макушкой до плеча. - Все нормально? - она, нахмурившись, заглянула ему в глаза и получила утвердительный кивок в ответ. - Прости... привычка... - она виновато пожала плечами. - Ты такой красивый! - она обхватила руками его щеки, подтянувшись на носочках. - Правда красивый! - восхищенно улыбнулась она. - Тебе сколько лет?
- Семнадцать... - Вилле успокоился окончательно - перед ним всего лишь оборотень, причем девушка и судя по всему, абсолютно мирно настроенная.
- Молоденький какой! - она удивленно захлопала глазами, а потом обняла его и потерлась носом о его грудь. - Как давно я не видела людей...
Она отстранилась, все еще восхищенно разглядывая его.
- Лас, иди сюда! Посмотри, кого я нашла! - закричала кому-то Лиена. Почти в ту же секунду кусты рядом с ними чуть шелохнулись, и на поляне появился большой серо-черный волк. Вилле отшатнулся, но Лиена ухватила его за руку.
- Не бойся! Он не тронет, - она снова прижалась к нему, и ее глаза светились восхищением, словно глаза ребенка, заполучившего наконец вожделенную игрушку. Волк смотрел на них еще с минуту, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону, а в следующую секунду на месте волка появился темноволосый высокий парень, на вид лет двадцати-двадцати трех, очень крепкий и широкоплечий. С такой же улыбкой, но все же с настороженностью в глазах он тоже приблизился к Вилле.
- Надо же... Человек... Мы таких как вы долго не видели... - проговорил он. - Как ты здесь оказался?
- Я тут... э-э-э... проезжал, - проговорил Вилле. Девушка все еще продолжала его любовно прижимать к себе, и Вилле чувствовал, какая она была теплая и как приятно ощущать ее руки на своей спине.
- Зачем? - искренне удивилась она, подняв к нему голову. - Тут никто никогда не ездил... Я не видела людей целых шестнадцать лет!
Вилле замялся. Говорить об истинной цели их "поездки" ему не хотелось, но с другой стороны - вдруг они что-то знают о книге? Ведь они уже так долго живут в этих лесах!
- Ну у меня были причины забраться в такую глушь... - осторожно начал он. - Мне нужен... мне нужна вещь... которая находится где-то здесь, в этом лесу...
- Что за вещь? - с интересом спросил парень.
- Книга... Книга Макабрия... - после некоторой паузы проговорил Вилле. Лиена и Лас удивленно, если не сказать испуганно переглянулись.
- Макабрия? - переспросила Лиена. - Но... зачем?! Ты что, хочешь кого-то оживить?
- Ты знаешь, что это за книга? - вскинулся Вилле.
- Разумеется, знаю! - улыбнулась та, удивленная его реакцией. - Раз ты ее ищешь, то тебе нужно кого-то оживить.
- Да... Да, ты права...
- И кого же? - она с сочувствием заглянула в его глаза, словно уже угадала ответ.
- Девушку...
- Ты ее любишь? - не дав ему договорить, спросила Лиена.
- Д-да... - прерывисто выдохнул он.
- Любишь... - протянула она, как ему показалось, немного разочарованно. - А почему она умерла?
- Ее... ее убили...
- Убили? - она захлопала глазами. - Как же... убили... бедняжка... ты, наверное мучаешься... Раз любишь ее... Но кто это сделал?
- Если ты шестнадцать лет не видела людей, - вздохнул Вилле. - То мне очень трудно будет тебе что-то объяснить... - покачал головой он.
- Но ты все же скажи, - Лиена пытливо заглянула ему в глаза.
- Люди... Люди, которые охотились за мной...
- За тобой? - изумилась она. - Но за что?!
- За убийство...
- Ты кого-то убил? Такая милашка... Не поверю...
- Но все же это так...
- Ну, кого? - с интересом спросила она.
Вилле хмыкнул.
- Тебе скажет о чем-то имя Эдвард Дориан?
Вероятно, имя это ей кое-что сказало. И сказало многое. Девушка ахнула и закрыла лицо руками, со смесью ужаса и недоверия глядя ему в глаза.
- Как... Ты... ты убил Эдварда?! - наконец она совладала с языком. - Быть не может...
- А в чем дело? - он нахмурился. - Ты... знаешь это имя?
- Больше чем знаю! - воскликнула она. - Не могу поверить... Ты... ты его убил... Но как?! Почему?
- Постой, я не понимаю... Так ты знала его?
- Да! Да, знала... Мы были вместе шестнадцать лет назад... когда я еще была человеком...
Вилле лишился дара речи, и мог теперь только беспомощно хлопать глазами и пытаться переварить ее слова. Как... были вместе?
После нескольких не очень удачных попыток ему удалось произнести этот вопрос и вслух.
- Да! - закивала она. - Мне тогда было лет двадцать... Не помню... Из-за того... из-за того, что он пытался сделать... Из-за этих артефактов... Я ему стала совсем не нужна! - она болезненно поморщилась. - А потом... потом меня как-то укусил оборотень... это был несчастный случай, но теперь я была обречена на превращение в зверя... Он мог бы помочь... У него хватило бы сил, чтобы снять с меня это проклятие! Но он даже не стал ничего делать... Однажды он просто бросил меня здесь, в лесу, совершенно одну, зная, что близится мое первое превращение... Я бы погибла, если бы меня не нашел Лас... - она улыбнулась стоящему рядом парню. - И вот представь, я здесь уже шестнадцать лет. Я не старею, и уже привыкла. Мне здесь даже нравится! - она закончила беззаботным смехом, словно в ее истории было что-то веселое.
- Не могу поверить... Значит, ты знала Дориана...
- Да знала, знала! Я же все рассказала тебе! - снова рассмеялась она. - Но постой... ты его убил... Но как же? Я слышала, что после его неудачной попытки завладеть артефактами он исчез?
- Исчез... - мрачно подтвердил Вилле. - И недавно снова появился в...
- Хелланде? - с оживленной улыбкой спросила Лиена. - Ты оттуда? Студент?
- Да... - кивнул Вилле. - Там по-прежнему спрятаны артефакты и снова принялся их искать... Мы узнали об этом и хотели его опередить...
- Ты сумасшедший, если решился на такое! Пытаться ему помешать...
- Возможно... И кончилось это тем, что в подземелье нашего замка мы...
- Кто "мы"?
- Я и... и эта девушка... которую убили...
- Как ее зовут?
- Рита... - немного удивленно проговорил Вилле.
- Ясно... ну, продолжай!
- В подземелье этого замка мы на него наткнулись... У меня был артефакт... жезл... Дориан хотел его забрать... У него уже было два артефакта - золотые часы и... и булава... И оставалось найти только один артефакт... кинжал... - он скривился, словно припоминал это все с трудом. - Где он был, не знал ни Дориан, ни я... Но потом, когда я думал, что уже... Я не понял, откуда он появился... Но как-то этот кинжал оказался в моей руке. Мне сказали, что артефакт признал меня за хозяина... И я убил его этим кинжалом... Я не использовал его, как артефакт, а воткнул его ему в грудь...
- Постой-ка, - девушка чуть нахмурилась, видимо, мало что уразумев из его сбивчивой бессвязной речи. - Постой... Я вот одного никак не пойму... Как ты оказался в этом всем замешан?!
- В это замешана вся моя семья... - мрачно усмехнулся Вилле. - Я сын двух из основателей Хелланда.
- Что? - ее брови изумленно поползли вверх. - Ты?
- Да... Тебе, раз ты об этом знаешь, должна быть знакома фамилия Вало.
- Ой... Более чем знакома! - закивала она, широко раскрыв глаза. - Значит, вот в чем дело!.. Значит, это ты тот самый мальчик, за которым Эдвард охотился... Тебя укрыли у людей, да?
- Да... Откуда ты знаешь?
- Это произошло где-то за полгода до того, как меня укусил оборотень. Я тебя тогда даже видела один раз... И какой же вырос красавец из того капризного крикливого младенца!.. Трудно поверить, что мы встретились... Помню, я тогда смотрела на тебя, а ты орал как ненормальный... - она улыбнулась. - А вот теперь стоишь рядом, а я даже едва достаю тебе до плеча! Мне было так жаль тебя, потому что я знала, что Дориан вскоре узнает о тебе тоже... Твои родители были еще живы тогда. Пока ты был в относительной безопасности... Но потом... Я всегда осуждала Дориана за то, что он делал. Но никогда не думала, что он пойдет на такое - на убийство... Он убил твоих родителей, а тебя хотел прикончить... из страха. Знал, какой силой ты будешь наделен и что будет, если ты встанешь у него на пути. Тогда тебя спрятали у людей, но, я смотрю, все равно случилось то, чего Эдвард опасался... Но ладно, об этом потом... Что же случилось дальше?
- ВИЛЛЕ!!! - раздался вдруг истошный вопль с поляны, заставив всех троих вздрогнуть. - Вилле, ты где?!
- Черт! - он резко обернулся.
- Это кто? - удивленно нахмурился Лас.
- Моя спутница... Идем скорее, иначе она сейчас с перепугу натворит чего-нибудь...
Вилле посмешил сквозь заросли, и через минуту уже выбежал на поляну.
- О господи! - Эшли изобразила облегчение на лице. - Я так перепугалась!.. Зову тебя, зову уже полчаса, наверное! Где ты был? Что слу... ой...
Она умолкла, когда увидела, что вслед за Вилле на поляну вышли девушка и парень. Оба тут же принялись разглядывать ее как музейный экспонат.
- Привет! - улыбнулась Лиена, подходя ближе и показав небольшие острые клычки вместе с доброжелательной улыбкой. - Ты кто?
- Эшли... - севшим от удивления и испуга голосом пролепетала она.
- Я Лиена, я - оборотень! - весело поведала она. - А это - Лас, он тоже.
- Ой... - Эшли судорожно сглотнула. - Вилле... - дрожащим голосом позвала она.
- Не бойся... - вздохнул он. - Они нам ничего не сделают...
- Мы не тронем! - улыбнулся Лас. Вилле пришлось вкратце пересказать Эшли то, что он только что узнал от Лиены - кто она такая и что с ней случилось.
- Вилле! Ну? - Лиена нетерпеливо подскочила к нему. - Что случилось после?
- Ах да... - кивнул он, потом уселся на землю, облокотившись о ствол. Девушка уселась рядом на колени, внимательно глядя ему в глаза.
- Министерство обвинило меня в убийстве Дориана... - коротко пояснил он.
- Что? Как? - она распахнула глаза. - Они не могли... Они же знали, что он преступник...
- Знали. Но дело в том, что он успел пролезть и туда... В министерстве у него были сторонники...
- О господи! - воскликнула она. - Но... Но... Ладно, продолжай... - она с усилием удержалась от нового потока вопросов.
- Они арестовали меня... Был суд, на котором... На котором меня приговорили к смертной казни.
- Что?! Нет, не может быть!.. Они не пошли бы на такое!
- Как видишь, пошли... Это все делалось с определенной целью... Они хотели сделать то, что не смог Дориан, а именно - убрать меня, и не просто так... Они боялись, что я помешаю им... помешаю им осуществить то, что они задумали.
- В чем? - шепотом спросила Лиена, облизнув губы.
- Найти книгу... и оживить Дориана.
- Так они что, тоже ищут ее?! - вскричала она.
- Да! Но судя по всему, еще не знают, где они и где ее искать...
- Но как узнал ты?
- Если ты знаешь Дориана, то должна знать и Адену... - вздохнул Вилле.
- Адену... Господи, конечно! Горгулья... Она всегда была с ним и помогала ему... Говорят, спасся он именно благодаря ей!
- Да, так и есть... Она спасла его. А теперь помогает мне.
- Помогает? Ты что, хочешь сказать, что она переметнулась на твою сторону?
- Да... - он кивнул. - Она с нами в этом лесу, сейчас уже стемнело... Скоро она найдет нас и мы продолжим путь...
- Он знает, где книга?
- Нет. Только примерно... - покачал головой Вилле.
- Ох, - шумно вздохнула девушка, потом улыбнулась. - Как же тебе повезло, что я тебя встретила!
- В каком смысле?
- Я знаю, где книга.
- ЧТО?! - он подскочил, тоже упав на колени рядом с ней. - Ты знаешь, где она?!
- Да, знаю! - кивнула она. - Эта книга очень давно хранилась где-то далеко отсюда... Кажется, даже не на этом острове. Он ведь почти необитаем, единственное место, где здесь есть люди - Хелланд... По крайней мере, все так думали... Но в этом лесу жили... Знаешь, можно сказать, отшельники... Маги, которые уходили ото всех, от людей... И жили в этих лесах в одиночестве. Макабрия попала к одному такому магу... Он жил у гор в маленьком домике... Я мало что знаю о том, как она к нему попала, но это уже не важно, главное, она была у него. Но маг умер несколько лет назад... Не очень давно, я помню его. Он знал, что мы оборотни и мы часто составляли ему компанию... Он хотел помочь мне, хотел найти способ снять с меня проклятие... Но не успел - он умер... И о книге он нам рассказывал. У него и помимо нее есть очень много интересных вещиц... Дом его все еще стоит на том же самом месте, но он заброшен и покинут...
- И книга... книга там?! - тяжело дыша, севшим голосом спросил Вилле.
- Само собой, - она улыбнулась.
Он закрыл лицо руками, медленно осмысливая сказанное ей. Все... все... теперь все будет хорошо... осталось только добраться до нее... Они теперь знают, где она...
- Ты чего? - она придвинулась к нему, непонимающе улыбнувшись его реакции - вместо того, что прыгать от счастья, как он по ее мнению должен был делать, он замер неподвижно с таким выражением на лице, будто ему сообщили какую-то потрясшую его до глубины души новость. Она осторожно коснулась его плеча. - Ну, чего ты? Я вам помогу до нее добраться... - она пожала плечами. - Ну?
- Д-да... - он закивал, отняв руки от лица. - Да, да! Мне нужно добраться до нее как можно скорее...
- Но все это неблизко отсюда... Еще пару дней пути... - прищурился Лас.
- Пару дней? Это не так много, - мотнул головой Вилле. - Нам нужно прямо сейчас...
- Какие мы торопливые, - раздался беспечный голос, и Вилле вздрогнул - вечно Адена появлялась так неожиданно. Покрутил головой, но так никого и не увидел, но она сама через мгновение спрыгнув откуда-то сверху, видимо, с ветки, предстала прямо перед ним. - Вильгельм, я вижу, наша компания заметно увеличилась...
- Адена?.. - полувопросительно произнесла оробевшая девушка-оборотень. Лас насторожился, мрачно глядя на горгулью исподлобья.
- Да... Милая, а ты не изменилась... - она покачала головой, но Лиена вздрогнула, словно та высказала какую-то агрессию. Было заметно, что оборотням не очень-то приятно ее общество. - Ладно, не будем об этом сейчас. Я знаю, что у нас и шестнадцать лет назад отношения были не очень хорошими... Но сейчас я... именно я! - улыбнулась горгулья. - Не удивляйся... Предлагаю об этом забыть... Насовсем. У нас одна цель, насколько я поняла из вашего разговора... И раз ты знаешь, где эта книга, то это окажет нам неоценимую помощь. Ты согласна?
- Само собой, согласна...
- А вы что, знакомы уже? - подала Эшли, до этого молча переводившая взгляд то на Вилле, то на Адену, то на оборотней. Видимо, ее довольно сильно смущало присутствие нечеловеческих существ в таком количестве.
- Как видишь! - улыбнулась Адена. - Нас связывал семнадцать лет назад один человек... А сейчас - другой... Ну вот что... Меня лично мало интересуют житейские истории. Солнце давно село, а мы и так потеряли много времени... Хотя бы половину этой ночи мы должны провести в пути.
- Хорошо... - кивнул Вилле и направился к пегасам, привязанным в отдалении. Эшли, не очень-то прельщенная перспективой остаться с двумя оборотнями и горгульей, подскочила и понеслась за ним.
Вилле уже принялся отвязывать пегасов, когда Эшли наконец нагнала его.
- Вилле, постой! - крикнула она. Видимо, до этого он ее не замечал, потому что при звуке ее голоса вздрогнул и прыжком развернулся, глаза его испуганно забегали.
- Черт! Не пугай меня так! - он чуть успокоился, увидев, что это всего лишь Эшли.
- Ой... прости... - она прикусила губу. - Я просто это... Ну... там...
- Чего - "там"? - нахмурился он. Эшли так и не смогла выразить свою мысль и только помотала головой. Вилле отвязал лошадей, и, взяв их обоих под уздцы, повел их на поляну, туда, где в свете костра виднелись три силуэта.
- Полночи... - проговорил Лас, видимо, продолжая начатый ими разговор. - Тогда нам будет где остановиться днем...
- И где же?
- В этом лесу есть несколько... несколько сторожек, что ли... Маленькие, совсем заброшенные домики, но в них можно нормально отдохнуть... В одной из них мы с Лиеной можно сказать, живем... Как вы думаете - мы же можем добраться до него, как раз ближе к утру... А потом от него уже - до самых гор... Если в хорошем темпе...
- Постой-ка... Ты что, предлагаешь передвигаться по земле?
- Само собой. Во-первых, волки не летают, - просветил он. - А во вторых... Я отлично знаю эти места - чаща там очень густая, деревья сплетаются, и пегасы не смогут приземлиться... Так что...
- Ясно, ясно! - нетерпеливо оборвала Адена. - Тогда... Мне остается только лететь за вами - я-то смогу сесть и на дерево... Что ж, ведите их, оборотни... А сторожку вашу я как-нибудь найду... - она обернулась к Вилле. - Вильгельм, ты готов?
- Да... пробормотал он, глядя в землю и отрешенно думая о чем-то своем, хотя сосредоточенно пытался сделать вид, что поправляет седло.
- Тогда я вас оставлю прямо сейчас... - не сказав больше ни слова ни ему, ни оборотням, Адена прыгнула на ближайшее дерево, легко, словно кошка, забралась выше и вскоре послышался шум ее крыльев, раскрывшихся в полете.

10

Глава 14

Вилле устало всмотрелся вперед. Где-то в зарослях мелькнула серая спина Ласа... где-то рядом бежала Лиена, и Вилле не мог никак понять, как же им удается так легко ориентироваться и безошибочно находить здесь дорогу, среди абсолютно одинаковых деревьев. Впрочем, вскоре этот вопрос его интересовать перестал - вымотался он уже настолько, что, наверное, держался в седле только силой мысли. Счет времени и расстоянию он потерял уже очень давно, и теперь лишь из-под полуприкрытых век неосознанно смотрел на мелькавшие мимо деревья. Пару раз он оборачивался на Эшли - но та не выявляла никаких признаков усталости - ехала, оживленно оглядываясь по сторонам, словно бы не провела полночи в седле.
А ему было плохо. В последнее время ему всегда плохо... Вилле опустил веки - и удивился, стало чуть легче без этого непрерывного мелькания стволов перед глазами. Тогда он ослабил поводья, позволив Глифу самому выбирать удобную дорогу. Он никогда не думал, что у него получится уснуть прямо в седле, но, кажется, сейчас он действительно задремал. Жаль, что он не принял во внимание то, что ему может что-то приснится... Запомнил и понял он из своего сна только одно - когда-нибудь эти карие глаза сведут его с ума. Точнее, уже свели... Следят, наблюдают, даже во сне они не дают покоя...
Он не сразу ощутил, что Глиф замедлил ход. Вилле вскинулся, потревоженный этим, стряхнув разом это видение и сон, обернулся назад и обомлел - на него теперь и наяву смотрели те же карие глаза...
- Вилле, ты чего? - перепугалась Эшли, видя, как исказилось его лицо. Он осадил коня, поняв внезапно, что перед ним никакой не Дориан, а Эшли... Но глаза... Те, что он видел во сне и те, в которые смотрел сейчас - были одни и те же, он мог бы поклясться в этом...
- Что случилось? - рядом с ними, видя, что они остановились, появился Лас, уже в облике человека. - Мы уже почти приехали. Точнее, приехали... - тут же поправился он. - Смотрите, - он кивнул куда-то вправо. - Видите?
- Обещанное место для ночлега?.. - проговорила Адена, глядя в сторону едва виднеющегося вдалеке полуразваленного домика. Вилле тряхнул головой - когда она появилась?! Он даже не заметил... Как-то все происходило сумбурно, спонтанно, он, похоже, не совсем осознавал сейчас, где находится и что делает. Вздохнул и снова глянул на Эшли, чтобы убедиться, что все это плод его больного воображения. И тут же вздрогнул - взгляд никуда не делся. Все еще сверлил его, пронизывал насквозь... Где-то в солнечном сплетении зашевелилось отвратительное, ледяное чувство - страх - липкий, сковывающий, заставляющий его пугливое сердце с болью колотится о ребра.
- Вилле, ты в порядке? - нахмурилась Эшли - он, тяжело втягивая воздух, смотрел на нее испуганными мутными глазами и с застывшим жалобным, удивленно-испуганным выражением на лице, словно не услышав вопроса. - Вилле, ты...
Он вдруг качнулся вбок, ослабевшие руки выпустили поводья, и он без чувств сполз из седла. Лас, перепугавшись и ничего не успев даже понять, легко подхватил его, не дав упасть.
- Что за... - выдохнул он. Эшли, мигом догадавшись, в чем дело, спрыгнула на землю и бросилась к ним, склонившись над смертельно побледневшим парнем.
Это, в принципе, было уже излишним - Вилле начал понемногу приходить в себя уже тогда, когда почувствовал, что падает. Правда, почему-то никак не мог открыть глаза... А когда открыл - тут же пожалел об этом...
Теперь он точно был здесь - Вилле видел Дориана не менее реально, чем все остальное... Обуреваемый одним лишь желанием прикончить его сейчас раз и навсегда, не задумываясь о том, что уже сделал это однажды, Вилле, подхлестываемый собственным выдуманным страхом, вмиг вывернулся из рук Ласа, подскочил и, прежде чем стоящий перед ним человек успел хоть что-то предпринять, взмахнул рукой...
Эшли истошно завопила, когда он, с искаженным от ярости лицом, повалил ее на землю одним движением и кинулся на нее. Опять, как и в тот раз, его глаза горели безумием, страшным, жутким, нечеловеческим - она испугалась не сколько его действий, сколько этого самого сумасшествия и безрассудства, какой-то настоящей звериной злобы в его взгляде...
Чтобы он с ней сделал сейчас - ей было страшно и подумать, но почти сразу подскочившая к ним Адена схватила его, что-то кричавшего и неистово отбивающегося, и не без труда оторвала от Эшли. Он пытался вырваться, но освободиться от железной хватки горгульи ему явно было не по силам. Она рывком повернула его к себе, сама ужаснувшись этому взгляду и выражению лица, но он вдруг вскрикнул - на этот раз именно вскрикнул, словно от боли - обиженно, тонко и жалобно, и в следующую секунду его ослабевшее и резко обмякшее тело повисло у нее на руках - он судорожно, со стоном вздохнув, сполз вниз, уткнувшись виском ей в плечо.
Эшли, судорожно хватая ртом воздух, все еще полулежала на земле, опираясь на руки и от потрясения не в силах и двинуться с места и глядя на бесчувственного Вилле, бессильно повисшего на руках Адены. Та чуть встряхнула его, но его голова лишь запрокинулась назад, плеснув рыжей лентой локонов.
- Что с ним?.. - испуганно спросил Лас, помогая ей уложить его на землю.
- Не знаю... Эшли, с тобой все в порядке? - она повернулась к ней.
- Д-да... - не с первого раза выговорила она. - Он... он... это уже... было с ним... такое уже было...
- Что? - нахмурилась Адена. - В каком смысле?
- Это уже не впервые... Тогда... около пещеры... когда ты нас оставила... ну, днем...
- Что там произошло?
- Он... он спал, кажется... А потом вдруг заговорил во сне... Я хотела его разбудить... и он... он... так же... бросился на меня...
- Просто так? И никак это не объяснил?!
- Он сказал, что ему померещилось что-то спросонья... - она уже более-менее пришла в себя.
- И что же?
- Дориан...
- Как - Дориан? - Лиена удивленно ахнула. - Он же... он же...
- Мальчик сходит с ума... Я всерьез... я всерьез уже боюсь за него!..
- Ну он же не спятил? - Эшли все-таки поднялась и решилась подойти к нему.
- В его ситуации - вполне мог... - скривилась Адена, потом склонилась над ним, потрясла за плечо, осторожно, словно боясь причинить боль, но он остался неподвижен.
- Что нам делать? - Лиена склонилась над ним. - Бедняжка... Послушайте, наш домик - вон она, близко совсем. Давайте отнесем его туда... Он отдохнет, придет в себя...
- Хорошо, ты права. Лас, возьми его. Только прошу тебя, осторожнее... - она поморщилась.
Легкий хрупкий паренек явно не был для Ласа тяжелой ношей - он бережно подхватил его на руки, прижав к себе, и поспешил в сторону терявшегося в тени стволов домика. Вилле, казалось, просто спал, уткнувшись щекой ему в грудь... Следом поспешила горгулья, Лиена и Эшли, ведя за собой обоих пегасов. Отперев деревянную дверь, чуть покосившуюся на петлях, они оказались внутри - в единственной комнате, небольшой, но как ни странно, не казавшейся запущенной и заброшенной; о том, что здесь нечасто кто бывал, говорил только толстый слой пыли на мебели и паутина по углам. Лиена сдернула с ближайшей постели - а тут их было две - запыленную накидку, под которой оказалось вполне сносное одеяло и мягкая перина, и Лас бережно опустил на него все еще бесчувственного Вилле. Через минуту в доме, так неожиданно обретшем новых временных обитателей, появилась Эшли, которая привязывала возле дома пегасов. Дверь за ней закрылась. Лиена вздохнула и, взмахнув рукой, зажгла камин.
- Единственное, пожалуй, что я еще не забыла... - проговорила она, присев на постель рядом с Вилле. - Бедный мальчик... Что же с тобой такое?
Эшли уселась куда-то в угол, за камин, боязливо поглядывая на всех собравшихся. Что ни говори, а положение у нее было незавидное - оборотни и горгулья в составе этой компании, с которыми она осталась наедине и к тому же, единственный человек, рядом с которым она даже в таких условиях чувствовала себя нормально, теперь и сам пытается ее прикончить, окончательно съехав с катушек...
- Скоро рассвет... Я не хочу засыпать здесь... - вздохнула Адена. - Я оставлю вас. Если он очнется и будет в состоянии передвигаться, вы можете идти дальше. Я вас найду... постараюсь...
- Куда ты? - Лиена подняла на нее голову, но та даже не ответила, быстро покинув дом. Девушка вздохнула и снова глянула на Вилле.
- Совсем ребенок... - вздохнула она, а потом повернулась к оборотню. - Лас, я не пойду сегодня... иди один, пожалуйста... я не хочу оставлять его надолго...
Лас молча поднялся, и теперь в доме остались только трое. Лиена осторожно приподняла голову Вилле, подложила ему подушку и погладила его по волосам.
- Ну ничего... Все нормально будет, хороший мой... Эшли! - позвала она, обернувшись. - Ты как там?
- Все нормально... - она поднялась и все-таки рискнула подойти к постели. - Как он?
- Все будет в порядке, - улыбнулась Лиена. - Ему только нужно поспать... Послушай, Эшли... я уйду сейчас, но совсем ненадолго... Побудь с ним, пожалуйста...
- А если он очнется? И снова...
- Я буду рядом. Не бойся, хорошо? Просто посиди тут с ним, а если что-то понадобится, выйди и позови меня, я далеко не уйду, услышу...
- Ладно... - насуплено кивнула Эшли, глянув на то ли все еще бесчувственного, то ли уже просто спящего парня. Лиена покинула дом, и она уселась на край стола, поглядывая то на камин, то на плохо занавешенные окна, но стараясь не смотреть на Вилле. И через несколько минут ее внимание привлек хриплый, чуть окрашенный голосом вздох. Она вздрогнула и резко обернулась к постели Вилле.
Он открыл глаза и изумленно уставился на потолок над собой. Потом чуть приподнялся на немного дрожащих руках, и в поле его зрения попала Эшли. Она замерла, со страхом снова ожидая его приступа безумия, но он, казалось сам был очень испуган - озираясь по сторонам, он никак не мог понять, где находится и что происходит.
- Эшли... В чем дело? Мы где?
- В доме... о котором Лас говорил... - осторожно произнесла она, следя за его реакцией и в любую секунду готовая спрыгнуть со стола.
- Что? Мы уже приехали?
- Да...
Вилле приподнялся и сел на постели, не с первой попытки, впрочем - его чуть шатало. Эшли слезла со стола и обошла его, чтобы между ними было приличное расстояние.
- Ты чего? - удивился он, поднимаясь. - Почему ты на меня так смотришь?
Эшли промолчала, а он, встав-таки на ноги, двинулся к ней.
- В чем дело? - он нахмурился, видя ее перепуганное лицо.
- Не подходи... - тихо проговорила она, отступая так, чтобы стол оказался как раз между ними.
- Что? Да в чем дело? - он остановился. - Что случилось?
- А ты что, не помнишь? - она хлюпнула носом от страха.
- Чего? Что я должен помнить? - его глаза испуганно забегали, и он замер, глядя на нее. - Да что произошло, Эшли?
- Ты... Ты потерял сознание... еще там, в лесу... упал с лошади... а когда пришел в себя... ты снова бросился на меня... Адена тебя оттащила, и ты опять отключился, а потом тебя принесли сюда...
- Что?! - он посмотрел на нее, словно на сумасшедшую. - Я не... Я не помню ничего...
- Как это - не помнишь?
- Я заснул в седле... Но я не терял сознание и тем более ни на кого не бросался!
- Ты что же, правда ничего не помнишь? - она затаила дыхание.
- Нет... - он испуганно покачал головой. - Это что, правда?
- Правда... Ты бросился на меня...
- Я ничего не помню... - он схватился за голову, словно это могло чем-то помочь. - Нет, я не... Эшли... - он снова сделал шаг к ней, но она испуганно отшатнулась. - В чем дело? Я тебя не трону...
- Не подходи... - зачем-то повторила она. Его глаза снова начали казаться ей горящими ненавистью и безумием. - Ты сумасшедший... Не подходи!
- Эшли, успокойся! Я ничего тебе не сделаю!
Видимо, его слова не возымели никакого воздействия - видя, что он приближается к ней, она все дальше пятилась к двери, видимо, с желанием распахнуть ее и выскочить на улицу. Он не понимал, что происходит и не помнил ровным счетом ничего - он мог бы поклясться, что заснул тогда в седле... и все!
- Эшли, я прошу тебя! Я тебя не трону! - он шагнул вперед, и она уперевшись в стенку, поневоле остановилась, глядя неотрывно почему-то на его тонкие, ослабевшие и почти прозрачные руки. "Что же я с ней сделал, что она так от меня шарахается?!" - с ужасом подумал он. - Эшли, все в порядке!
- Не... не... подходи... - всхлипнула она. Вилле присел перед ней на корточки и, прежде чем она успела отдернуть руку, поймал ее ладонь.
- Успокойся, пожалуйста! Я тебе ничего не сделаю! - снова повторил он, виновато глядя на нее снизу вверх. - Все в порядке... Я тебя не трону... Я и правда ничего не помню, я клянусь тебе!
- Ты что, действительно не помнишь? - она уже чуть успокоилась, и теперь почувствовала, как трясется его холодная рука, сжимающая ее ладонь.
- Ничего... - он покачал головой. - Прости меня, если я сделал тебе больно... Я не знаю, что со мной творится... Прости, хорошо? Если бы я еще помнил что-то...
- Ладно... Вилле... - она сглотнула, убедившись, что пока вроде бы все в порядке. - Но ты меня очень пугаешь...
- Я уже и сам себя боюсь... Я не знаю, что происходит... - он поднялся, и теперь уже она смотрела вверх, чтобы видеть его лицо. - Я помню только, что мне приснились... приснился он... - Вилле опустил взгляд и посмотрел ей в глаза, надеясь сейчас, что сейчас не увидит...
Испуганные карие глаза смотрели прямо на него - настороженно и недоверчиво. Но их выражение не могло его обмануть - они были теми же самыми, страшными, насмешливыми глазами, преследовавшими его всюду...
Он отшатнулся, и Эшли испуганно выдернула руку. Однако он прекрасно видел, что перед ним именно она... не Дориан... Просто он уже спятил, и то, что у нее такие же карие глаза, заставляет его больное воображение рисовать подобные картины. Вилле помотал головой и опустил взгляд - не будет их видеть, не будет и думать об этом... К тому же, закружилась голова, кажется...
- Вилле, ты очнулся! - сзади послышался звонкий голос, мигом разогнавший туман в сознании. Он повернулся - в дом вошла Лиена.
- Слава богам... - она тут же оказалась рядом с ним и обхватила его плечи, решив почему-то, что он нуждается в поддержке. - Как ты? Ты нас всех так напугал... Что произошло?
- Я не знаю... Не помню... Я заснул в седле... И все...
- Что? - нахмурилась девушка. - Что ты имеешь в виду?
- Не помнит он ничего... - буркнула Эшли. - Как сознание потерял и как на меня бросился...
- О господи... Да что же это такое?
- Вообще-то, у меня очень часто бывает, что я теряю сознание... просто так... у меня ведь сердце больное, - объяснил он. - Но такое было впервые... Лиена, я не знаю, что со мной... но мне кажется, что я его вижу... постоянно. Кажется, что он рядом...
- Кого?!
- До...дориана... - запнувшись, произнес он.
- Что? Но... как?
- Я не знаю... Когда я в первый раз... когда это произошло в первый раз, я был уверен, что передо мной именно он... Только потом понял, словно очнулся - что это была Эшли... Я не знаю... не знаю, что со мной... Я схожу с ума или он действительно здесь! - последнюю фразу Вилле выкрикнул, не сдержавшись. - Я же вижу его... чувствую...
- Успокойся... Вилле, я... - Лиена не знала, что ему сказать - больше всего это действительно было похоже на настоящее помешательство... И об этом говорила Адена...
- Вилле... Тебе лучше будет сейчас отдохнуть... Хорошенько поспать... У нас еще будет время поговорить и подумать, что же нам делать... Но сейчас я хочу, чтобы ты отдохнул, хорошо? Идем... - она повлекла его за собой, обратно к покинутой им постели. - Вот... Нам всем нужно отдохнуть. Солнце уже всходит, у нас много времени... Ложись и постарайся ни о чем не думать... И тебе, Эшли, тоже не мешало бы поспать...
Вилле уснул быстро, почти мгновенно, но сон его был очень тревожен и беспокоен - он иногда что-то шептал, или чуть побелевшие губы его просто беззвучно шевелились и подрагивали ресницы, когда он чуть жмурился во сне...

Лиена, сидя на полу рядом с его постелью - в облике волка - не сводила с него глаз. Вилле спал в немного неестественной, какой-то напряженной позе - лежа полубоком, подняв покоящуюся на подушке правую руку к лицу так, что его тонкие чуткие пальцы касались чуть напряженного лба. Он уже долго лежал так совсем неподвижно, только грудь слабо вздымалась от неверного дыхания. Она сидела и ждала, когда же он наконец пошевелится, но, когда он шумно вздохнул, отчего-то недовольно чуть изогнув линию полных губ, она вздрогнула и подалась вперед. Но он не проснулся, и, только с присвистом вздохнув еще раз, повернулся на бок, обняв руками подушку и снова затих, совсем как успокоенный ребенок, уснувший после бурного и наполненного эмоциями дня.
Волчица, дрогнув холкой, тихо и неслышно запрыгнула на его постель - он даже не почувствовал движения рядом с собой. Лиена осторожно прилегла рядом с ним, у его изогнутого хребта, свернувшись, словно кошка, в клубок, и, положив голову на сильные лапы, немигающим взглядом уставилась на его, прямо в неподвижную узкую спину. Ее уши резко поднимались, едва она улавливала хоть незначительный сбой в его дыхании, или неразборчивый, словно в бреду бессвязный шепот, словно он был болен и лежал в горячке... Солнце уже давно встало, но все окна были плотно занавешены, а яркие лучи не пропускали тесно сплетенные ветви деревьев, среди которых терялся их маленький домик... Он спал, и был совсем беззащитен и открыт ей во сне, не подозревая, что за ним, крепко и беспечно уснувшим, так пристально наблюдает лежащая рядом волчица, изучает каждую черточку, каждую линию его слабых рук и шеи, на которой билась выступающая синяя жилка, запоминает каждый его локон, в спутанную сень которых она, не выдержав, зарылась носом, не смея заснуть и сдерживая дыхание, чтобы оно не потревожило его. Но не могла удержаться от того, чтобы приблизиться, медленно и осторожно, словно подкрадываясь, так, что его спина, наверное, сейчас так уютно согревалась теплым волчьим мехом, к которому он инстинктивно и невольно для себя прижался... Она замерла, боясь вдохнуть, когда он спустя некоторое время вновь зашевелился, покашлял во сне - она уже подумала, что он проснулся, но нет - он только повернулся лицом к ней, а его рука, нашарив теплый волчий бок, невольно сжала его, прижимая к себе, тонкие пальцы стиснули холку, и она послушно подалась за ним, а его закрытые глаза, если бы сейчас открылись, встретились бы с чуть настороженными от боязни разбудить его глазами волчицы, которые редко мигали, на секунду гася зеленоватый блеск и тут же вновь вперивались в него взглядом. А он снова замер, так и оставив волчий бок стиснутым в слабых пальцах и уткнувшись лбом в ее уютную теплую холку...

***

Не спали уже все, кроме Вилле. Время близилось к вечеру, готовились уже продолжать путь, но он еще спал. Впрочем, Лиена все это время пролежала рядом с ним, не двигаясь и до сих пор ощущая, как его рука утопает в ее шерсти.
Дверь открылась - явился Лас. Лиена вскинула голову, взглядом велев ходить потише, и тот послушно придал шагам кошачью легкость и осторожность. Эшли сидела тут же, на другой постели, словно в трансе, остановившимся взглядом сверля невидимую точку перед собой.
- Мы не будем ждать горгулью... - тихо проговорил Лас. - Идемте сейчас... Как и хотели...
Лиена только кивнула, потом хотела было будить Вилле, но подумала, что он, наверное, напугается, если, проснувшись, увидит перед собой волчью морду, и поэтому она осторожно высвободилась из-под его руки, которая так и сжимала ее холку, и теперь мягко упавшей на складки ткани, спрыгнула на пол, и уже только приняв человеческий облик, осторожно погладила его по волосам, ожидая, когда же ее тихие прикосновения его разбудят. Он с шумом втянул воздух, подавшись щекой за ее ладонью, и наконец открыл мокрые со сна глаза, ничего не понимающие, озадаченные и чуть даже испуганные.
- Тише... - сразу решила его успокоить Лиена, чтобы избежать вопросов с его стороны. - Просыпайся, нам пора ехать...
Он кивнул в ответ, не понимая, почему ее рука прижата к его щеке. Ладонь, словно почувствовав его мысли, тут же отстранилась, и сменилась улыбкой на лице. Лиена кивнула ему и ушла куда-то от его постели, смотреть куда - он не стал, а снова откинулся в подушки, разгоняя сонную истому и постепенно восстанавливая в памяти все события, до этого плававшие словно в тумане. Полежал немного, смотря в потолок, внезапно сам для себя закашлялся - до боли, до слез в глазах и острой рези в горле и груди. Придя немного в себя, приподнялся на руках, уперевшись в податливые перины локтями, потер ладонью глаза и огляделся по сторонам.
- Как ты, Вилле? - откуда то из угла раздался голос Эшли.
- Что?.. А, нормально... - с трудом сориентировался он - голова тормозила по-страшному, он никак не мог отогнать сонливость.
- Ты спал так долго... - пробормотала она, Вилле огляделся - в доме, похоже, кроме них сейчас никого не было, но снаружи, на улице, раздавались шаги и голоса. А через мгновение в чуть приотворившуюся дверь скользнула Лиена.
- Вилле, ты как? Готов ехать?
- Да... готов... - пробормотал он и поднялся с постели, потянулся, и после этого почувствовал себя уже чуть лучше. Снова вспыхнуло стремление поскорее добраться до книги и оборвать все это... Пока он старался не думать о том, что на самом деле все это может закончится не так, как он рассчитывает... Но знал прекрасно, что лучше не заострять на этом внимание сейчас, сейчас главное добраться до нее...
Он очень замерз, хотя в доме жарко горел камин. Обхватив дрожащие плечи руками, он толкнул коленкой дверь и вышел. Солнце еще не село, до вечера было еще полно времени. Значит, путь они продолжат без Адены... Пегасы стояли тут же, уже оседланные и готовые к дороге. Вилле передернуло от очередного порыва ветра, он потер плечи, чувствуя, как весь трясется.
- Ты чего? Замерз? - Лиена неслышно подошла, словно подкралась, сзади.
- Д-да... немного... - поежился он.
- Так уж немного... Хочешь, погрею? - она приблизилась и обняла его сзади. - Нам уже ехать пора... Все готовы...
- Хорошо... - он замер и постарался не дрожать так явственно, но ничего не получалось. Лиена вздохнула ему куда-то в плечо.
- Если все получится, то уже завтра... к вечеру... мы будем на месте... - проговорила он.
- Это хорошо...
- А тебе не страшно?
- В каком смысле? Чего я должен бояться?
- Ты разве не знаешь?
- Я боюсь только одного - что может ничего не получится... Другое меня не интересует...
- А что будет потом?
- Когда - потом?
- После того, как... как... ну ты понял...
- Я еще не знаю, получится ли... Если я верну ее... то все равно вместе мы быть не сможем... может быть, какое-то время, но все же... Меня ведь до сих пор ищут... к тому же я два раза сбегал из тюрьмы...
- На тебя столько всего свалилось... - она потерлась носом о его плечо. - Хотя тебе всего каких-то семнадцать лет... Но постой... Неужели у тебя нет никаких шансов, что тебя оправдают?
- Есть... Но давай об этом не будем... Меня сейчас меньше всего интересует моя собственная судьба...
- Как знаешь, Вилле... Но я очень хочу тебе помочь... Хотя бы чем-нибудь...
- Пока ты можешь помочь только тем, чтобы привести меня к книге... - вздохнул он.
- Лиена... ты готова? - раздался позади них голос Ласа. Вилле вздрогнул от неожиданности и обернулся. Тот отвязывал пегасов. - Давайте не будем терять времени.
- Идем, Вилле... - Лиена взяла его за руку. - Нам осталось немного...
Вилле молча закусил губу - для себя он эту фразу истолковал с совсем другим смыслом...
Из дома появилась Эшли, какая-то угрюмая и насупленная, и, когда Вилле глянул на нее, поймав случайно взгляд - она вздрогнула. Точнее, дрожь пробрала их обоих одновременно - от взглядов друг друга...

***

Ехали долго - весь оставшийся вечер, и ночь, когда уже луна успела взойти и скрыться из поля зрения. Вилле вскоре снова перестал замечать что-либо вокруг себя происходящее - ехал, опустив голову и натянув капюшон - стал накрапывать мелкий дождик, который, само собой, не прибавил поездке приятности... Спина болела от постоянных толчков лошадиного крупа, он уже стискивал зубы, стараясь не застонать при очередном шаге Глифа, а то, что ехали они крупное тряской рысью, только усугубляло все это. Они не сделали за все это время ни одной остановки, и Вилле почувствовал, что он больше не выдержит - ему нужно хоть немного отдохнуть. Однако Лиена вскоре, словно почувствовав, как он вымотан или прочитав его мысли, сама решила сделать остановку.
Они расположились прямо в чаще, рядом с грудой бурелома. По словам Ласа, до места оставалось всего около десяти часов пути. Вилле помнил только, как слез с лошади, даже, кажется, с чьей-то помощью, и помнил, что забылся тяжелой дремой прямо в руках Лиены, которая, обхватив руками его плечи, старалась хоть как-то согреть его собой, и он провалился в апатичное, опять с бредом во сне, полузабытье...
Пробуждение состоялось уже когда взошло солнце. Путь решили продолжать, не дожидаясь горгульи - той ночью она сопровождала их, но к рассвету, само собой снова исчезла. Получалось, впрочем, не очень удачно - добираться до книги им пришлось бы только вчетвером, без одного из самых сильных членов их компании. Лиена и Лас не понимали, какая опасность могла подстерегать их в таком известном им и тихим местом. Но Вилле отчего-то был неспокоен, и беспокойство это на свое безумие списывать уже перестал... Теперь его эти страхи стали почти осязаемыми, чем ближе, казалось, они были к цели, тем сильнее было его напряжение...

- Вилле, смотри... - раздался позади него голос Эшли, вырвавший его из оцепенения. Вилле зачем-то вместо того, чтобы посмотреть вперед, сначала обернулся на нее - она указывала куда за частокол измельчавших на опушке леса, на которую они выехали, стволов, и Вилле послушно проследил взглядом за ее рукой.
А там уже виднелись залитые наполовину закатным солнцем горы.






Глава 15

- Нам придется оставить пегасов здесь... - проговорила Лиена, приняв уже человеческий облик. Вилле не сразу ее услышал, погруженный в свои мысли, Лиена, подойдя, заглянула сначала ему в глаза, но не увидела в них никаких признаков присутствия и осмысленности.
- Вилле... - она хлопнула его по ноге, чуть повыше коленки. - Очнись...
- Он чуть удивленно посмотрел на нее, и только сейчас понял, что она имела в виду. Он молча слез с лошади, огляделся - Эшли уже была на земле и держала серого пегаса под уздцы.
- Мы оставим их здесь... И потом вернемся за ними...
- Вернемся? - тупо переспросил Вилле.
- Само собой... На чем вам возвращаться обратно? - Лиена удивленно посмотрела на него, не поняв, что он имел в виду на самом деле.
- А зачем нам их оставлять?
- Лошади не смогут пройти там, где пойдем мы. Там сплошные камни и скалы... Так что дальше - пешком.
- И долго?
- Пока не дойдем... - хмыкнул Лас, подходя.
- А Адена?
- Что - Адена? Ты предпочитаешь терять время, ожидая ее?
- Вообще-то... Да. Мне не хотелось бы идти без нее...
- Я не понимаю тебя, Вилле... - вздохнула Лиена. - Чего ты боишься?
- Я не говорил, что чего-то боюсь... Я просто... просто хочу... Неважно... Давайте дождемся ее. Солнце уже давно село... Она скоро должна нас найти...
- Нет, Вилле... Не стоит... Она сама нас скоро нагонит - тут открытое место. Так что нет смысла ждать ночи еще несколько часов...
- Я очень устал... - скривился Вилле. - Неужели нам нельзя хотя бы немного отдохнуть? Я не уверен, что дойду...
- Ты хочешь отдохнуть? - Лиена глянула на него. - Хорошо... Тогда мы остановимся здесь. На час, не больше... Отдохнем все... После полуночи мы уже будем на месте. Точнее, должны быть...

Отдыхали действительно мало, Вилле не заметил пролетевшего времени - он просто словно в горячке забился под выступающие корни какого-то дерева, наполовину вывернутого бурей из земли, съежившись, словно хотел и вовсе стать совсем незаметным, скрыться и удалиться ото всех, никого не видеть и не слышать. Он уже задремал - ему показалось, по крайней мере, что задремал - на самом деле забылся и - и тут же почувствовал, что его кто-то трясет. Сильно и резко, плечу, в которое вцепились чьи-то пальцы, стало больно. Но вот только он никак не мог очнуться и открыть глаза, словно тело его отключилось, а остались только мысли, напрасно отдающие бездвижному телу приказы, словно кто-то не давал ему двинуться, а он напрасно пытался заставить себя пошевелиться, или хотя бы открыть глаза...
- Вилле... Вилле, ты чего? - Лиена ухватила его за плечи и потянула к себе, подняв и заставив сесть. - Вилле, очнись...
Он все-таки, словно ее голос ему помог, приоткрыл глаза, и увидел перед собой ее чуть встревоженное лицо.
- Ой, ты меня уж было напугал... - она улыбнулась его сонной растерянности в глазах.
- Я... я просто заснул... - он тряхнул головой. - Нам пора идти?
- Да... Как ты, отдохнул?
- Вообще-то, не очень... - буркнул Вилле. - Но идем скорее... я... ладно, неважно... - он отмахнулся и поднялся на ноги, отряхивая плащ. Чуть качнулся, еще не до конца придя в себя со сна и огляделся. Луна уже поднялась, осветив, пусть и тускло, поляну, на которой они расположились. Эшли стояла, погруженная в себя и задумчиво, как-то зомбически, одинаковыми механическими движениями гладила серого пегаса по шее.
- Эшли... Нам нужно будет привязать их здесь... - проговорил он. Она резко обернулась, словно ее ударили, забегавшие глаза ее были испуганными и даже какими-то затравленными.
- Что? - голос ее был неестественно высоким и напряженным.
- Я сказал... - он сам испугался ее взгляда. - Пегасов... нужно оставить...
- А, прости... я задумалась просто... - она отвернулась от него и принялась снимать с пегаса седло. Вилле еще несколько мгновений смотрел ей в спину и направился к Глифу.
Снятые седла они спрятали тут же, меж корней, а самих лошадей привязали к этим самым корням. Глиф взволнованно всхрапнул, когда понял, что хозяин удаляется с намерением оставить его одного, но Вилле даже не обернулся к нему. И под обиженно-испуганное фырканье брошенного пегаса Вилле вслед за всеми стал спускаться с лесистого пригорка, на котором они останавливались.

Их путь продолжился уже пешком, и идти, как Вилле понял в первые же полчаса, было совсем нелегко - под ногами хлюпала грязь, перемешанная с камнями, то и дело приходилось перепрыгивать через какие-то булыжники или навалы стволов. Вилле теперь понял, что ту ни за что не прошел бы ни один конь. Волки с легкостью прыгали по камням, а вот им приходилось туго - они шли, все время спотыкаясь и оскальзываясь. Местность была непонятная - и не лес, и не горы, а нечто среднее - большие деревья больше не встречались - они сменились какими-то старыми полусухими корявыми стволами, которые впивались корнями прямо в голые камни, между которыми изредка встречались маленькие ручейки. Горы маячили впереди - и они шли на них, будто на стену, с которой вот-вот столкнуться.
Перед ними вскоре встало новое препятствие - неширокая и неглубокая, но быстрая речка. К счастью, они вышли прямо к броду - ее можно было перейти здесь по выступающим из пенящейся воды камням.
- За этой речкой... за ней еще минут двадцать идти... и будем на месте... - Лиена подошла к Вилле сзади, пока он стоял на берегу, глядя, как по камням прыгает Лас. - Мы шли дольше, чем я думала... Ты как, устал?
- Нет... - выдохнул Вилле, даже не обернувшись.
- Ну ничего... - Лиена провела рукой по его спине. - Скоро все кончится. Ты ее вернешь... - проговорила она, и на этот раз Вилле не выдержал и посмотрел на нее.
- Ты в это веришь?
- Что? Само собой, верю! - она удивленно улыбнулась. - Ты чего расклеился? - она глянула на него - он совсем по-детски, словно готовящийся заплакать ребенок закусил губу. - Все нормально будет... Давай... идем...
Вилле мелко закивал и двинулся вперед, по камням, стараясь держать равновесие. У самого берега, впрочем, все равно пришлось несколько шагов пройти почти по голень в воде. Следом за ним шла Эшли, с большой осторожностью, то и дело замирая на очередном камне и не решаясь шагнуть на следующий, Вилле дожидался ее уже на земле и протянул руку, когда она вылезала на берег. Она опасливо коснулась его ладони, как-то странно посмотрев на него, но потом уцепилась за его руку и выбралась на прибрежные камни, выжимая мокрые от воды штанины.
"Двадцать минут..." - подумал Вилле. - "Через двадцать минут все станет ясно..."
Всю оставшуюся дорогу он шел как на автопилоте - не видя ничего вокруг, в поле его зрения маячила только спина идущей перед ними Лиены, которая, словно спасительный огонек вызвалась вывести его из тьмы... Он не запомнил ничего из той местности, где они шли - только то, что под ногами перекатывались камешки, мешающие идти и он то и дело спотыкался из-за них.
- Вилле... Вот этот дом... - на его плечо легла ладонь Лиены. - Смотри...
Он поднял голову, вырвавшись наконец из оцепенения. Перед ним, у самой скалы в стволах покореженных деревьев терялся большой деревянный дом, двухэтажный и наполовину развалившийся. Крыша его покосилась и рисковала, казалось, того и гляди упасть. В общем, вид этот дом имел весьма запущенный и необитаемый, словно его покинули не несколько лет назад, а как минимум в лет за сто...
Вилле стоял, приоткрыв от волнения и отдышки рот, и смотрел на дом. Он выглядел здесь совсем неестественно, этот пейзаж не был приспособлен для таких деталей в себе, как человеческие жилища. Возможно, именно поэтому этот дом сам словно попытался подстроится по окружающую местность своим глухим диким и дремучим видом.
Они подходили ближе и в оранжевом закатном свете могли теперь рассмотреть его более пристально. Одно окно на первом этаже было разбито, видимо, это произошло уже после смерти мага; половина крыши сбоку оказалась и вовсе вывороченной, похоже, она обвалилась. Ступени - ветхие и деревянные, вряд ли, казалось, приспособлены сейчас для того, чтобы по ним ходили люди. Дом весь выглядел каким-то однобоким и покосившимся - он осел в размытой почве, и Вилле он напоминал больше лишь скелет здания, нежели дом...
Они подошли к нему уже вплотную. Лиена, подтянувшись на носочках, заглянула в разбитое окно и тут же, ойкнув, пригнулась - оттуда вылетела потревоженная ими птица.
- Ну что... Вилле... ступай... - проговорила она. - Нам... нам здесь остаться?
- Я не знаю... Идемте в дом пока вместе, а там посмотрим...
Дверь оказалась запертой, но петли ее настолько прогнили, что стоило Вилле лишь чуть сильнее ее дернуть, как она с этих самых петель слетела и с грохотом повалилась на пол. Он замер, словно боялся, что кого-то этим шумом потревожить и потом несмело ступил на порог.
Внутри дом выглядел не лучше, чем снаружи. Но имел все-таки куда более обжитой вид. Тут была мебель, грубо сделанный камин и другие, пусть и неуклюжие, но все же человеческие вещи... Они вошли в большую комнату, по виду выполнявшую когда-то роль гостиной.
- Вилле, смотри... - Лиена подвела его к одной из стен и указала на небольшую полочку, на которой стояло множество каких -то пузырьков, коробочек и шкатулок.
- Что это? - нахмурился он. - Изобретения того самого мага... Уникальные вещи. Которых больше нет нигде... Он постоянно что-то придумывал и создавал... Все это еще никто не видел после его смерти...
- И что это за вещи?
- Я не знаю... Знаю только некоторые предметы... Вот в этой бутылочке, видишь, зеленая вода? Это какая-то ерунда, что-то лечебное... Но уже не помню что... А вот это... - она указала на еще один пузырек, - это он так и не доделал...
- А что это?
- Он хотел помочь мне... Хотел снять проклятие, сделать меня снова человеком... С помощью своей магии... Но не успел - он умер... Но я не жалею почему-то, - она пожала плечами. - Пожалуй, я и не захотела бы опять становится человеком...
- Что это? - Вилле осторожно снял с полки какую-то шкатулку. Лиена взяла ее у него из рук и открыла - там оказалась какая-то сероватая легкая пыльца.
- Это... Я не знаю точно, но это тоже его изобретение... Он всегда хотел уметь перемещаться на дальние расстояния, но у него с этим были серьезные проблемы - дар это был у него очень плохо развит, - улыбнулась она. - Вот он и придумал эту штуку...
- А как ей пользоваться, ты знаешь? - Вилле подумал, что она может им очень и очень помочь.
- Это что-то типа артефакта - он только увеличивает твою силу, когда ты перемещаешься, и помогает перенестись на большие расстояния...
- Ясно... - Вилле вздохнул, потом подумал, и, взяв у нее коробочку, вопросительно глянул на Лиену. - Можно я ее заберу? Она мне может пригодиться...
- Да, и еще как. Возьми ее, само собой...
- Хорошо... - Вилле сунул ее в карман плаща и глубоко вздохнул - все-таки пора начинать то, к чему он все это время стремился и теперь как мог надолго откладывал...
- Где... где книга? - севшим голосом спросил Вилле.
- Наверху, Вилле... - Лиена ожидала этого вопроса, - там библиотека... Нам пойти с тобой?
- Нет... нет, теперь не стоит...
- Ты знаешь, что нужно делать?
- Знаю, - кивнул он и огляделся. Пошарив глазами по окружающей его мебели он заметил наконец то, что искал - небольшой ножичек, лежащий на грубо сколоченном столе. Нож был довольно тупой, но это было лучшее, на что он мог тут рассчитывать.
- Мы будем ждать... вас... - Лиена, волнуясь, закусила губу так, словно уже успела перенять эту манеру у Вилле. - Давай, иди, не бойся... Делай что должен...
Вилле стал подниматься по лестнице, осторожно, будто боялся, что она под ним рухнет. Вслед за ним - он этого не заметил, но если бы и заметил - то не возражал бы - двинулась и Эшли. Они поднялись наверх, Вилле открыл первую попавшуюся дверь... и попал в точку - это была библиотека.
Они шагнули в просторный запыленный зал с огромными клубами паутины на мебели и в углах. Эта комната выглядела еще более необитаемой, чем весь остальной дом. Он судорожно пробежал глазами по немногочисленным, но массивным и набитым до отказа книгами стеллажам. Как она хотя бы выглядит? Вилле подошел к первому стеллажу, сплошь заполненному старинными томами. Большинство названий их было написано на латыни или на вовсе неизвестных ему языках. Скользнув взглядом по темным корешкам фолиантов, он обернулся на Эшли - и удивленно замер. Она стояла, прижавшись ладонями к стеклу одного из стоящих совсем отдельно от других шкафчика, небольшого и сделанного искусно и тонко, в отличие ото всей остальной находившейся здесь мебели. Эшли с восторгом и благоговением, совсем ему не понятным, смотрела на что-то в это шкафчике находящееся, и выражение лица ее было пугающе безумным, словно там находилось что-то, что она всю жизнь искала и теперь от радости обретенного не могла сдвинуться с места и произнести хоть словно; но в то же время глаза ее были пусты и отсутствующи, словно радость эта была наигранной и кто-то ее радоваться заставлял извне.
Впрочем, Вилле не стал пристально вникать в эти вещи, не смотря на то, что такое ее поведение его более чем удивило. Он подошел к этому шкафчику... и замер сам.
За пыльным мутным стеклом на одной из полок стояла большая темная книга, вся увитая и запутанная в паутине. На обращенной к дверцам обложке Вилле, несмотря на всю эту пыль и паутину, разглядел выдавленную неровную надпись: "Macabria"...
Это была она. Вилле, едва сумев совладать с трясущимися словно в лихорадке руками взялся за дверцу шкафчика. Она не поддавалась, видимо, была заперта. В порыве нахлынувшей неожиданно паники, страха и трепета перед казавшейся несбыточной возможности осуществления всего этого он нервно и резко повел рукой, и дверца брызнула дождем осколков. Вилле вытащил книгу через разбитое стекло, увлекая за ней клубки паутины и подняв тучи пыли, осыпающихся со страниц. Книга была тяжелой, какой-то неестественно тяжелой и вместе с тем тонкой, словно тетрадь. Он провел рукой по обложке, стряхивая паутину и уже завязшую и ставшую густой пыль и с трепетом и колотящимся сердцем уставился на теперь хорошо видную надпись, забыв о существовании Эшли за своей спиной, да и что там Эшли - сейчас для него существовала лишь вот эта грязная обтрепанная книга в его руках... Он положил книгу на рядом стоящий небольшой, но все такой же привычно грубый массивный стол и открыл ее.
Страницы были пусты, ни на одной из них не было ни буквы... Он провел пальцем по листу и тут же понял, что это не бумага... Это больше походило на ткань - грубую, словно... Он вряд ли ошибался - это была именно кожа. Плохо, словно наскоро высушенная и обрезанная так же наскоро и неровно.
Он словно в тумане осознавал, что с ним происходило... С трудом, словно это было очень-очень давно, вспомнил, что Адена велела делать... Он еще мгновение смотрел на пустую страницу перед собой и, вдруг резким движение подняв зажатый в левой руке нож, собрав побольше сил, ударил им по запястью правой, едва не задев золотую цепочку...
Кровь не просто полилась, она брызнула из разорванной вены, заливая страницы. Вилле успел даже удивиться тому, что было практически не больно... или ему просто так показалось в том ступоре и полубодрствующем забытьи, в котором он сейчас пребывал... И почти сразу, как только кожаные листы почувствовали на себе прикосновение крови, он увидел, как алые, почти черные ручейки и лужицы начинают двигаться, растекаться, словно гонимые ветром... Они медленно сливались в буквы... в слова... Некоторые, чуть появившись, тут же исчезали но тут же проступали снова. Вилле продолжал держать руку над книгой, и кровь все лилась и лилась, а ненасытные страницы все вбирали ее в себя, взамен показывая свой скрытый текст...
Вилле всмотрелся в страницы - на них уже обозначился почти читаемый текст... Он хотел уже было убрать руку...
Удар чем-то, судя по звуку и ощущениям, металлическим и очень тяжелым пришелся ему точно в висок. Вилле рухнул как подкошенный, не успев даже оглянуться и понять, что произошло...
Как ни странно, сознания он не потерял, но был полностью обездвижен и все происходящее в дальнейшем показалось ему плохо сработанным старым немым кино, где все замедленно и расплывчато... Откуда-то сзади выскочила Эшли, и, бросив тяжелый канделябр, кинулась к лежащей на столе книге. Вилле не понимал, что происходит - он просто видел это все, но никак не осознавал и не мог сориентироваться, да впрочем и не пытался... Она склонилась над книгой с хищным, ликующим выражением на лице, и ее губы что-то быстро и лихорадочно зашептали - но слов Вилле не слышал. Но что-то вместе с тем начало происходить и с самой Эшли - лицо ее исказилось, словно от боли, словно она не хотела делать то, что делает, словно кто-то заставлял ее... Он несколько раз порывалась отстраниться от стола, но ее словно магнитом тянуло обратно; она попыталась затем хотя бы отвести глаза, но ее шея тут же была обездвижена чьей-то невидимой силой. Через несколько мгновений до его сознания стали доноситься какие-то непонятный обрывки фраз, впрочем, не находящих в его мозгу сейчас никакого отклика...
Но вместе с тем он почувствовал, что что-то происходит... Дом затрясся, мелко, словно недовольно, будто на него взвалили сейчас непосильную ношу и он задрожал от напряжения. Что-то засветилось, и Вилле в ту же секунду увидел, что это была книга... Он вдруг понял, что произошло - ударила его Эшли и теперь... теперь... что она делает?! Зачем?! Ему было проще списать это на горячечный бред, на то, что это ему, скорее всего кажется... Глупость какая...
Вдруг резким жутким звуком слух разрезал громоподобный звон разбивающегося стекла. Темный силуэт с распростертыми крыльями с непонятным звериным воем бросился на Эшли... но тут произошло и вовсе что-то непонятное. Та, оторвавшись от книги все с тем же выражением муки на лице, словно механическая кукла, резко взмахнула руками...
Адену прямо на лету снесло, словно легкий лист порывом ветра. Эшли вновь вернулась к книге, что-то вновь быстро зашептав...
- Дориан!!! - рыкнул низкий голос горгульи откуда-то сзади. Эшли повернулась, неестественно тяжело двигаясь, и, когда заговорила, лицо ее искажалось судорогами.
- Один раз ты меня спасла... А теперь хочешь помешать... - голос был совсем без интонаций и неразборчив, Вилле с трудом различал слова. Но этого мгновения хватило, чтобы понять, что происходит, хотя это и казалось невозможным и неосуществимым... Бред...
Мысли его прервал вторично пронесшийся над его головой темный силуэт... Но Эшли больше ничего не сделала. Она вдруг тяжело осела на пол, словно резко лишенная опоры, и почти сразу полыхнул яркий свет. Адена и Вилле словно ослепли, ничего не сумев различить. Теперь все, казалось, совсем вышло из-под контроля - вокруг теперь был только свет, один свет и ничего больше... Но он вдруг так же внезапно, как появился, начал затухать... Вилле показалось, что мимо него пронеслись две тени, и в следующую секунду понял, что ему не показалось - это были Лиена и Лас...
Вилле приподнялся - сначала на локтях, а потом все-таки сел на полу. Поднес руку к виску - и ладонь окрасилась кровью. Не обратив на это никакого внимания, он обернулся... И вскрикнул, не поверив своим глазам... Не мог поверить, потому что...
Потому что прямо около стола лежала Рита... Все в том же легком платье, в котором... умерла, лежала, словно спала, и ее грудь тихо вздымалась от дыхания. Вилле, словно боясь, что не успеет и она сейчас исчезнет, метнулся к ней, и упав рядом на колени, приподнял ее; а она уже приоткрыла глаза, сонно и удивленно глядя на него.
- Вилле... - тихо позвала она. - Что... что случилось?..
- Все... все хорошо... о господи... - и без того срывающийся голос совсем отказал. - Ты... ты просто спала... Все, тише...
- ВИЛЛЕ!!! - крикнул кто-то над самым его ухом. - Убирайтесь отсюда!!! Быстро, ты меня слышишь?!
Вилле, словно вырвавшись из оцепенения, поднял голову - свет совсем уже исчез, и теперь все было видно явственно. Рядом с ними на ноги поднялась Эшли - с болью, но и с таким выражением на лице словно с нее свалился непосильный груз. Но... помимо нее рядом возник и еще один силуэт... Незнакомый и в то же время до боли известный и ненавистный. Времени осознать почему и как это все произошло, не было.
Вилле видел перед собой Дориана. Он тоже, будто только очнулся, неуверенно пытался подняться на руках... Но его фигура тут же исчезла под тень метнувшихся на него крыльев.
- Уводите их! - рявкнула Адена, и Вилле понял, что она обращается уже к оборотням. Лас, уже приняв человеческий облик, подскочил в Эшли и дернул ее за собой, та поднялась и кинулась следом. Вилле подхватил все еще пытающуюся что-то спросить Риту на руки и бросился вон из библиотеки, уже не оглядываясь... Не оглядываясь и не думая ни о чем, только бы поскорее выбраться отсюда... Они слетели вниз по лестнице, прочь из дома, не видя ничего вокруг, за ним по пятам неслась Лиена, и он чувствовал, что весь дом дрожит, словно грозя и вовсе сейчас рухнуть.
- Лиена! - крикнул Вилле, уже когда они оказались на улице, под открытым небом и увидели, как в окнах на втором этаже полыхает свет. - Лиена... Что произошло?! - задыхаясь, выдохнул он.
- Нам надо убираться! - она возникла где-то рядом с ним, со смесью ужаса, радости и непонимания глядя на, казалось, безмятежно уснувшую на руках Вилле Риту. - Это... это Дориан!!!
- Но как? - он в ступоре не мог сдвинуться с места. - Эшли... Она...
- Да! Вилле, скорее! Нет времени... О черт! Пыль, та пыль! Переноситесь куда-нибудь! Адена долго его держать не сможет!
- Что?
- Вилле... Что происходит?.. Пусти меня, я сама пойду... - тихий голос Риты вмиг перекрыл для него все другие звуки.
- О господи... - только и смог прошептать он, чувствуя, как подкашиваются ноги. Все получилось... Она здесь, она жива!
Он спустил ее на землю и сам едва не рухнул, не в силах держаться на ногах, и она испуганно ухватила его за плечо. И тут в доме что-то оглушительно грохнуло, затряслась и уже сама земля, с откоса посыпались мелкие камешки...
- Вилле, да уходите вы!
- А вы? - только и успел выкрикнуть он, но Лиена резко пихнула к нему мало что, казалось, осознающую Эшли. Вилле отшатнулся было и все-таки не удержался на ногах. Уже упав на колени и слыша, как Рита что-то кричит ему, он сунул руку в карман, сгреб в горсть тонкую невесомую пыль и, словно бы ему кто-то подсказал, что надо делать, швырнул ее вверх и ухватил за руки Риту и Эшли...

11

Глава 16
Первое, что он услышал после секундного затишья, это чей-то истерический визг где-то совсем рядом с собой. И потом почувствовал, что падает... Он рухнул бы ничком прямо на каменный пол, но успел выставить вперед руки. И открыв наконец глаза, понял, что находится в... обеденном зале Хелланда, в котором уже началась паника, вызванная их появлением. Рита была рядом, уже поднимаясь с пола. Прежде чем он успел что-то понять, он почувствовал, что его вздергивают вверх чьи-то сильные руки. Вилле мельком глянул на человека - это был Дракула. Риту тут же сгреб появившийся рядом Салливан и куда-то потащил ее, прежде чем она или Вилле смогли хоть что-то понять.
- Стойте! - отчаянно закричал Вилле, не попытавшись даже разобраться, что происходит, хотя он понимал, что все - все кончилось, они в Хелланде... - Стойте!!! Куды вы ее ведете?! - он рванулся вперед, но Дракула крепко держал его. - Куда... Не надо!
- Успокойся! - Дракула притянул его к себе. - Все в порядке! Ее отведут в больничный корпус, слышишь?! Вилле... Успокойся!!! - крикнул он, видя, что Вилле снова пытается вырваться, не слушая его. - Успокойся... Что произошло?!
- Не надо... Не уводите ее!!! - ослабевшим шепотом взмолился Вилле, уже почти не пытаясь освободиться. - Не надо...
- Все нормально, успокойся, прошу тебя! С ней все... все будет в порядке! Ее только отведут в больничный корпус! - повторил он. - Вилле... Идем!
Салливан и Рита уже покинули обеденный зал. Теперь тут оставалась лишь не очень большая толпа учеников, окружавшая их. Рядом, словно в каком-то истеричном припадке, в руках Адамса, не замеченного Вилле ранее, всхлипывала и вся тряслась Эшли. Вилле, силясь подняться на ноги, взглянул на нее, и тут же его словно окатила водой уже известная, но только сейчас полностью осознанная им мысль. Дориан... Дориан - его дух, призрак, что угодно! - он был в ней... Он управлял ею!.. Вилле рванулся к ней, словно бы она еще была под его властью, и Эшли, уже окончательно в истерике и с ужасом глядя на горящие бешенством глаза Вилле, рванулась из рук Адамса, задыхаясь рыданиями. Но тут же его снова кто-то схватил, не давая добраться до нее.
- Прекрати!!!- рявкнул Дракула. - Идем!!!
Не став тратить время на путь до кабинета Дракулы, они с Адамсом почти одновременно переместились туда, вместе с Вилле и Эшли. Его тут же усадили - почти силой - в какое-то кресло, а вот с бьющейся в истерике Эшли им пришлось еще долго мучиться, пытаясь ее успокоить. Наконец она затихла, только судорожно всхлипывая и как-то истерично постанывая.
Перед Вилле, который бессильно висел в кресле, снова появилось чуть расплывчатое лицо Дракулы.
- Вилле... Вилле, ты меня слышишь? Что произошло? Что с тобой?
- Я... я... она была там! Книга там была!!! - вскрикнул Вилле. - Ты знал, что она там!!! Знал, что она существует!!!
- Все ясно... - Дракула покачал головой - ему все, в принципе, было ясно и без этих его слов. - Я так и думал... Я так и думал... Но... Вилле, но расскажи, что случилось? Почему Эшли была с тобой!?
- Эшли?! - Вилле подскочил бы с кресла, если бы Дракула вовремя его не удержал. - Эшли?! Дориан... Дориан управлял ей! Понимаешь?! Его... его дух...
При этих словах Эшли снова забилась в сумасшедших рыданиях, и Адамс вновь бросился ее успокаивать, впрочем, похоже, не очень удачно. Она сидела бледная, как полотно, задыхаясь всхлипами и как-то безумно размазывая слезы по лицу. Адамс, видя, что слова уже не имеют на нее никакого воздействия, теперь уже просто тряс ее за плечи, пытаясь привлечь внимание.
- Что?! О чем ты?! - вскрикнул Дракула.
- А о том! Он был... с ней... в ней!!! Она напросилась со мной... он ей управлял!!! И когда мы добрались до книги... Влад!!! - вдруг исступленно закричал он. - Он ведь жив!!! Она оживила его! И Риту, и его!!!
- Что? Как... жив? - Дракула уже вообще перестал что-то понимать в его бессвязной речи.
- Он жив! Я сам его видел! Она оживила его...
- Так ты что же... Хочешь сказать... что Дориана все-таки оживили?! - к ним подлетел Адамс - видимо, до него эти слова дошли быстрее.
- ДА!!!
- Только не это... - выдохнул Дракула. - Ладно, постой... Черт, у тебя же кровь... Держи, - он выхватил у Адамса кусок принесенной им какой-то холстины и, прижав к его виску, заставил Вилле его держать. - И... рассказывай... Расскажи все с самого начала...
- Ты знаешь, что я хотел найти эту книгу... - стараясь говорить спокойно и не сорваться на крик, произнес Вилле. - И я... я решил это... это сделать... Адена рассказал мне, что эта книга спрятана у нас в лесу...
- Что? - Дракула не поверил своим ушам. - У нас?! Здесь?
- Да... Но постой... Она не знала, где конкретно, и мы отправились почти наугад. И со мной... Эшли напросилась со мной, - он услышал, как она снова всхлипнула при звуке своего имени.
- Так... постой... - Дракула подошел к скорчившейся в другом кресле девушке. - Эшли... Эшли, послушай меня... ты должна ответить мне на вопрос... - он поймал ее руки, отстранив их от ее лица и заставив посмотреть на себя. - Только успокойся, хорошо? Скажи... Дориан... он... он управлял тобой?
Несколько секунд она молчала, все еще даваясь судорожными всхлипами, и потом, наконец, заговорила, едва разборчиво из-за никак не прекращающихся рыданий.
- Да... Да! Я ничего... ничего не могла с этим поделать...
- Как это случилось?
- Я не знаю... Не помню... Все началось после... после того, как Вилле... и Рита... там, в подземелье... Я не знаю! - вскрикнула она. - Я не могла ничего поделать...
- Само собой... Послушай, успокойся... Все в порядке, теперь все в порядке, слышишь?
- Д-да...
- Вот так, умница... Тебе больше ничего не угрожает... Только успокойся, прошу тебя... Ты чувствовала как-то его присутствие в себе?
- Нет... Точнее, да... Иногда... Он... он почти всегда молчал... Но потом... потом заставил меня пойти с Вилле... Напросится с ним... Потому что он знал, что он ищет книгу и это был его шанс...
- Он разговаривал с тобой?
- Нет... Нет... он только... только заставлял меня делать то, что ему было нужно... Я не знаю... не знаю, как...
- Я просто не могу в это поверить... - Дракула схватился руками за голову. - Он... он сумел после смерти... вселиться... вселиться в нее... Вы понимаете, что это значит?.. Да это же просто невозможно? Как он смог?!
- Мы его сильно недооцениваем... Черт, он был здесь, в школе, под самым нашим носом! Ты представляешь, что он мог узнать?! - остановившимся взглядом вперился в Дракулу Адамс.
В этот момент, оборвав их разговор, хлопнула дверь и вошел Салливан.
- Как девочка? - тут же спросил Дракула, резко повернувшись к двери и не дав тому произнести и слова.
- Она в полном порядке... - кивнул тот, и, как ни странно, посмотрел на Вилле с нешуточным беспокойством. - Она у миссис Дюраль в больничном корпусе...
- Ясно... - кивнул Дракула, Салливан же, продолжая смотреть на Вилле, не говоря ни слова прошел в угол кабинета и занял позицию молчаливого слушателя.
- Эшли... продолжай, прошу тебя...
- Я не знаю... не знаю... я была с Вилле все это время... А потом я почти ничего не помню, что было... Помню, что он хотел использовать эту книгу, заставил меня ударить Вилле... я не хотела его оживлять! Я не хотела... я... - в конце концов ее голос все-таки сорвался.
- Хорошо... - Дракула заглянул ей в лицо. - Успокойся, теперь все будет нормально, больше тебе ничего не угрожает, ты меня понимаешь? - она мелко закивала, вытирая слезы. - Вилле... - Дракула повернулся к нему. - Расскажи все ты. С того момента, как вы оказались в лесу... вы ведь искали ее в лесу, так?
- Да... -устало и слабо выговорил Вилле, зажмурив глаза. Удар в висок все же ощутимо на нем сказался - голова кружилась и болела, его даже тошнило от боли. - Адена знала только, что книга эта... она у гор... но где - она не знала... И поэтому мы решили сначала добраться туда... И... Влад, послушай... - Вилле на мгновение отнял пропитавшуюся кровью тряпку от виска. - Я же... я же его чувствовал... Получается, я был прав... - проговорил он словно сам себе.
- Что? Что ты имеешь в виду?
- Я чувствовал его... его близость... что он рядом... Мне казалось... Эшли - это он... У меня словно были какие-то припадки - один раз я потерял сознание... а когда пришел в себя... мне показалось, что я вижу его...
- Что? Но ты не мог... Этого нельзя увидеть или почувствовать...
- Я не знаю... Я не знаю, это просто было так! Мне казалось, что я схожу с ума... Ведь он не мог быть рядом... Я не знаю... Это может, совпадение... ну не знаю я! - с мукой в голосе выдохнул он.
- Я ничего не могу понять... Но ладно, продолжай...
- Мы встретили в лесу двух... двух оборотней. И если бы не они, то мы бы ни за что не нашли книгу...
- Оборотней? И они знали, где книга?!
- Да, знали... Это были... девушка... Лиена... и еще парень...
- Лиена!? - вскричал Адамс, подлетев к нему. - Ты сказал - Лиена?!
- Да, Лиена... Она... она же была с Дорианом, так?
- Да... Но... господи... - Адамс вдруг побледнел. - Ты сказал - оборотней? Она... Нет, ты же не хочешь сказать что она...
- Да, она оборотень... Ее укусил... оборотень... Как раз шестнадцать лет назад... И Дориан не захотел снять с нее проклятие... Она рассказал мне все об этом... Он не снял его, хотя мог... И бросил ее в лесу... И она там осталась - встретила еще одного оборотня... Ласа... и они теперь вместе там... живут...
- Я не думал... я и представить не мог... что... - Адамс замотал головой, словно Вилле только что сказал непростительную глупость. - Так вот что с ней случилось! Бедная девочка... Она действительно пропала тогда, но мы не знали, почему... сначала думали, что она ушла с Дорианом... но это было не так... а оказалось... Это ужасно! Влад, скажи, мы сможем чем-то помочь ей?
- Я не знаю... - тот задумчиво покачал головой. - Если мы найдем ее... То, возможно... Ладно, об этом потом... Вилле, продолжай...
- Она привела нас туда... к книге...
- Куда именно?
- Я не знаю... я не помнил дороги... Они вели нас... к горам, но я не могу сказать, куда именно... Это был дом какого-то отшельника... Она сказала мне, что в этом лесу жили маги, которые уходили ото всех и скрывались там...
- Да... - Дракула кивнул. - Дальше?
- Это был его дом... Лиена знала этого мага... Он даже хотел снять с нее проклятие... Но он не успел доделать то, что задумал, он умер несколько лет назад... И к нему попала эта книга...
- Но как?! - вскричал Дракула. - Такие вещи не хранятся просто так в личных библиотеках!
- Я не знаю... И Лиена не знала... Но это уже неважно... Мы пришли туда... и книга была там... действительно была... Я знал - мне рассказала Адена, что делать. И я...
- С помощью крови?.. Иначе ее не прочтешь...
- Да... Я разрезал вену и когда кровь попала на страницы, там начали проступать слова... Появился текст... Но потом... потом Эшли ударила меня сзади чем-то, я упал... Она что-то говорила - я не слышал... Я сначала ничего не понял... Потом... Влад, я очень плохо тогда понимал, что происходит... - Вилле помотал головой, словно бы это могло помочь собраться с мыслями. - Потом, кажется, появилась Адена... Она бросилась на... нее... Но она... в смысле, не она...
- Дориан, управляя Эшли... - подсказал Дракула.
- Да... Адену просто отбросило, и тут полыхнул яркий свет... очень яркий... я ничего не видел, но когда этот свет погас... Все уже кончилось. Рита... была там... я увидел ее... Но... Дориана я сначала не заметил... Адена приказала нам убираться, и мы... мы просто побежали вниз, из дома... С Лиеной и Ласом... а потом переместились сюда... с помощью вот этого... - Вилле, вспомнив о шкатулке с серой пылью, вытащил ее из кармана. Дракула осторожно взял ее у него из рук.
- Что это? - нахмурился он.
- Я не знаю... Лиена мне сказала, что это создал тот маг, в доме которого хранилась книга... Эта пыль помогает перемещаться на большие расстояния... У него много подобных вещей... но я не помню уже...
- Ясно... Вилле... я... - Дракула начал было что-то говорить, но умолк. - Это все просто не укладывается у меня в голове... Я не могу понять... как он сумел овладеть ей... Под самым нашим носом! Это просто невероятно... Черт... А теперь, если он и правда вернулся... Но я не могу понять... Макабрия может оживить только один раз и только одного человека! Почему она оживила двоих?!
В кабинете на несколько мгновений повисло молчание, только на кресле все еще тихо, но уже не так истерично всхлипывала Эшли.
- Влад... По-моему, мне понятно, в чем тут дело... Ты прав, книга могла оживить лишь однажды... Но ты знаешь, что это за процесс? Когда к ней должен был прийти человек, который хотел кого-либо оживить... Ведь он не сообщал книге ни имен, ничего о этом человеке... Она сама... понимаешь, сама видит, кого он на самом деле хочет вернуть и возвращает именно того человека...
- Да... Я понимаю... Но... Боже мой, подожди... Я, кажется, понимаю... У книги просто не было выбора... К ней пришел один человек, но в нем было две души, два сознания... И каждое из них хотело оживить...
- Разных людей... - кивнул Адамс. - Черт... Дориан хотел оживить себя, а она... Эшли пыталась ему противостоять... и хотела оживить Риту! Книга не знала просто, как ей поступить...
- И поэтому оживила обоих... - закончил Дракула.
- Да... Но... это уже не важно... важно то, что Дориан все-таки вернулся... Это ужасно... Я не знаю... Он вернулся, и я не знаю даже, как бы все это прошло, если бы... но это уже не важно... Меня сейчас интересует только то, что же нам теперь делать...
- Но я не думаю, что он нападет на школу... - вмешался Адамс. - Влад, но я думаю, что нам нужно будет...
- Об этом после! - резко оборвал Дракула. - Вилле... ты еще можешь нам что-то сказать?
- Нет... Только... послушай... мне ведь нельзя оставаться здесь... Меня же... меня же ищут...
- Тебя больше не будут искать... - испытующе глядя на Вилле, раздельно произнес Дракула.
- Почему? - опешил тот, уже подумав, что ослышался или что-то не так понял.
- Не будут... Я в этом почти уверен... Помнишь, я говорил тебе, что подал апелляцию?
- Да... - Вилле замер, не веря нахлынувшим мыслям. Неужели...
- Ну вот... Похоже, это подействовало... Как я и думал... - он чуть помолчал, а Вилле смотрел на него, чуть приоткрыв от потрясения рот и все еще прижимая к виску тряпку. - Твое дело обещали закрыть. - Наконец произнес он. - Ты понимаешь, что это значит?
- Нет... то есть да... То есть... меня больше не обвиняют?! Это... ты... - он задохнулся и не смог больше вымолвить не слова.
- Похоже на то... Тем более - сейчас... Дориан вернулся - это факт. У нас есть свидетели. И у министерства и департамента будут более важные заботы, чем заниматься тобой. К тому же... где преступление, если... если он жив?
- Но... не может быть... - Вилле согнулся, словно живот ему свело судорогой и спрятал лицо в ладони. - Он не мог поверить: его оправдали... Рита жива... Он не мог никак осознать, что такое может быть... Это было для его уже настолько привыкшего к отчаянью сознания просто непостижимым, он не мог поверить, что все происходит на самом деле и с ним... И поэтому он радовался сейчас тому, что у него нет почти никаких мыслей, только какие-то обрывки, крутящиеся в голове, и которые, на его счастье, он не мог собрать воедино...
- Послушай... - Дракула встал прямо перед ним, оперевшись руками о подлокотники его кресла. - Вот что... Я бы хотел с тобой сейчас поговорить о многом. Очень о многом. Ты и сам об этом знаешь. Но, я считаю, не стоит... Пока. Прости, но мне придется резко это оборвать, не узнав от тебя никаких деталей... Но ты, я думаю, понимаешь, почему... У нас еще будет время. Хотя, я думаю, ты должен осознавать, что сейчас Хелланд снова оказался под угрозой... Но не думай пока об этом... Сейчас я хочу только, чтобы ты отдохнул... Мы поговорим об этом потом, хорошо?
- Хорошо... - выдохнул Вилле, как никогда благодарный Дракуле за эти слова. Он точно бы не выдержал больше этих разговоров... Он понял, как он вымотан, как он устал и что у него все жутко болит... Словно до этого его что-то поддерживало, помогая оставаться в сознании и отвечать на все эти вопросы, но сейчас эта опора уже исчезла и он того и гляди, казалось, вовсе лишиться чувств...
- Но... Влад, постой... Рита... Я хочу к ней...
- Нет, Вилле, я тебя прошу, не стоит... Ей... и тебе... вам нужно отдохнуть...
- Что? Но... - Вилле подскочил в непонятном испуге, но Дракула в мгновение ока уже был рядом.
- Успокойся, я же сказал тебе - все в полном порядке! С ней все хорошо! Ты слышишь меня? Вы отдохнете, не тревожа друг друга... И...
- Я хочу сейчас к ней! - крикнул он, от слабости снова оседая в кресло.
- Вилле, я тебя прошу, не стоит. Точнее, советую, слышишь? Я понимаю... После того... после того, что ты пережил... твое желание мне понятно, но это для твоего - и для ее же блага. Ты ведь хочешь, чтобы она отдохнула?
- Да... - с трудом сглотнув, произнес он.
- Ну вот... Поэтому идем в больничный корпус... Тебе нужна помощь...
- Со мной все нормально... - пробормотал он, прикрыв ладонью глаза.
- Ну да, конечно... Все, хватит... Идти сможешь? - Дракула поддержал его, поднимая на ноги. - Давай, я помогу...

Миссис Дюраль уже ожидала их у дверей больничного корпуса, словно знала, что они с минуты на минуту появятся. При виде Вилле, всего в крови, с разбитым виском и вообще уже еле держащегося на ногах, она, запричитав, снова напустилась на Дракулу с криками. Вилле тут же оказался в ее руках, и она уже хотела было увести его, но тут откуда-то вылетела Лайт - перепуганная, бледная и просто в бешенстве - видимо, ей только что доложили о происшедшем.
- Что тут творится? - завопила она, в шоке переводя глаза то на Вилле, то на Дракулу, то на Адамса и все еще всхлипывающую бледную Эшли. - Вало... Что... - начала было она поднявшимся до визга голосом, но Дракула жестом остановил ее.
- Только не сейчас... Вы видите, в каком он состоянии... Дайте ему хотя бы прийти в себя! А я сейчас сам вам все объясню...
- Что?! - возопила Лайт. - Я хочу получить объяснения сейчас же! Вало! Что произошло? Мне только что рассказали о... о том, что вы... Вы нашли книгу?!
- Да... - кивнул Вилле, чувствуя, как в ушах начинает звенеть, так громко, что он уже почти не слышит ничьих голосов, в глазах было мутно и расплывчато. Ему хотелось упасть где-нибудь и отключиться, поскорее, чтобы наконец это все пресечь...
- Где она сейчас? Где книга?
- Я не знаю... - но слабо повел головой, откидывая намокшие от крови пряди с лица. Он даже не был уверен, что правильно понял вопрос - в голове стоял туман, который с каждой минутой становился все гуще и все больше заволакивал сознание... Все начало плыть перед глазами, и Дракула, видимо, замечая все это, поддержал его за плечо.
- ЧТО?! Но...
- Хеллен, хватит! - вмешался Дракула. - Оставьте это на потом!.. Дайте ему оправиться!
Впрочем, с этой просьбой Дракула уже опоздал - Вилле почувствовал, что земля уходит из-под ног, все закрутилось, очертания смешались, словно в бешеной круговерти... Он вдруг качнулся и без чувств рухнул прямо ему в руки - Дракула едва успел его подхватить...

***

Рита осторожно приоткрыла дверь его палаты. Уже сутки он спал, и только сегодня миссис Дюраль позволила Рите, которая сама покинула больничный корпус уже на следующее утро, проведя там лишь одну ночь, зайти к нему.
Как она и думала, Вилле спал. Рита пообещала миссис Дюраль, что не будет его будить, а только посидеть здесь тихо, но и сама Рита, а уж тем более миссис Дюраль прекрасно понимали, что исполнить это не получится...
Она тихо прикрыла дверь и подошла к его постели, заглянув в его лицо. И тут же подумала, что так - не спят... Казалось, он был без сознания или в глубоком обмороке, потому что не бывает у спящего человека такого напряженного лица с застывшим на нем настолько болезненным выражением... Он лежал чуть полубоком, отвернувшись от нее лицом и ровно, глубоко дышал. Рита улыбнулась, глядя на него, и так и не решаясь подойти ближе. Она часто видела его спящим, и каждый раз старалась подольше посмотреть на него, понаблюдать за ним, расслабленным, беззащитным и полностью открытым ей во сне. Однако, сейчас ее мало было одного только любования им... Она приблизилась к нему, так, чтобы если он открыл глаза, он бы ее не заметил. Он был бледен, как, впрочем, и всегда, разве что сейчас чуть больше. Она с болью видела, как он осунулся, как даже внешне успел как-то одной ей заметно измениться за то время, которое... которое она провела без него... Единственное, пожалуй, что могло сказать постороннему человеку о том, что с ним что-то случилось - это туго перемотанное запястье и след от удара на виске - три тоненькие полосочки, закрывающие швы чуть выше и левее светлой брови...
Она прикусила губу. Когда она входила сюда, в его палату, она думала только т том, что наконец-то его увидит, а теперь, когда увидела - поняла, как-то внезапно и вдруг, что стояло за этой встречей, что было с ним и что на самом деле случилось... Мысль о том, что она все это время была мертва, ее совсем не пугала и не казалась даже почему-то чем-то особенным... А вот то, что ей рассказали о нем, шокировало и повергало в трепет...
Она наклонилась над ним, и тихо, чтобы не разбудить, не потревожить его, сложила на простыне руки, и, положив на них голову, уткнулась лбом в его горячую шею. Хотелось просто прикоснуться к нему, почувствовать наконец его близость, которой она была лишена так долго, просто ощущать, что он рядом и знать, что теперь все будет хорошо и все наконец кончилось...
Она надолго замерла так, не двигаясь и даже чуть сдерживая дыхание, словно это могло бы его потревожить и сама, словно успокоенная его ровными ритмичными вздохами, начала уж было тоже словно засыпать, когда вдруг почувствовала, что ритм этот чуть сбился, послышался едва различимый сонный, чуть болезненный хриплый полустон, и голова его перекатилась на другую сторону, лицом к ней на этот раз, и он тихо выдохнул ей прямо в ухо. "Проснулся?" - мелькнуло у нее в мыслях. Он снова шумно выдохнул - и правда просыпался. То ли почувствовав ее, то ли просто так совпало, что он решил проснуться именно тогда, когда она придет...
Она отстранилась, заглядывая в его лицо. Ресницы его задрожали, и она с нетерпение ждала, когда он наконец откроет глаза...
- Рита... - хрипло пробормотал он севшим почему-то голосом - она уже было подумала, что это снова от воспаленного горла. Казалось, как давно все это было... Давно и словно не с ними...
- Привет... - она с трудом сглотнула. Единственное, что ей сейчас хотелось - кинуться к нему и заключить его в объятия... И собственно, почему она не могла это исполнить?
Прежде чем он успел еще произнести хоть слово, она бросилась ему на шею, прижав к себе изо всех сил, приподняв его, еще лежащего и не успевшего даже двинуться, и вжавшись в его плечо. Он, задохнувшись от безжалостно сжимающих его рук, не мог произнести ни слова - но хотел, чтобы она никогда его не отпускала... В глазах было мутно, и он ориентировался сейчас только осязанием, но ему ничего больше и не надо было, кроме как держать ее вот так в своих руках, извиняясь мысленно за то, что он так слабо ее обнимает...
- Рыжий... я по тебе так соскучилась... - она невольно хлюпнула носом. И чувствовала, как он мелко дрожит. - Милый мой...
Он молчал, лишь только покивав в ответ и продолжая стискивать руки и наконец уткнулся лицом ей в плечо, мечтая только лишь о том, чтобы она никогда его не отпускала...
- Вилле... - прошептала она ему на ухо, почувствовав вдруг, как вздрагивают его плечи. - Ты... ты чего? Ну... не надо...
- Нет... нет, ничего... - хрипло шепнул он и выдал этим слезы в голосе.
- Ты плачешь?.. - она растерялась. - Зачем?.. Все ведь хорошо...
- Я знаю... Все... все в порядке... - пролепетал он. - Прости... - он чуть отстранился, вылез из-под одеяла и сел перед ней на колени. Снова хотел приблизиться, но она взяла его щеки в ладони и заглянула в его влажные глаза, несмотря на то, что он так старался их спрятать...
- Ну что ты?.. - с жалобной улыбкой спросила она. - Солнышко, не плачь...
- О-ох, Рита... - тяжело выдохнул он. - Я... хорошо... прости... что это я, в самом деле... Как ты?
- Со мной все отлично! - горячо заверила она. - Меня давно уже выпустили, а ты тут уже вторые сутки спишь... - она немного грустно улыбнулась.
Он смотрел на нее, не зная, что же ей сказать, и в голове крутилась только одна мысль, плохо и примитивно сформулированная... Она теперь вернулась, она теперь снова была с ним - и ему казалось, что все теперь по-старому. Не хотелось заводить разговора о том, что произошло, хотелось просто вычеркнуть это из памяти и жить дальше... Но он понимал, что не говорить об этом они не смогут...
Рита, казалось, тоже не знала, что сказать - сидела напротив и смотрела на него... Но в конце концов кто-то из них должен был нарушить молчание...
- Тебе Дракула рассказал, что произошло? - спросил он.
- Да... Рассказал... Правда, не очень-то подробно...
Она посмотрела на него, думая, стоит ли задавать очередной вопрос или не стоит. Он молчал и смотрел на нее, и на ресницах его еще остались блестеть две крошечные слезинки... Но для нее это было не просто молчание - она слишком хорошо его знала, чтобы не понять тех слов, которые он за этим молчанием скрывал... И поэтому решила, что не стоит ничего спрашивать... Она внимательно посмотрела ему в глаза, моля в мыслях: "Ну улыбнись... хотя бы улыбнись... Почему у тебя такое несчастное лицо?"
- Что там было? - спросил он вдруг, и она сразу поняла, почему он никак не осмеливается улыбнуться. Боится, что это будет неуместно... Боится, что на нее саму это наложило неизгладимое впечатления, что она никогда больше не будет прежней... И как же он ошибался!
- Там ничего не было! Я знаешь... спала, наверное, просто... Вилле, я не знаю, мне не было страшно! Совсем нет! И сейчас - поверь! - все в порядке! Я даже не собираюсь это вспоминать! И не хочу, чтобы ты казнил этим себя!
Он все еще молчал, думая, что же сказать ей. И очень хотел поверить, что все это и правда так...
- Мне было так плохо без тебя... - проговорил он и закусил губу.
- Я знаю... Но теперь-то все кончилось...
- Ага... - он мелко закивал. И правда ведь, кончилось... Как ни трудно было в это поверить, но кончилось... Хорошо, что она не знает... никто не знает - что он уже хотел себя прикончить... разве думал он тогда, что все это может иметь такой конец?..
Снова неловкое молчание. Да что хоть с ними происходит?! Еще не было такого, чтобы они не знали, что друг другу сказать... Хотя это, наверное, неудивительно - ведь еще не было такого, чтобы умерший человек возвращался... И теперь они не знали, что же говорить...
Рита придвинулась к нему ближе, а он так и сидел на коленях перед ней. Ее взгляд вдруг упал на него руку - на безымянном пальце у него она заметила и почти сразу узнала свое серебряное колечко... Она осторожно взяла его руку, поднеся ближе к глазам.
- Я взял его... когда вернулся... - проговорил Вилле. Рита улыбнулась и погладила его тонкие холодные пальцы.
- Хочешь оставить? - спросила она. Он снова закивал, зачем-то прикусив губу.
- Вот и хорошо... Пусть будет у тебя, - она накрыла ладонью его руку и улыбнулась, надеясь, что хоть теперь он ей ответит...
И он наконец улыбнулся. Как же она скучала по этой его улыбке... Она протянула руку к его лицу, но коснуться разбитой брови так и не решилась, опасаясь причинить боль.
- Тебе швы накладывали... Шрам останется... - проговорила она.
- Ну и что... - он пожал плечами. - Зато будет память от Эшли... - хмыкнул он. - Кстати... С ней-то что? Наверное, она от меня теперь шарахаться всю жизнь будет...
- Как раз наоборот! Она тут полдня под дверями больничного корпуса торчала, спрашивала, как ты. Она в порядке, похоже... Она не такой человек, чтобы долго что-то помнить, - улыбнулась Рита.
- Хорошо... О, черт... Я же забыл совсем... нет... Лиена!..
- Что - Лиена? - не поняла Рита. - Это кто?
- Оборотень! Тебе Дракула разве не рассказал про нее? Она нас к книге привела!
- Рассказывал... Ах, да... А в чем дело?
- Что с ней стало? Они же остались там! И Адена! - в его глазах метнулся страх. - Там же был Дориан...
- Но... послушай, Вилле... Наши пегасы вернулись буквально час назад... А Эшли сказала, что вы их привязывали... Значит, кто-то их освободил... А кто, кроме них?
- Меня это мало успокоит... О нет... - он провел ладонью по глазам. - Адена... Она не возвращалась?
- Нет... - Рита покачала головой.
- Она бы прилетела... - проговорил он убитым голосом. - Неужели он... Она же осталась с ним... А мы убежали... Он мог ее...
- Вилле, но... Подожди... Надо спросить у Дракулы - он может что-то знать. Успокойся, все с ней будет в порядке...
Он смолк, о чем-то напряженно думая. Рита легко толкнула его в плечо, вырывая из плена мыслей.
- Не расстраивайся... - она улыбнулась. - Все будет нормально!.. Давай пока не будем об этом...
- Ага... - вздохнув, кивнул он, но ничуть не успокоившись в душе, стараясь, однако, не показать этого внешне. Сейчас мысль о том, что Рита здесь и снова с ним, затмевала все остальное, он хоть и пытался усовестить себя в том, что так отмахивается от всего остального, тем более - от тех, кто ему помог Риту вернуть - но все это было тщетно... - Послушай, а когда я отсюда выйду? Тебе миссис Дюраль ничего не говорила?
- Она сказала, что тебе лучше вовсе пока не вставать! - она скептически подняла бровь. - А я вообще обещала тебя не будить...
- Как всегда... - вздохнул он. - Я нормально себя чувствую... Знаешь что... идем-ка к ней, я тут не собираюсь валяться... Скажу, что я в порядке и пойду лучше в свою спальню...
- Нет, ты оставайся, а я сейчас ее позову! - Рита, видя, что он собирается подняться, положила руку ему на плечо и заставила сесть на постель. - Подождешь?
- Хорошо... Я жду, - он улыбнулся и сел на постели. Рита выскочила за дверь, а он остался ждать, молча глядя на дверь. Хотелось курить - он уже, наверно, неделю обходился без этого, но как-то не вспоминал об этом и не думал, а теперь снова почувствовал эту потребность... Но однако здесь он решил не курить - у миссис Дюраль точно случилась бы истерика, увидь она это...
Рита вернулась скоро, и вместе с миссис Дюраль. Она посмотрела на Вилле настороженно, видимо, догадываясь о том, что он хочет попросить.
- Добрый день, Вильгельм... - она кивнула ему. - Помнится, ты мне обещала его не будить! - стараясь - впрочем, безуспешно - придать лицу строгий вид, миссис Дюраль повернулась к Рите.
- Я не будила! - замотала головой она. - Честно!
- Ладно... Вилле, как ты себя чувствуешь?
- Хорошо, - заверил он.
- Да неужели! - брюзгливо воскликнула она. - Думаешь, заработал сотрясение мозга, поспал - и все? Знаю я, чего ты хочешь! Нет, не выпущу сегодня, даже не заикайся! Свалишься где-нибудь без сознания, и что я делать буду?
- Но...
- Нет! Не проси даже! И вставать не смей!
- Но я и правда себя хорошо чувствую!
- Вильгельм, перестань!
- И долго мне тут придется валяться? - обиженно сложив руки на груди, спросил он.
- Не знаю, - она удивленно посмотрела на него. - Нет, и не проси! - она замотала головой, видя, как он тут же надул губы. - О тебе же беспокоюсь!
- Миссис Дюраль... - он улыбнулся, чуть опустив уголки губ вниз. - Я, наверное, половину всего времени, что нахожусь в Хелланде, провел у вас в больничном корпусе! Ну хотя бы сегодня... Ну вы же знаете... что... - он не нашелся, что сказать дальше и объяснить то, что хотел - и умолк.
- Я посмотрю за ним! - заверила Рита.
- Ты посмотришь? - миссис Дюраль прищурил<ась. - Так с меня же Дракула кожу живьем сдерет, когда узнает, что я его выпустила! Ох... что ж с вами делать? - она покачала головой. - Ладно! Тебе я его доверю... Но смотри у меня! - миссис Дюраль погрозила Рите кулаком. - Чтобы глаз с него не спускала!
- Конечно!!! - та аж подпрыгнула. - Все будет в порядке!
- Ну-ну... Ступайте в спальню... Ты, Вилле, сегодня еще постарайся полежать побольше, хорошо? - напутствовала она. - И смотри - голова кружиться очень будет, сразу предупреждаю!.. Так что осторожнее будь...
- Хорошо-хорошо! - закивал Вилле. - Ну можно нам идти?
- Можно, можно... Ах да... У вас экзамены скоро начинаются... Хочешь, освобожу? По состоянию здоровья? - она улыбнулась.
- Не-е, не надо, - Вилле, секунду подумав, покачал головой. - А то ведь ей одной скучно сдавать будет, - он улыбнулся Рите.
- Ну, как знаешь... Ладно, ступайте... Осторожнее! - напомнила она, когда Вилле уже направился к двери.

Вилле с некоторым удивлением оглядывал коридоры замка, по которым они шли по пути из больничного корпуса. Как же он успел от всего этого отвыкнуть! Даже не верилось, что он снова сюда вернулся... Он оглядывался, словно был здесь впервые и впервые все это видел... Наконец они оказались перед дверью их спальни, и Вилле, взявшись за ручку, толкнул ее и вошел.
- Ой... - произнесла Рита, выглянув из-за его плеча. Вилле и сам удивленно нахмурился - прямо посреди комнаты валялись их сумки, те самые, с которыми они сбежали.
- Откуда они? Здесь же их не было, когда я к тебе шла... - Рита рассеянно пихнула одну из них ногой.
- Видимо, из министерства... Забрали их, как вещественные доказательства, а теперь они им не нужны стали, вот они и отослали их обратно, - хмыкнул Вилле, потом, видимо, не придавая всему этому особого значения, сел с размаху на постель и потом лег на спину, раскинув руки.
- Я до-о-ома... - протянул он низким довольным голосом. Полежал немного, глядя в потолок, потом снова сел на постели. Долго соображал, чего же ему не хватает сейчас и чего так сильно хочется... Вроде все было теперь при нем, все исполнилось... Но чего-то маленького... незаметного, ничтожного - не хватало, но чего - понять он никак не мог... Смутное беспокойство завладело им, и оно было еще более противно, потому что он не знал, чем оно вызвано... Он сидел, теребя сережку в правом ухе, глядя, как Рита начинает разбирать те самые сумки. На постель полетели вещи, одежда - ее и Вилле вперемешку, за этим всем шлепнулась забытая сигаретная пачка. Вилле тут же встрепенулся, подманил ее к себе, распечатал и закурил.
- Когда же ты бросишь? - Рита со вздохом повернулась к нему.
- А зачем? - он пожал плечами.
- Затем, что я так хочу... - буркнула она.
- Ну... Не обижайся... - он посмотрел на нее, снова обратившуюся к нему спиной. - Я брошу... Как-нибудь... - усмехнулся он себе под нос, думая, что Рита его не услышит.
- Как-нибудь! - передразнила она и снова вернулась к сумкам.
Вилле хмыкнул и снова принялся задумчиво теребить сережку, пока, наконец, не расстегнул ее нечаянным нервным движением чуть дрожащих пальцев.
- Черт... - ругнулся он, пытаясь вставить ее обратно.
- Что ты? - Рита обернулась к нему.
- Сережка расстегнулась... - сосредоточенно закусив губу, словно занятый сложным делом ребенок, пробормотал он.
- Дай сюда, - Рита выхватила у него из пальцев большое серебряное кольцо. - А то ты сейчас себе ухо оторвешь...
Она легко вставила ему сережку и, уже застегивая ее, вдруг тихо ахнула и замерла.
- Чего ты? - Вилле, не поворачивая головы, скосил на нее глаза.
- Ой... Вилле... Посмотри... - она, словно в трансе, оттянула маленькую прядку его волос возле виска. Он, еще ничего не поняв, подцепил ее...
Она была снежно-белой - единственная, тоненькая прядь в массе волос цвета горячего меда...
- Черт... - выдохнул он. Рита смотрела на него так, будто увидела что-то ужасное и пугающее, что потрясло ее до глубины души.
- Вилле... Ты...
- Чего? - он выпустил прядь и непонимающе глянул на нее. - Ты что? - он взял ее за руки. - Ну подумаешь... Такое бывает... Это... это же просто от переживания... от нервов...
- Вилле... - она вдруг обхватила руками его шею. - Вот именно! Господи, теперь я понимаю, что же ты на самом деле пережил... Милый мой... ну что же...
- Да...да брось ты... - запнувшись, произнес он, даже растерявшись ее реакции. - Все нормально... Послушай, дай ножницы...
- Зачем?
- Увидишь... - он улыбнулся. Она отстранилась, ничего больше не спросив, подошла к столу, достала откуда-то небольшие ножницы и передала их Вилле. Он, глядя издалека в зеркало, снова оттянул белоснежную прядь и отрезал ее одним движением.
- Дай ее... мне... - Рита глянула на лежащий у него на ладони клочок белых как снег волос.
- Зачем?
- Ну просто - дай...
- Как хочешь... - он отдал ей прядь. Она зажала ее в ладони, а свободной рукой обняла его снова за шею и прижалась своей щекой к его. Он только вздохнул, легко поцеловал ее в висок и снова замер.
- Flaman ja kuoleman laakari...* - тихо произнес он, обдав ее шею потоком горячего воздуха.
- Что? - она чуть отстранилась.
- Ничего... Это я так... Не обращай внимания...

--------------
* исцелитель живых и мертвых...

12

Рита Шито-крыто
Спасибо, что выложили продолжение)) Похоже, прочитать его хотела я одна.
Как я уже писала, мне понравилась первая часть. Но читать вторую сейчас совершенно нет настроения, да и объемы меня сильно впечатлили.
Но я уверена, в ближайшем времени я обязательно начну прочтение.

13

Закончила читать первую главу.
Итак, во первых, самое начало - между первой частью и второй подразумевается какой-то данный отрезок времени. Но даже самого краткого описания, хотя бы пары предложений, о этом времени я не нашла.
В первом же обзатце мне не очень понравилось предложение:

На его черном фоне в совсем не плавном и не легком полете мимо окна проносились тяжелые мокрые бесформенные хлопья, ударяясь об землю и тут же смешиваясь с грязно-белой массой.

Описание, но как-то через-чур грубо.
Начало слишком банально. Точнее диалоги. Немного мертвые.
В первой же главе идет интрига - горгулья, а в конце и само поведение Адамса. Это меня очень заинтересовало.
Не совсем понятна причина, по которой Вилле отменил "голодовку", наверно автору стоило написать об этом немного подробнее.
Как уже писала, меня поражают размеры данной прозы. Глава довольно большая, достаточно насыщенна событиями.
Мне все же кажется, что автору следовало описать хотя бы краткое содержание лекции, так как про горгулью лично мне практически ничего не ясно.
Остается надеяться, что это будет в следующих главах.
Да и должно быть, обязательно, если следовать логике)).

14

О, это я тоже читала.
Если честно, основа - полный бред. Основано на обвинении парня в убийстве. Даже если его хотели убрать, им легче было подстроить несчастный случай. А они - в тюрьму. Пусть судьи десять раз подкуплены, пусть все хотят засодить и казнить парня, но в любом случае не прокатило бы, будь сторона защиты чуточку поумнее. Есть такая штука, как общественость. Но никто ничего не делал. Казнь. Это же бред. Улик нет. Тела тоже. Тем более парень защищался.
Далее. Сигареты. Откуда он их брал?
Кинига мертвых, или как там ее. Сразу стало понятно, что Рита умрет. Штампик.
Если честно, думала, что горгулия их предаст.
А вообще, мне читалось легко.

15

ой, а можно я скажу?
*тянет ручку*
смерть героини в конце - ебучий признак МС. *__-
есичо, яч не читал и читать не собираюсь.

16

артем.`, вообще-то героиня останется жива!  :dontcare:

17

ой ребят я сегодня целый день за вами наблюдаю.  :D Как модератор этого отдела, могу сказать, что вы оба уже давно флудите. Переходить на личности не стоит, поэтому если вы наговорились, то я удаляю лишние посты, дабы не развивать здесь общение на посторонние темы.

18

Кстати,Ветта.
Я так и не дочитала до конца.
Всё времени не хватает.
А ведь начинала где-то месяца 4 назад ^___^
Начало хорошее.Ну мне понравилось...
Видимо я люблю всякие сопли и пафос :D

Отредактировано Vikki (2010-09-30 09:17:02)


Вы здесь » Библиотека Фанфиков » Архив » Рита Аввелан и книга смерти